Архив   Авторы  

Человек для кабинета
Главная тема

От Михаила Касьянова никто не ждет решительных действий. По замыслу президентской команды он должен старательно выполнять указания Кремля, с тем чтобы обеспечить стране жизнь без экономических потрясений на ближайший год

Раньше все провалы и неудачи правительства вполне успешно списывались на вице-премьеров, ответственных либо за экономический блок, либо за социальную сферу. И потому есть веские основания предполагать, что в новом кабинете сохранятся и эти должности, и чиновники, их занимающие: Виктор Христенко и Валентина Матвиенко. (Фото: Максим Панов )

В минувшую среду второй президент России предложил Государственной думе утвердить восьмым председателем правительства Михаила Касьянова. И нет никаких оснований сомневаться в том, что просьба Владимира Путина будет удовлетворена уже на этой неделе. При нынешнем составе палаты проталкивание любого решения, даже по весьма спорному политическому вопросу вроде ратификации Договора СНВ-2 представляет лишь технические трудности. А при утверждении Михаила Касьянова даже и таковых не предвидится. Другое дело, если бы Владимир Путин внес в Думу кандидатуру, например, Анатолия Чубайса.

Эту возможность активно обсуждали правые, убеждая самих себя в необходимости поддержать Путина. Но мечтам не суждено было сбыться. Владимир Владимирович сделал выбор в пользу технического правительства, руководить которым будет послушный и исполнительный премьер без очевидных политических амбиций.

“У Путина есть ясное понимание того, что у него не больше двух месяцев на проведение решительных преобразований в экономике и реформу власти, — заявил “Итогам” Сергей Кириенко, лидер фракции СПС в Думе, после встречи с Владимиром Путиным в прошлый четверг. — Президент полностью согласен с тем, что необходимо в кратчайшие сроки внести в Думу пакет экономических законопроектов вполне либерального толка. И было бы ошибкой в кадровой торговле потерять эту программу”.

Однако, судя по всему, лидер думских правых выдает желаемое за действительное. И сам Путин, и тем более его окружение по-прежнему не намерены предпринимать резких телодвижений, способных спровоцировать политический кризис. В Кремле и раньше не очень-то торопились с подготовкой к проведению нового этапа экономических преобразований. Тем более не торопятся теперь.

Как выяснилось на прошлой неделе, несмотря на прежние многочисленные победные рапорты, в Кремле нет четкого представления, каким должен быть новый кабинет и чем он должен заниматься. Собственно, работа по формированию правительства началась лишь после инаугурации.

В ожидании стратегических решений, над которыми с прошлого вторника принялся размышлять в тиши своих кремлевских покоев Владимир Путин, подчиненные ему бюрократы инициировали процесс, который был звучно окрещен “помощь новому президенту в деле расчистки поля для новой команды”. Под этим подразумевалась добровольная отставка не только членов правительства перед вновь избранным президентом, как это предписывает Конституция, но всего высшего чиновничества. Первыми заявления “по собственному желанию” написали руководители администрации президента. Прошло это тихо и почти незаметно. В отличие от аналогичной кампании, затеянной в правительстве.

Отставное безумие

В заявлениях, которые в массовом порядке подавали председатели госкомитетов и их заместители, руководители всевозможных федеральных служб, агентств и комиссий и их замы, а также руководители департаментов и управлений, присутствовала невиданная доселе формулировка: “Прошу освободить от занимаемой должности в связи со сложением правительством своих полномочий с 1 июня”. Руководитель аппарата правительства Дмитрий Козак предложил ее 7 мая сотрудникам аппарата правительства, а затем и руководителям ведомств, на которых не распространяется требование Конституции о технической отставке перед вновь избранным президентом. И предложение это, от которого невозможно было отказаться, произвело должное впечатление на чиновный люд.

Очевидцы свидетельствуют, что, например, всегда решительный директор службы налоговой полиции Вячеслав Салтаганов выглядел потерянным и даже немножко испуганным. А один из заместителей руководителя аппарата правительства — Мстислав Афанасьев, молодой, успешный и амбициозный чиновник, — сразу за порогом кабинета начальника на глазах у всего честного народа закатил форменную истерику, честя на чем свет стоит новых начальников и новые порядки. Спокойствие хранили лишь работающие пенсионеры: им разрешено было в отставку не подавать, дабы не прерывать стаж госслужбы.

Судя по всему, кремлевские стратеги, запустив механизм “добровольных отставок”, стремились несколько “встряхнуть” аппарат, который уже давно живет по принципу: “Премьеры приходят и уходят, а мы остаемся”. Один из аппаратчиков Белого дома хладнокровно заметил: “Никуда они не денутся. Как уволили, так и обратно возьмут на работу. Других-то чиновников нет”.

Кроме того, распространение “технической отставки” на все высшее чиновничество позволит новой президентской команде избавиться в кратчайшие сроки и без лишней шумихи от неудобных персон. Например, рассказывают, что практику Александра Волошина и Дмитрия Козака готов взять на вооружение кандидат в министры финансов Алексей Кудрин, дабы “прорядить” своих заместителей. Поговаривают, что в Кремле первой жертвой такой хитрой комбинации может пасть недавно назначенный президентским советником по экономике Андрей Илларионов: источники в президентской администрации не исключают, что в новом аппарате главы государства может и не оказаться института советников-помощников.

Во всей вышеописанной истории есть одна чрезвычайно существенная деталь, которая позволяет судить об отношении нынешних хозяев Кремля к кабинету министров, а главное — дает представление о том месте, которое отводят премьеру. Всей кампанией по увольнению чиновников дирижировал Дмитрий Козак, руководитель белодомовского аппарата и ближайший соратник Владимира Путина. При этом исполняющий обязанности премьера и кандидат на пост главы кабинета министров Михаил Касьянов узнал о происходящем спустя несколько дней и, как утверждают наши источники в Белом доме, совершенно случайно. На удивленные вопросы “Зачем?” и “Почему не сообщили?” был получен предельно четкий ответ: “Это сфера моей и только моей компетенции”.

Формальный премьер

“Касьянов будет решать даже меньше, чем было позволено решать Степашину”, — заметил один из старожилов Дома правительства. Правда, в отличие от Степашина новый глава кабинета заранее был согласен с той ролью статиста, которую ему отводят кремлевские сценаристы. Он и не думает повторять судьбу Сергея Вадимовича, безуспешно боровшегося за право самостоятельно, а не под диктовку кремлевской “семьи”, управлять вверенным ему кабинетом министров.

Михаил Касьянов постоянно держится в тени, дабы ничем не навлечь на себя подозрения в нелояльности. Он не делал никаких заявлений, выходящих за рамки своих должностных полномочий. При этом, даже рассуждая на темы, связанные с государственными финансами и отечественной экономикой, кандидат в премьеры избегал ясных заявлений и предпочитал мажорные ноты. Он словно не слышит многочисленных предупреждений отечественных и зарубежных экономических экспертов: у правительства нет времени, экономический рост, которым российская власть так гордится, скоро закончится, а высокие цены на нефть, которые позволяют Москве аккуратно обслуживать долговые обязательства, выполняя при этом расходную часть бюджета, скоро начнут снижаться.

Однако никто в Кремле от Касьянова не ждет решительных действий. Задача, которую ставит перед новым премьером президентская команда, проста: обеспечить нормальную, без стрессов, работу всех экономических институтов на ближайшие полгода-год. За это время предполагается, что администрация главы государства возьмет под свой полный контроль всю политическую жизнь страны, укрепит свои позиции не только в нижней, но и в верхней палате Федерального собрания.

Спикер Думы Геннадий Селезнев заметил, что у “депутатов нет на Касьянова аллергии”. Надо сказать, что аллергии на Касьянова нет вообще ни у кого, поскольку за кандидатом в председатели правительства просто не числится никаких серьезных решений. Несмотря на то, что Касьянов фактически руководил правительством, пока премьер Путин воевал в Чечне, а потом баллотировался в президенты.

На счету и.о. председателя правительства есть лишь несколько договоренностей о списании и рассрочке долгов России Парижскому и Лондонскому клубам кредиторов. Однако при ближайшем рассмотрении и эти успехи выглядят совсем не так впечатляюще, как их преподносили официальные правительственные пропагандисты. Рассрочку “лучший российский переговорщик” действительно получил, но на очень небольшой срок. Что до списания, то полученное согласие на уменьшение долга на 30% было изначальным предложением кредиторов. Российская же делегация во главе с Касьяновым начинала торг с отметки 70%.

Последние месяцы Михаил Михайлович отошел от переговорно-долговых дел, целиком сосредоточившись на самоподготовке к высокому посту. Как рассказывают правительственные чиновники, он пытался самостоятельно писать тезисы своей будущей программы, рисовать структуру кабинета и присматривать людей на различные должности. Однако довольно скоро выяснилось, что в Кремле точкой зрения Касьянова интересоваться некому, что там уже сами все решили: кто и что будет делать в правительстве.

Характерна еще одна история, случившаяся в начале прошлой недели. Михаил Михайлович принял решение назначить руководителем аппарата правительства нынешнего председателя Российского фонда федерального имущества Игоря Шувалова. В Кремле, однако, инициативу признали неудачной, поскольку уже давно определили на этот пост Дмитрия Козака. Касьянову же, как рассказали “Итогам” в Белом доме, пообещали выдать утешительный приз в виде назначения Шувалова простым вице-премьером. Если, конечно, сохранится существовавшая до сих пор структура правительства.

Двое — не предел

В Кремле преисполнены решимости изменить сложившуюся еще при Викторе Черномырдине схему. До сих пор в кабинете министров существовала трехуровневая система: премьер, вице-премьеры и руководители ведомств. При этом ключевым был именно второй этаж управленческого здания — вице-премьерский. Теперь его предлагается ликвидировать.

Именно заместители председателя правительства в течение последних лет определяли политику в той или иной курируемой ими сфере, именно их секретариаты готовили принципиальные решения, и непосредственно зампреды определяли кадровый состав в ведомствах своего сектора. Вечной историей была борьба за распределение полномочий. Причем наиболее существенными всегда оказывались столкновения между первыми вице-премьерами, один из которых по традиции курировал финансово-экономическую политику, а второй отвечал за промышленную сферу, или, как стало модно обозначать это направление, “реальный сектор”.

Надо сказать, что в последние годы в ходе почти всех реорганизаций правительства предпринимались безуспешные попытки сократить число вице-премьеров до одного-двух. Но ни разу честолюбивые планы не удавалось воплотить в жизнь. Под давлением лоббистских группировок возникал сначала пост зампреда, курирующего сельское хозяйство, затем появлялись особые вице-премьеры по ВПК, социальной политике, связи, науке и культуре, средствам массовой информации, вице-премьеры, отвечавшие за СНГ, за региональную политику, и отдельно — ответственный за Чечню.

Журналисты, работавшие в Белом доме, уже довольно давно сформулировали “Правило одиннадцати кабинетов”, в соответствии с которым правительство, а точнее, его бюрократический аппарат не может нормально и эффективно работать, пока незаселенным остается хотя бы один из вице-премьерских офисов. А их — одиннадцать штук. Пока хотя бы один из них пустовал, аппарат нервничал, опасаясь, что в роскошные апартаменты въедет какой-нибудь интриган, которому не положено по должности занимать помещения в одном из крыльев дома на Краснопресненской набережной. Спокойствие наступало лишь тогда, когда число заместителей председателя достигало заветной цифры. Правда, к этому времени кабинет министров терял всякую работоспособность. И тогда объявлялась реорганизация. Все начиналось по новой.

Теперь кремлевские стратеги намерены сломать старую конструкцию и упразднить орду заместителей—кураторов всего и вся. Схема, которую на прошлой неделе внимательно изучали в окружении президента, предполагала наличие в Белом доме только двух вице-премьеров. Одним из них, как утверждают наши источники, должен стать руководитель аппарата правительства Дмитрий Козак, другим — нынешний первый замминистра финансов Алексей Кудрин.

При этом Кудрин не будет курировать никакого определенного сектора экономики, а станет именно заместителем председателя. Ему предстоит исполнять обязанности премьера в период его отсутствия, а также выполнять отдельные специальные поручения начальника. Что касается Дмитрия Козака, то ему пост вице-премьера обещан не только за прошлые заслуги перед президентом. Лычки зампреда понадобятся Дмитрию Николаевичу при проведении административной реформы. В частности, он будет курировать перестройку госаппарата и процесс перехода аппарата Белого дома под фактический контроль Кремля.

Кадры в тумане

Новая схема кабинета скорее всего не воплотится в реальность. Упраздняя второй — управленческий — этаж, Кремль рискует лишиться привычного громоотвода. Раньше, например, все провалы и неудачи вполне успешно списывались именно на вице-премьеров, ответственных либо за экономический блок, либо за социальную сферу. И потому есть веские основания предполагать, что в новом кабинете сохранятся и эти должности, и чиновники, их занимающие: Виктор Христенко и Валентина Матвиенко.

Впрочем, есть и более серьезные основания предположить, что упрощенная схема правительства с минимальным числом зампредов не будет реализована. Как всегда при формировании кабинета министров, активизируются отраслевые лоббисты. Задача их: добиться появления специальной структуры, которая будет заботиться об интересах отрасли, а также назначения “правильных” людей на максимально высокие посты. И уже на ранних этапах нынешней кампании по формированию правительства промышленным лоббистам удалось добиться серьезного успеха.

Как о деле почти решенном в Кремле говорят о расчленении Министерства экономики и воссоздании Минпрома, а также появлении отдельных специализированных госкомитетов, призванных курировать отдельные сферы оборонной промышленности. На пост руководителя Минпрома, который теоретически может быть совмещен с постом промышленного вице-премьера, дабы “усилить государственное присутствие в ряде стратегических отраслей промышленности”, отраслевое лобби толкает близкого им Юрия Маслюкова, бывшего руководителя Госплана и бывшего первого вице-премьера в левом правительстве Евгения Примакова. Однако источники в правительстве утверждают, что “красные директора” удовлетворятся и менее сокрушительным реваншем и согласятся на замену Маслюкова, который вызывает аллергию у руководителей президентской администрации, на менее одиозную фигуру кого-то из своих коллег.

Что до Минэкономики, которое совсем недавно было одним из могущественнейших ведомств, то его если и сохранят в структуре кабинета министров, то низведут до уровня рядовой конторы, которая раз в год выдает прогноз социально-экономического развития страны. Руководить этим ведомством, возможно, предложат Герману Грефу, шефу Центра стратегических разработок, которому полгода назад было поручено создать глобальную программу действий новой российской власти. По другой версии, популярной в Кремле и Белом доме, Грефу может быть предложен пост министра Госимущества, который Герману Оскаровичу в прошлые годы сулили уже дважды, но который ему так и не достался при прошлом президенте.

Надо сказать, что процесс подбора кандидатур в правительство, как и раньше, сопровождается массой слухов и предположений. Кремлевские чиновники, правда, утверждают, что впервые работа идет без малейших утечек, а слухи, обсуждаемые прессой, были запущены специально ради создания дымовой завесы.

Однако реальная причина множества версий, подчас противоречащих друг другу, в том, что ни президент, ни его ближайшее окружение до последнего времени сами не имели ясного представления, кто будет работать в правительстве. И потому появление новых версий и слухов свидетельствовало отнюдь не о какой-то особой пропагандистской игре, а отражало реальные “муки творчества” кремлевской “семьи”, которой предстояло удовлетворить аппетиты дружественных президентскому окружению лоббистских кланов, не отталкивая совершенно и группировку правых либералов (которым уже пообещали назначение на высокий пост Алексея Кудрина и возможное присутствие в правительстве Германа Грефа, вызывающего стойкую антипатию у Бориса Березовского и Александра Волошина). И не было в этом раскладывании кадрового пасьянса никакой иной “глубинной” мысли.

Да и какой мог быть стратегический замысел, если изначально кремлевские обитатели хоть и неофициально, но заявляли, что правительство Касьянова — временное, что его задача поддержать на плаву отечественную экономику до тех пор, пока не наступит знаменитая “фаза решительных действий” ради большого скачка в светлое будущее. Проблема только в том, что никто во властных кабинетах по-прежнему не знает, когда наступит эта фаза и наступит ли она вообще.

Команда правых либералов, в том числе Евгений Ясин, Алексей Кудрин и Яков Уринсон, принимала активнейшее участие в разработке стратегии развития России, которую готовил центр Германа Грефа. Теперь правые надеются, что их кандидат Алексей Кудрин получит высокий пост первого вице-премьера. Вторым и последним вице-премьером, по планам кремлевских стратегов, должен стать Дмитрий Козак, руководитель аппарата правительства. (Фото: Александр Макаров)

Дмитрий Пинскер
Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера