Архив   Авторы  

Марш на месте
Главная тема

Перетряски в правительстве не затронут силовые ведомства

Второй российский президент, похоже, не собирается кардинально менять доставшуюся ему в наследство систему, при которой почти полтора десятка ведомств, прямого отношения к обороне страны не имеющих, обладают собственными войсковыми формированиями. (Фото: Алексей Дитякин )

Удивительное дело — когда вся чиновная Москва буквально тряслась от нервного возбуждения (что более чем естественно в момент формирования правительства), в силовых структурах царил полный, почти болотный покой. Еще можно понять, почему столь безмятежны были подчиненные министра обороны. Ведь его полномочия Владимир Путин косвенно подтвердил еще в апреле, когда продлил срок службы маршалу Сергееву на год. С уверенностью могли смотреть в будущее и работники МЧС — хотя их шефу Сергею Шойгу штурм заоблачных политических и административных вершин явно не удался, свою преданность Кремлю он доказал, да и на старом месте он проявил себя весьма неплохо. Но вот завидное спокойствие, которое демонстрировали сотрудники МВД, при том что слухи о скорой отставке Владимира Рушайло не ходят, а носятся по столице, требует объяснений. Как и философское отношение отечественных дипломатов к возможности замены главы МИДа Игоря Иванова на Иванова Сергея, нынешнего секретаря Совета безопасности: “От перемены Ивановых, — шутят мидовцы, — сумма не меняется”.

Оптимизм руководителей полутора десятка военных и военизированных ведомств (включая МИД) связан, видимо, с тем, что членами правительства они являются лишь номинально и главе кабинета фактически не подчиняются. В компетенцию последнего входит лишь финансовое и материальное обеспечение этих министерств и служб. Все же кадровые вопросы решает исключительно президент, он же Верховный главнокомандующий. А так как Владимир Путин в вопросах военных и внешнеполитических почему-то чувствует себя гораздо увереннее, чем в экономических, все решения относительно военных ведомств он уже принял. Потому-то чиновники в погонах в отличие от гражданских коллег чувствуют себя спокойно.

“Вокруг экономической стратегии кипят страсти, разные группировки пытаются протащить своих людей в Минфин или Министерство экономики. Понятно, что любое назначение — это и указание на будущую стратегию, и свидетельство, что та или иная группа влияния одерживает верх, — комментирует ситуацию высокопоставленный чиновник администрации президента. — У силовиков же концептуальные споры позади. В январе Владимир Путин подписал Концепцию национальной безопасности, в конце апреля — Военную доктрину. Практически завершена обкатка Концепции внешней политики. Стало быть, как говаривали в прежние времена, цели поставлены, задачи определены”.

Перестройки не будет

На самом деле ни Концепция национальной безопасности, ни Военная доктрина не дают ответа на вопрос, как следует реформировать военную систему страны. Весьма показательно, что один из авторов доктрины, первый заместитель начальника Генерального штаба генерал-полковник Валерий Манилов, в разговоре с корреспондентом “Итогов” заметил, что не видит нужды менять сейчас что-либо в принятых два года назад документах о строительстве вооруженных сил. Иными словами, никакой модернизации громоздкой военной машины в ближайшее время ожидать не приходится.

По той простой причине, что и Концепция национальной безопасности, и Военная доктрина есть результат многочисленных межведомственных согласований. В результате была похоронена не только идея ликвидации войсковых формирований силовых министерств, их демилитаризации, но даже предложение об объединении тыловых служб. В самом деле, какой российский начальник, находясь в трезвом уме и твердой памяти, добровольно откажется от своих госпиталей, санаториев и ведомственных поликлиник, от права делать масштабные закупки и размещать заказы, единолично распоряжаться материальными ресурсами.

Между тем эта махина, включающая полтора десятка военных и военизированных ведомств страны, “потребляет” едва не половину расходной части бюджета. И средства эти тратятся чудовищно неэффективно. В частности, потому что силовики не могут выработать ни общую тактику, ни наладить взаимодействие. Как признает само военное командование, одна из причин весьма значительных потерь в Чечне — почти полное отсутствие координации между подразделениями Министерства обороны, МВД, ФСБ, Минюста, МЧС, ФАПСИ, пограничной службы, железнодорожных и строительных войск. Недаром после каждого нападения на военную колонну командование несколько часов не может установить, какому ведомству эта колонна принадлежит.

Неэффективность и затратность российской военной системы — наследство, доставшееся нам от СССР. Просто в Чечне все эти пороки проявились особенно ярко. Однако ведомства вроде строительных и железнодорожных войск менять ничего не хотят, в частности, не желают становиться гражданскими. По той простой причине, что тогда им придется отказаться от бесплатного, то есть по сути рабского труда людей, призванных в армию для защиты отечества. Не желают демилитаризироваться ни МВД, ни пограничная служба, так как в этом случае им пришлось бы отказаться от привычных способов поддержания общественного порядка и охраны госграницы. К сожалению, Борис Ельцин не только не сломал эту систему, а, наоборот, после событий 1991 и 1993 годов стал наращивать внутренние войска МВД, так как не доверял армейским генералам.

Сегодня, когда идет формирование нового правительства, меняется его структура, Владимир Путин получил уникальную возможность сделать хотя бы первый шаг в сторону оптимизации военного хозяйства. Но президент, похоже, и не помышляет о столь серьезной ломке. Ее необходимости не понимают даже его либеральные советники, разработавшие “Стратегию развития Российской Федерации до 2010 года”. В этом документе можно обнаружить совершенно правильное, но сформулированное лишь в самом общем виде предложение о демилитаризации правоохранительных органов. Конкретно же предлагается изъять из МВД внутренние войска и создать на их базе национальную гвардию, подчиненную непосредственно президенту, то есть сформировать еще одно силовое ведомство.

При столь противоречивом подходе до структурной перестройки силовых ведомств руки, конечно, не дойдут. Да что перестройка! Президент явно не намерен проводить сколько-нибудь значительные кадровые перестановки, тем самым загоняя вглубь меж- и внутриведомственные конфликты. Например, давно тлеющий конфликт между министром обороны Игорем Сергеевым и начальником Генерального штаба Анатолием Квашниным. Дело не только в том, что амбициозный генерал мечтает занять место министра. Эти военачальники придерживаются противоположных взглядов на то, как следует перестраивать Вооруженные силы. Если Сергеев видит Российскую армию небольшой, компактной, способной сдержать агрессора, опираясь на ядерный потенциал, то Квашнин выступает за наращивание сухопутных сил. Нежелание Путина разрешить этот конфликт означает, что у него нет внятных представлений о стратегии военной реформы.

Малый Совнарком

Нельзя сказать, что в Кремле вовсе не понимают, сколь неповоротлива и архаична система обеспечения безопасности страны. Однако повышать ее эффективность там намерены старым способом: усиливая роль надсмотрщика, в данном случае Совета безопасности. Этот орган, всегда игравший роль пятого колеса в системе российской власти, кремлевские стратеги решили превратить в “политическое” правительство, отводя команде Касьянова роль “технического” кабинета. Пока что эти планы вызывают только улыбки сведущих людей. Хорошо известно, чем заканчивались попытки бывших секретарей Совбеза Александра Лебедя, Юрия Батурина, Андрея Кокошина встать над силовиками, превратить аппарат этого консультативного органа в дублера правительства. Пребывающие в состоянии перманентной вражды руководители силовых структур в таких случаях немедленно объединялись, чтобы дать отпор зарвавшемуся чиновнику. Борису Ельцину тем или иным способом давали понять, что секретарь Совбеза вознамерился оспорить право президента единолично контролировать силовые ведомства. Отставка следовала мгновенно.

Однако на сей раз планы усиления роли Совета безопасности, видимо, не связаны со стремлением конкретного чиновника воспользоваться моментом и поднять свой статус. Инициатива, похоже, исходит сверху, от президента. Показательно, что нынешний секретарь Совета безопасности Сергей Иванов высказывается по важнейшим вопросам международной и внутренней политики, и Кремль его никак не окорачивает. Именно Иванов сообщил журналистам о готовящемся указе Владимира Путина о введении в Чечне прямого президентского правления. Именно Совету безопасности, как следует из слов самого президента, было поручено проанализировать предложения Аслана Масхадова, касающиеся возможных переговоров. Когда в феврале Сергей Иванов в ходе пресс-конференции намекнул, что Москва готова вести переговоры по отдельным аспектам Договора по ПРО, главы ведомств, в чью компетенцию входят эти вопросы, даже не сделали попытки поставить на место секретаря Совбеза.

“Для того чтобы Совет безопасности занял новое, более важное место в структуре российской власти, — сообщил “Итогам” высокопоставленный сотрудник аппарата Совета, — даже не потребуется никаких новых указов президента. Достаточно 83-й статьи Конституции, где записано, что формирует и возглавляет Совет безопасности сам президент. Как только министры — члены Совета осознают, что как раз Иванов является ближайшим советником президента, что он реализует идеи Путина, они начнут в высшей степени внимательно относиться к его рекомендациям”.

Все это более чем вероятно. Но такая “двухправительственная” система власти чревата тем, что важнейшие политические решения, которые будет готовить для президента “политический кабинет”, сплошь состоящий из генералов, останутся без экономической проработки (что и произошло с военной доктриной) — ведь финансово-экономический блок относится к “техническому кабинету”. Хуже того, люди, которые не могут навести порядок в своем военном хозяйстве, получат возможность влиять и на все сферы жизни страны. Говорят, что война это слишком серьезное дело, чтобы доверять его генералам. Тем более эта максима относится к управлению государством.

Слабая координация между армией и МВД - одна из причин весьма значительных потерь, которые несут федералы в Чечне. (Фото: АР )

Александр Гольц
Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера