Архив   Авторы  

Слишком голубые каски
Вокруг России

Ооновских миротворцев в Сьерра-Леоне берут в заложники сотнями

Президент Сьерра-Леоне Ахмад Кабба в июле 1999 года был вынужден пойти на мировую с лидером Революционного объединенного фронта Фоде Санко и даже сделать его вице-президентом. Вряд ли сограждане поняли этот шаг своего лидера. Головорезы Санко уничтожили тысячи ни в чем не повинных мирных жителей и десятки тысяч на всю жизнь оставили калеками. (Фото: АР )

Во второй день мая повстанцы из Революционного объединенного фронта Сьерра-Леоне, под чьим контролем находится значительная часть территории этой страны Западной Африки, захватили в заложники 92 миротворца ООН. Через два дня к ним прибавилось 208 новых ооновцев, а еще день спустя заложников-миротворцев стало 526. Все произошло без большой пальбы. Лишь четверо миротворцев были убиты повстанцами в ходе их захвата.

Лидер Революционного объединенного фронта, он же вице-президент страны Фоде Санко в первый же день кризиса пообещал генеральному секретарю ООН Кофи Аннану уладить ситуацию и освободить заложников, однако слова своего не сдержал. В свою очередь Великобритания, Франция и США отказали генсеку ООН, когда он обратился к ним с просьбой направить в Сьерра-Леоне силы быстрого реагирования. Генсек уже даже придумал название для операции, в ходе которой западный десант должен был освободить заложников и восстановить порядок в стране: "Принуждение к миру". Однако европейцы и американцы проявили неожиданную кротость по отношению к похитителям миротворцев и заявили, что конфликт надо урегулировать сугубо политическим путем.

Удивительную эту историю, которая могла бы послужить сюжетом для Ивлина Во или Грэма Грина, понять трудно, не зная контекста событий, происходящих в небольшой, богатой алмазами и золотом стране. До 1961 года Сьерра-Леоне была "образцово-показательной" колонией Великобритании (никаких национально-освободительных движений), а после получения независимости превратилась в сплошное поле боя между различными повстанческими группировками и правительственными силами. В течение 90-х страна пережила несколько военных переворотов и последние восемь лет не может выбраться из гражданской войны, которая унесла тысячи жизней, десятую часть пятимиллионного населения заставила эмигрировать, а оставшихся жителей ввергла в исключительную даже по африканским меркам нищету. Сегодня Сьерра-Леоне, согласно статистике ООН, по уровню жизни занимает последнее в мире 174-е место и одно из последних по продолжительности жизни (37 лет).

Меньше года назад, в июле 1999-го, президент страны Ахмад Кабба и лидер воюющих с правительством повстанцев Фоде Санко подписали мирный договор о прекращении вооруженных действий и поэтапном разоружении Революционного объединенного фронта. В обмен на разоружение повстанцам была обещана полная амнистия, а руководители фронта получили ряд постов в новом коалиционном правительстве. Так Санко стал вице-президентом страны. Примирение в свою очередь оказалось возможным благодаря тому, что полутора годами раньше, в феврале 1998 года, в страну был введен контингент Западноафриканских миротворческих сил. В нем участвовали военнослужащие из Нигерии, Замбии и Кении. Выступая под эгидой ООН, они действовали решительно и жестко. Очередной военный диктатор майор Корома был свергнут, законный президент Кабба вернулся из изгнания, а повстанцев из РОФ Западноафриканский контингент "локализовал" в их традиционной вотчине - восточной части страны. После этого они и согласились на мировую с правительством.

Мировая, однако, стоила недорого. После того как в конце прошлого года в соответствии с мирным соглашением батальоны Западноафриканского контингента были выведены из Сьерра-Леоне и их место заняли легко вооруженные "голубые каски" ООН (тоже рекрутированные в основном из африканских стран, Индии и Иордании), повстанцы во главе с Санко резко изменили свою линию и вернулись в "окопы". Стало ясно, что придерживаться мирных договоренностей их заставляла лишь сила, которую Западноафриканский контингент во главе с отборными нигерийскими батальонами применял при малейших беспорядках, что называется, не раздумывая. У контингента и был мандат на применение силы. А мандат "голубых касок" подразумевает лишь "поддержание мира с помощью переговоров". Вот пятьсот с лишним ооновских миротворцев и оказались в заложниках у повстанцев РОФ, когда решили в начале мая "с помощью переговоров" заставить их выполнить наконец соглашение о сдаче оружия, которое входило в пакет мирных договоренностей.

Можно, конечно, надеяться на то, что конфликт с заложниками будет урегулирован "политическим путем". В среду в нигерийской столице Абудже встретились лидеры западноафриканских стран и предъявили жесткий ультиматум повстанцам и их лидеру Санко. Если заложники не будут освобождены, то в страну вновь войдут батальоны Западноафриканского контингента. 250 британских десантников высадились в минувший вторник в порту Фритауна. Британский МИД, правда, подчеркивает, что в их задачу входит исключительно обеспечение эвакуации англичан и других иностранцев из охваченной беспорядками страны. Однако британское военное ведомство дает понять, что мандат десантников может быть и расширен. После того как в карательной воздушной акции против Ирака в декабре 1998 года и в прошлогодней операции в Косово англичане сыграли вторую скрипку (чем их не раз пытались уязвить), можно предположить, что в Сьерра-Леоне им захочется продемонстрировать самостоятельность и инициативу и устроить в своей бывшей колонии "вторые Фолкленды".

Дело, однако, в другом. Вряд ли урегулирование кризиса с заложниками решит проблему гражданского мира в стране. В результате прошлогодних мирных договоренностей правительство обрекло себя на сотрудничество с бандитами, которые, как показывают майские события, разоружаться и выполнять прочие обязательства не собираются. Мир в стране на основе этих договоренностей не может быть установлен и потому, что повстанцев из РОФ и их главаря ненавидит большая часть мирного населения страны. 45-тысячная армия Революционного объединенного фронта за восемь лет гражданской войны прославила себя чудовищными преступлениями и расправами с мирными жителями. По одному подозрению в лояльном отношении к власти повстанцы отрубали своим жертвам кисти рук. Не желающих вступать в ряды РОФ убивали с изощренной жестокостью. В Революционном объединенном фронте были специальные карательные подразделения, названия которых говорят сами за себя: "батальон по поджогу домов", "команда по отрубанию рук" и т.д. Отдельные карательные подразделения специализировались на "бескровных казнях" - коммандос попросту забивали своих жертв до смерти, чтобы не тратить на них пули. Во время штурма Фритауна в январе 1999 года 80 процентов жилых домов в столице было разгромлено и сожжено повстанцами из РОФ.

Поэтому мирным обитателям Сьерра-Леоне было, наверное, трудно понять в июле прошлого года, почему преступник, которого международные правозащитные организации обвиняют в организации геноцида собственного народа, в одночасье стал государственной фигурой, вторым в стране человеком. И при первой возможности соотечественники выразили Санко свое отношение. Сразу после захвата ооновских миротворцев дом Санко во Фритауне был осажден тысячами разъяренных горожан, требовавших освобождения заложников и суда над вице-президентом.

Но Санко, видимо, еще не скоро сойдет с политической сцены. Правительство вынуждено с ним считаться, за Санко многотысячная армия, оккупирующая к тому же регион, в котором сосредоточены основные алмазные копи Сьерра-Леоне. В эти края не отваживаются соваться ни правительственные войска, ни тем более ооновские миротворцы. Для Запада Санко "не наш сукин сын", но ничего поделать с ним он не может и потому вынужден признавать в РОФ одну из сторон конфликта. В этом смысле фигура Санко стоит в одном ряду с главарем ангольских повстанцев Савимби и с сомалийским лидером Айдидом.

Возможно, случись такой Санко в Европе, с его властью и влиянием давно попытались бы покончить так же, как, впрочем, не совсем успешно, пытались покончить с властью Милошевича в Югославии. Трудно себе представить, чтобы НАТО после того, как разгромила Милошевича в Косово, пошла бы с ним на мировую и заключила соглашение - пусть и в обмен на какие-то уступки и компромиссы с его стороны. Между тем в Сьерра-Леоне произошло именно так. Повстанцы были разгромлены западноафриканскими миротворцами в 1999 году, Санко бежал в Нигерию, был там арестован, выдан Фритауну, а затем сьерра-леонские власти с благословения Запада (июльский мирный договор 1999 года парафирован послами США и Великобритании) вступили с ним в переговоры, заключили мир и дали важный государственный пост.

Вялую, нерешительную и непоследовательную политику Запада в сьерра-леонском конфликте можно объяснить отсутствием интереса к происходящему в этой стране и в Африке в целом и нежеланием сильно рисковать ради далеких и призрачных целей. Недаром любят говорить, что мол, "час Африки" для Запада еще не пробил. Есть, однако, и другое объяснение. Запад, и прежде всего США, не могут совладать с Африкой, не знают "рецептов" урегулирования здешних конфликтов и постоянно терпят поражения, пытаясь вмешаться в них. Стоит вспомнить неудачное вооруженное вмешательство США в сомалийский конфликт в 1993 году. Или еще более очевидный провал в Руанде в 1994 году, где мировое сообщество вмешалось в межэтнический конфликт между тутси и хуту с большим опозданием, когда счет жертвам шел уже на сотни тысяч. Не дают результатов многолетние попытки ооновского миротворчества в Анголе, Конго, Судане. В конечном счете без участия ООН был урегулирован эфиопско-эритрейский конфликт: решающий вклад в него внес старый враг Запада, ливийский лидер Каддафи.

Запад устал от Африки, которая, вопреки надеждам, питавшим в 40-60-е годы европейских борцов с колониализмом, и не думает идти по пути прогресса и демократии, а чем дальше, тем больше погружается в хаос.

Что делать? В оживленном обмене мнениями на сайте Би-би-си, посвященном конфликту в Сьерра-Леоне, один из участников пишет: давайте будем уважать открытые Дарвином законы эволюции и предоставим людям в Африке самим решить, чего же они хотят - истребить друг друга или сосуществовать ради выживания. Совет, возможно, по-своему здравый. Однако становится как-то не по себе, когда представляешь, что международное сообщество возьмет его на вооружение.

Леонид Велехов

Врез 1

(Фото: АР )

Труды и дни британских миротворцев в бывшей английской колонии. Эвакуировать сограждан из Фритауна им приходится в обстановке, близкой к боевой. Но на досуге еще можно спокойно посидеть, спасаясь от жары, на бортике бассейна в "Сити-отеле". В этом отеле в добрые колониальные времена любил останавливаться Грэм Грин. Его роман "Меня создала Англия" и читает этот британский офицер.

(Фото: АР )

Президент Сьерра-Леоне Ахмад Кабба (вверху) и лидер Революционного объединенного фронта Фоде Санко (внизу)

(Фото: ЕРА)

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера