Архив   Авторы  

Ольга Свиблова. См. на фото
Профиль

В Москве открывается уже третья фотобиеннале. И все благодаря одной женщине

Представьте себе: Москва, Георгиевский переулок, выставочный зал "Новый Манеж", 3.46 ночи. Ольга Львовна Свиблова, куратор фотовыставки "Посвящение", приуроченной к 55-летней годовщине окончания Второй мировой войны, сидя на банкетке перед пустым гардеробом, рассказывает:

- Когда я была во втором классе школы, меня учила женщина, которая явно не подходила мне по эстетическим параметрам. Чтобы она вошла в класс, нужно было открывать две створки двери. Соответственно вся ее психика была отражением физиологии. Она ненавидела меня с такой напряженностью, с которой только может несопоставляться большое с маленьким. А я была очень хрупкой и маленькой.

Женщина такой величины

Хрупкой Ольга Львовна осталась до сих пор. Но слово "маленькая", вне зависимости от конституции, к ней неприменимо. Из всех, кто работает в Москве с так называемыми визуальными искусствами, она - самая модная и "засвеченная". Она - Персонаж. Свиблова не вылезает из телевизора. Свибловские изображения и соображения о жизни постоянно появляются в глянцевых журналах. А ее мнение о новейшей модели сотового телефона компании NN с радостью публикуют в рекламных изданиях означенной компании. Не говоря уж о том, что гипотетический составитель энциклопедии "Кто есть кто в современной России" мог бы моментально найти большинство своих героев, посетив одну из свибловских частных вечеринок.

При этом ее слава вполне обоснована. Свиблова - дипломированный психолог, вошедший в круг русской неофициальной культуры во многом благодаря своему первому мужу, поэту-"метаметафористу" Алексею Парщикову, - умудрилась с конца 80-х годов попробовать себя в разных амплуа культуртрегера. И успешно.

Свиблова организовывала две программы - поэтическую и кинематографическую - для легендарной 17-й молодежной выставки, на которой впервые в большом количестве были показаны работы неофициальных художников (1987 год). Писала - одна из первых - про этих художников в перестроечную прессу, а также в профессиональные издания по искусству. Делала фестиваль в финском городе Иматре - один из первых фестивалей нового русского искусства на Западе (1988). Была куратором художественных проектов: "Искусство как деньги, деньги как искусство", подготовленного для Всемирного экономического форума в Давосе (1991), и "Искусство как власть. Власть как искусство" в ЦДХ (1993). В середине 90-х устраивала персональные выставки русских художников в парижской галерее, принадлежавшей ее второму мужу, французскому брокеру Олливье Морану. Собирала - с благословения своего друга Константина Борового - коллекцию современного русского искусства для его компании РИНАКО (1991 - 1992). Даже учредила ассоциацию "Искусство конца века", которая должна была осуществлять солидные выставочные проекты (1991).

Главное же достижение "мультифункциональной" Свибловой того времени - документальное кино "Черный квадрат" (1988). (Вообще-то по ее сценариям было снято четыре фильма.) Во-первых, наконец на официальном советском экране появились неофициальные художники 60 - 70-х (Илья Кабаков, Эрик Булатов, Владимир Янкилевский, Владимир Яковлев и др.) и съемки шумных акций художественной молодежи эпохи перестройки. Ну, а во-вторых, фильм получил приз на кинофестивале в Канне. Что, мягко говоря, немало.

Но даже это достижение (почему-то с трудом дающееся отечественным профессиональным кинематографистам) блекнет перед грандиозным свибловским свершением последних лет - музеем под названием Московский дом фотографии.

Музея как такового - то есть постоянного помещения с билетершами, смотрителями и фотографиями на стенках - пока нет (хотя проект здания уже готов). Зато есть фотобиеннале и фотофестивали - бесконечные весенние выставки, проходящие под эгидой музея МДФ в самых престижных выставочных пространствах Москвы, от Большого Манежа до Третьяковки и Пушкинского музея. Благодаря этим выставкам Россия выучила имена таких классиков фотографического искусства, как Анри Картье-Брессон, Уильям Кляйн, Роберт Мэпплторп, Сара Мун, Анни Лейбовиц. А также узнала слово "биеннале" и задумалась, как его писать и склонять. Но кроме лингвистических проблем, Свиблова поставила перед Россией проблему общекультурную: как вообще воспринимать современное искусство. Поскольку фотография - это не техника, а язык, и современный художник этим языком легко пользуется. В результате на фотобиеннале можно увидеть не только западных фотоклассиков, но и русских актуальных художников, работающих с фотографией, вплоть до скандального Олега Кулика. Свиблова не забывает о российском современном искусстве, на котором сделала себе карьеру. И даже для оформления выставок МДФ приглашает известных художников отечественного contemporary art Юрия Аввакумова и Сергея Мироненко, а не Церетели и Шилова.

Кстати, именно Церетели и Шилова Свиблова фактически победила, поскольку раньше чудесных классиков заручилась поддержкой мэрии - ее Московский дом фотографии первым получил музейный статус. И вообще, если посмотреть на стоящую на ее рабочем столе фотографию Лужкова, нежно жмущего руку Свибловой, складывается впечатление, что двери мэрского кабинета для нее всегда открыты.

Вторая створка

Так вернемся к дверям, только уже не к лужковским, а к тем самым, школьным. К истории не то про двери, не то про учительницу, которая в эти двери не проходила. В этой байке есть что-то аллегоричное. Делая карьеру, Свиблова тоже открывала вторую створку. Ведь она не была новатором и экспериментатором, рискующим собой.

К примеру. До сих пор одной из своих главных "боевых заслуг" Ольга Львовна считает участие в 17-й молодежной выставке. Но на ней она занималась не показом перестроечного современного искусства, а секцией литературы и кино, входившей в культурную программу выставки. Потому что показывать русскому народу того же Дмитрия Александровича Пригова проще в качестве литератора, а не художника. (Россия в отличие от Запада его как художника до сих пор в упор не видит.) Ведь героями перестроечного "культурного обновления" были доступные массам авторы книжек и фильмов: Рыбаков с Распутиным да Абуладзе с Мережко. Да и вообще с литераторами ей было комфортней, муж ее, как мы помним, был поэтом. Более того, Свиблова уверяет, что выходила замуж не за конкретного поэта Парщикова, а за всю русскую поэзию.

Или другая свибловская "реликвия" - премированный в Канне фильм "Черный квадрат". Снять фильм про непонятного, но уже приглашенного на Запад художника Кабакова в России проще, чем подготовить его выставку (которой так толком никто до сих пор и не сделал). Еще проще выбрать в качестве лейтмотива "Черного квадрата" картину "Фундаментальный лексикон" Гриши Брускина, который как раз накануне создания фильма оказался главным героем аукциона "Сотби", читай - главным (на тот момент) русским художником.

Неофициальная русская культура всем своим весом радостно таранила "железный занавес" и прорубала дверь в Европу. А вторую створку этой, уже прорубленной, двери открывала хрупкая Ольга Львовна Свиблова.

Наконец, фотография. Свиблова занялась ею лишь после того как пожила в Париже, переехав ко второму мужу, мсье Морану, и воочию убедилась, что фото - это очень модная художественная стратегия. Если бы в Париже в тот момент под патронажем мэра Ширака не открылся Дом фотографии и не прошла бы первая фотобиеннале, Юрий Михайлович Лужков не превратился бы в фотографического патрона, да и сама Ольга Львовна не стала бы первой фотоледи России. А прошлогодняя затея Свибловой - фестиваль "Мода и стиль в фотографии" - имеет прямой французский прототип с тем же названием. К тому же московский фестиваль родился как раз тогда, когда глянцевые фэшн-журналы стали непременным атрибутом журнальных столиков просвещенных "новых русских".

С другой стороны, не все так просто. Чуять модные западные поветрия и устраивать в Москве фестивали их имени - "две большие разницы". Свиблова не просто хотела, но и смогла открыть вторую створку. А в России это вещь не менее тяжелая, чем пробивание бреши в "железном занавесе".

Эстетические параметры

Музыкальным фоном к столь полюбившемуся нам рассказу Свибловой про школьную дверь должен служить исключительно Мусоргский с его "Рассветом на Москве-реке". Напомним, что рассказ случился в 3.46. Трудясь над этой статьей, мы на себе испытали, как Свиблова работает. И живет.

Она легко может не спать по нескольку суток (и требует этого же от сотрудников Дома фотографии, прославившегося объяснимой текучестью кадров). Может разговаривать по трем телефонам одновременно (жалуясь, что от сотового телефона у нее ужасно болит голова). Может превращать свою квартиру в запасники фотобиеннале.

Понятно, что ни о какой личной жизни речи нет, что подтверждает и сама Свиблова. Муж - такой же трудоголик - в Париже. Ольга Львовна - на жертвеннике фотоискусства. У них, много лет живущих вместе, до прошлого года не было времени пожениться. А уж когда поженились, то свадьба превратилась в праздник для всех - от любимых художников до замминистра культуры. Свиблова объясняет это тем, что кто-то из гостей мог бы стать спонсором ее музея. Но на самом деле для нее и здесь был важен даже не столько бизнес, сколько сама возможность устроить шоу.

Свиблова, с готовностью ставшая светским персонажем, себе не принадлежит. Она живет по законам "общества зрелища", как в свое время обозвали современную буржуазную цивилизацию французские философы. Вплоть до того, что составление официальных программ фотобиеннале начинается с утверждения списка банкетов в дорогих гостиницах и ресторанах. То есть Свиблова работает с нужными людьми, две трети которых составляют представители СМИ. В результате все мероприятия МДФ освещаются практически всей московской прессой.

Таким же образом Свиблова работает со спонсорами и властью. Списки спонсоров, соорганизаторов и покровителей любой ее сегодняшней выставки напоминают длинные финальные титры голливудского блокбастера. Что не удается российским продвинутым кураторам.

В 1993 году Свиблова сделала выставку "Искусство как власть. Власть как искусство" в качестве вольного куратора-искусствоведа. Теперь, став зависимым от государственных инвестиций культуртрегером, она на собственном опыте убедилась в истинности этого вроде бы риторического названия. Сегодня, после помпезных политических проектов Марата Гельмана (вроде "В поисках Золушки" или "Неофициальной столицы"), дружба искусства с политикой стала вещью само собой разумеющейся. Но мало кто помнит, что главный гельмановский патрон Сергей Кириенко впервые стал меценатом именно с легкой руки Свибловой. Будущий премьер-министр, а тогда председатель правления преуспевающего нижегородского банка "Гарантия", дал деньги на выставку нижегородского фотографа прошлого века Максима Дмитриева, которую Ольга Львовна устроила в Третьяковке. Вполне возможно, Гельман многим обязан Свибловой.

Но главным другом Свибловой должен быть не директор банка или лидер думской фракции, а президент. Ну, в крайнем случае мэр. Ольга Львовна честно рассказывает, что была готова обслуживать любые лужковские инициативы. Она делала специальные выставки и к "Кубку Кремля", и к Всемирным юношеским играм. Сегодняшние безымянные плакаты на московских улицах с военными снимками на фоне мондриановской геометрии - тоже ее рук дело. Но в обмен у нее (и у нас) есть Московский дом фотографии.

В том, что Ольга Свиблова и фотография встретились, есть своя логика. Общедоступное фото и предельно открытая Свиблова - просто созданы друг для друга.

Николай Молок, Федор Ромер

Врез 1

(Фото: Дмитрий Воздвиженский )

Первая леди русского фотоискусства Ольга Свиблова с равным уважением относится и к власти (слева - с вице-премьером Москвы Валерием Шанцевым), и к художникам (с 92-летним классиком советской фотографии Марком Марковым-Гринбергом)

(Фото: Руслан Ямалов )

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера