Архив   Авторы  

Бензин - ваш
Вокруг России

А идеи чучхе - наши!

Пак Чэ Вон проскользнул на борт самолета, следующего в Китай, словно шпион, выполняющий секретное задание. На работе он объяснил, что будет отсутствовать, поскольку ему необходимо пройти медицинское обследование, а в сеульском международном аэропорту Кимпо, чтобы исключить возможность слежки, зарегистрировался под чужим именем. Так что когда 17 марта министр культуры Южной Кореи сошел с самолета в Шанхае, он был совершенно один и ничто не мешало ему выполнить историческую миссию - договориться с северокорейскими коммунистами. В отеле "Хайятт" он встретился с Сон Хо Кеном, высокопоставленным представителем северокорейской стороны, и в течение последующих 22 дней они готовили соглашение о встрече на высшем уровне между руководством Южной и Северной Кореи. Когда дело было сделано и о грядущей встрече было торжественно объявлено всему миру, два корейца отправились в китайский клуб и угостили друг друга коктейлями из виски и пива, которые называют "бомбой". "Сону коктейль понравился, - шутил Пак, возвратившись в Сеул. - Похоже, все корейцы любят "бомбы".

13 июня лидеры двух враждующих государств сели за стол переговоров в Пхеньяне - впервые после окончания в 1953 году гражданской войны, которая завела отношения между Кореями в полный тупик. Встреча диктатора-затворника Ким Чен Ира и Ким Дэ Чжуна дает надежду, что будет разрушена последняя стена, оставшаяся со времен холодной войны. Промышленные гиганты Южной Кореи готовятся к завоеванию северной части полуострова. В Пхеньян зачастили дипломаты со всего мира - от Рима до Канберры. Живущие в Пхеньяне иностранцы отмечают все увеличивающуюся открытость Северной Кореи. "Подозрительности становится меньше, понимания и взаимодействия - больше", - констатирует Дэвид Мортон, представитель ооновской Программы развития в Северной Корее.

Население Северной Кореи по-прежнему фанатично предано Ким Чен Иру, по улицам столицы разъезжают грузовики агитпропа и превозносят до небес достижения его покойного отца Ким Ир Сена. Страна живет в такой изоляции, что мало кто из иностранцев представляет себе, как устроена здесь жизнь, и уж почти никто не знает, как работают внутренние пружины ее политической системы. Однако те, кто внимательно следит за Северной Кореей, считают, что стремление Ким Чен Ира разыгрывать из себя государственного деятеля можно объяснить лишь одним: страна нуждается в помощи. Сегодня Северная Корея - государство-изгой, население которого голодает. По сравнению с 1990 годом экономические показатели снизились вдвое. Большинство предприятий стоят, система государственной власти разрушается. Единственный выход - открыться миру, но этого Пхеньян боится больше всего. "Им необходимо сотрудничество с другими странами, - считает Питер Хейз, содиректор Института безопасности и развития "Наутилус" (Беркли, Калифорния). - Иначе им крозит окончательная катастрофа".

Судя по всему, Пхеньян рассчитывает получить иностранную помощь - в виде инвестиций, - не реформируя свою авторитарную политическую и экономическую системы. Он придерживается идеологии опоры на собственные силы - чучхе. Однако почти полный развал экономики целых регионов заставил правительство смириться со стихийным развитием капитализма снизу - в крестьянских хозяйствах и на рынках. В последних планах предусмотрено участие в экономике Северной Кореи ее бывших врагов: южнокорейских промышленников, американских горнодобывающих компаний, китайских торговцев, а также финансистов из таких "империалистических" институтов, как Всемирный банк. Пхеньян рассчитывает держать их всех "за забором" - в специальных экономических зонах, где их легко контролировать. "Это скорее возрождение характерной для XIX века экономики концессий, чем открытие рынка", - считает консультант Нам Кунг из Нью-Джерси, который часто бывает в Северной Корее.

Правительство Южной Кореи предсказывало, что Северную постигнет судьба ГДР. Однако Пхеньян, чтобы заставить мир с собой считаться, грозил ядерным оружием и ракетами дальнего радиуса действия - и действительно сумел привлечь к себе внимание всего мира. В 1994 году, после того как международные наблюдатели обнаружили, что Пхеньян может нарабатывать оружейный плутоний на реакторах АЭС, Вашингтон согласился построить в Северной Корее два легководных реактора (которые не вырабатывают оружейного плутония), если она откажется от своей ядерной программы и остановит реакторы.

Главный двигатель нынешних перемен - внешние силы, стремящиеся проникнуть в Северную Корею. В прошлом году Вашингтон, Сеул и Пекин объединили свои усилия в деликатной миссии, цель которой - заставить Пхеньян открыться миру. Бывший министр обороны США Уильям Перри посетил Пхеньян и убедил Север отложить "в долгий ящик" свою программу создания ракет дальнего радиуса действия. В обмен Вашингтон должен снять торговые санкции (Соединенные Штаты пока еще не выполнили свою часть договоренностей). Япония тоже возобновила переговоры об установлении дипломатических отношений, результатом которых может оказаться выплата военной репарации в размере 5 млрд. долларов.

Но больше всех стремится к сближению Ким Дэ Чжун. Несмотря на последствия азиатского финансового кризиса, он упорно настаивает на расширении контактов с Севером. Объявленная им "политика оптимизма" (в английском переводе она звучит как sunshine policy) направлена на расширение межкорейской торговли, инвестиций, культурного и спортивного обмена - по его мнению, это приобщит корейцев с Севера к свободе и демократии. Первоначально, как утверждает один эксперт, знакомый с северокорейской ситуацией, "Пхеньян обижался, поскольку в этих отношениях ему отводилась - впрочем, весьма обоснованно - роль бедного родственника". Но тем не менее, как только крупные южнокорейские корпорации, так называемые чеболи, стали "проситься в гости" (разумеется, с подарками - с деньгами, а один раз даже привезли с собой коров), Пхеньян распахнул для них двери. Северную Корею уже посетило более 200 тыс. южан, большая часть - в составе групп, которые корпорация "Хендай" отправляет в морской круиз к горе Кымгансан. За право развивать это туристическое направление "Хендай" заплатил миллиард долларов. А межкорейский торговый оборот составил в прошлом году 340 млн. долларов, что в полтора раза больше, чем в 1998-м.

Есть основания считать, что согласие Пхеньяна сесть за стол переговоров с Югом объясняется чем-то большим, чем алчность. Возможно, это ответ на политическое заявление, сделанное Ким Дэ Чжуном во время государственного визита в Германию в марте этого года. Ким тогда высоко оценил усилия Западной Германии, которая в годы холодной войны сумела выработать формы сосуществования с ГДР, и предложил Пхеньяну помощь на правительственном уровне для преодоления экономического кризиса на Севере. В последние годы Северная Корея направляла своих специалистов на Запад - изучать рыночную экономику.

Южнокорейские корпорации смотрят на Север, вдохновляемые патриотизмом - и мечтой о дешевой рабочей силе. После того как было объявлено о саммите, Федерация корейской промышленности призвала к двустороннему экономическому сотрудничеству и пообещала направить в Северную Корею "десант" для изучения инвестиционного климата.

Сотни мелких фирм уже устремились севернее параллели. Первого апреля сеульская государственная табачная монополия выпустила первые "общекорейские" сигареты "Единство". Их производят в Пхеньяне из смеси сортов табака, которые выращивают в Южной и Северной Корее. Производители считают новые сигареты перспективным товаром, хотя предстоит еще сократить расходы на доставку, провести переподготовку малоквалифицированных северокорейских рабочих и приспособиться к периодическим отключениям электричества в Пхеньяне. "Эти сигареты помогут объединить Корею, - утверждает автор проекта Ли Чол Со. - Для нас это важнее прибыли".

Американские инвесторы тоже заинтересовались. Как стало известно "Ньюсуику", при том, что американские санкции еще не сняты, группа американцев стала разрабатывать проект, связанный с горнодобывающей промышленностью. Пхеньян согласился отдать под контроль этой группы перспективное месторождение золота, меди, цинка и магнезита Хамьян на восточном побережье Северной Кореи.

С самым большим недоверием к возможности Северной Кореи реформироваться относятся международные организации помощи. Ведь они знают, каково здесь, например, проследить судьбу своих собственных гуманитарных грузов. Непримиримая позиция властей заставила уйти из Северной Кореи такие организации, как "Врачи без границ", "Оксфам", "Кэр" (Кооперативное общество по повсеместному оказанию американской помощи). Однако и здесь наметился некоторый прогресс. Одной ооновской организации удалось реализовать систему микрокредита, по которой семьи могут брать небольшие ссуды для выращивания свиней, кур, коз и кроликов. Другая внедрила схему координации распределения посевов, которая позволяет коммунам уходить из-под диктата органов планирования Пхеньяна. Калифорнийский институт "Наутилус" обеспечил энергией деревню, пострадавшую от цунами в 1997 году, - построил ветряки, от которых могут питаться больница, детсад и 60 хозяйств местных крестьян, которые выращивают рис.

Еще один символ будущего - стройка на восточном побережье Северной Кореи. Здесь Международная организация содействия развитию энергетики Корейского полуострова осуществляет проект стоимостью 4,6 млрд. долларов - возводит АЭС. Это результат политического договора, согласно которому Пхеньян отказался от развития своей ядерной программы. Главное действующее лицо здесь - южнокорейская монополия, занимающаяся ядерной энергетикой, на руководящих постах - топ-менеджеры из Японии и США. На стройке вместе с местными рабочими трудятся сотни южан, воспитанных когда-то в духе борьбы с "северными дьяволами". Опасаясь "идеологической заразы", Пхеньян сначала было запретил своим рабочим все контакты с южанами. Строителям приходилось общаться между собой через американцев. Но сейчас уже они контактируют при посредничестве корейских прорабов, а праздники и вовсе отмечали вместе. Когда государственные представители Северной Кореи и руководители стройки собираются и что-то обсуждают, в перекурах южане и северяне дружески болтают и вместе поют караоке.

Конечно, социальные и экономические контакты не смогут быстро разрушить северокорейскую сталинистскую систему. Пхеньян все еще может хлопнуть дверью перед носом у Ким Дэ Чжуна. Однако многое свидетельствует о том, что, по всей вероятности, в стране происходят исторические изменения. В конце семидесятых Китай тоже пытался постепенно "приоткрыть дверь", но капитализм буквально хлынул в страну. Сегодня в Северной Корее так же трудно направлять силы, порожденные экономическим кризисом: голодающих беженцев, спекулянтов черного рынка, контрабандистов, сейчас к ним добавились энтузиасты-предприниматели с Юга. "Правительство никогда не признает, что это капитализм, и будет говорить о "своем стиле социализма", - считает Ким Мен Чол, возглавляющий Корейско-американский центр в Токио, симпатизирующий северянам. - Главный же вопрос в том, что такое социализм". Скоро мир увидит, есть ли у Ким Чен Ира ответ на этот вопрос.

(Печатается с сокращениями)

Джордж Уэрфриц, Б.Дж. Ли(Newsweek)
Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера