Архив   Авторы  

Путь Честина
Профиль

Директор российского представительства Всемирного фонда дикой природы предпочитает не требовать, а договариваться. Но сегодня он - одна из центральных фигур в противостоянии экологистов и власти

"Произошедшее в России за последнее десятилетие развитие рыночных отношений... расставило точки над i: предприятия - лидеры в своих отраслях являются лидерами и в области экологии". До самого последнего времени этот тезис был в "зеленом" движении одной из тех неприличных истин, которые известны всем серьезным людям, но не подлежат публичному обсуждению. Особенно с посторонними, которым трудно объяснить, каким образом знание этого сочетается со стойко негативным отношением большинства "зеленых" к индустриальной цивилизации как таковой. Однако сегодня табу нарушено самым грубым образом: процитированная фраза напечатана в одной из самых высокотиражных российских газет. И нет никакой возможности списать ее на невежество журналистов или безответственность технократов - под ней красуется подпись профессионального защитника природы, директора российского представительства Всемирного фонда дикой природы (WWF) Игоря Честина.

Происхождение

Путь Игоря Честина к его сегодняшней деятельности начался в 14 лет, когда он пришел в знаменитый КЮБЗ - кружок юных биологов зоопарка, своего рода "начальную школу" множества биологов-полевиков. Оттуда лежала прямая дорога на биофак МГУ и далее - в профессиональные зоологи. Однако после окончания элитной языковой спецшколы коренной москвич Честин вдруг подал документы на химико-биологический факультет Калининского университета. По его собственным словам, он почувствовал необходимость пожить отдельно от родителей. Знавшие его тогда люди приводят другое объяснение - в МГУ был слишком большой конкурс, а в армию идти очень не хотелось.

Как бы то ни было, жизненный путь, вроде бы вильнувший вбок, очень скоро вернулся на магистральную дорогу: в 1983 году Честин (по словам его знакомых - не имея никакого блата) переводится-таки на биофак МГУ, причем на самую престижную кафедру полевого отделения - зоологии позвоночных. Из-за разницы в программах ему пришлось потерять год и вдобавок досдать множество курсов. Однако он не только успешно справился с этим, но и за два года учебы на кафедре приобрел такую репутацию, что после окончания остался там работать.

Однако параллельно с этим развивалась и другая его карьера. Еще в КЮБЗе он успел стать членом бюро кружка, ответственным за полевые выезды и экспедиции. Сразу по поступлении в КГУ он пришел в студенческую дружину охраны природы и через два года возглавил ее. Вернувшись в Москву и едва разобравшись с хлопотами перевода, он оказывается опять-таки в дружине охраны природы и в начале 1985 года становится ее командиром.

Ретроспективно это выглядит исключительно целенаправленной карьерой. Однако вспомним, что в первой половине 80-х в стране вообще не было профессиональных природоохранных организаций - ни государственных, ни тем паче общественных (кроме, конечно, Всесоюзного общества охраны природы, штатные должности в котором служили местом трудоустройства неудавшихся или престарелых аппаратчиков, а работа сводилась в основном к сбору гривенников со школьников). Подлинным природоохранным движением были как раз студенческие дружины, которых на рубеже 70-80-х в стране насчитывалось чуть ли не сотни. Инициативные, самоуправляемые, абсолютно добровольные, питаемые энергией своих членов, они добивались удивительно многого (используя для этого, к примеру, тот же ВООП - хотя бы как источник официальных "корочек" общественных охот- и рыбинспекторов) и вдобавок были отличным тренажером для социально активных людей, особенно - потенциальных лидеров. Но применить выработанные навыки было негде - к концу брежневской эпохи несовместимость государства с любой спонтанной социальной активностью стала почти абсолютной. На биофаке МГУ партком и комитет комсомола хотя бы признавали деятельность ДОПа "общественной работой", что избавляло активистов дружины от необходимости имитировать комсомольскую активность. Однако будущей карьере эта "общественная работа" практически никак не способствовала, а при случае могла и помешать. Особенно это касалось сектора БСБ - "борьба с браконьерством", в котором и протекала основная часть дружинной деятельности Честина - браконьер в тверских и подмосковных лесах попадался порой весьма влиятельный. Так зачем честолюбивому пятикурснику (а амбиции Честина, его нацеленность на высокие результаты и безупречное качество любой работы, которой он занимался, были известны всем, кто имел с ним дело) в разгар работы над дипломом вешать на себя такой жернов?

Он, собственно, и не вешал. Или не думал, что вешает. Просто есть такие люди, которые, участвуя в общем деле, неизбежно оказываются лидерами. (Они - лучший индикатор состояния организаций, в которых они подвизаются: если именно они становятся начальниками, значит, "контора" жива и озабочена своими целями больше, чем внутренней жизнью.) Оказываются потому, что нутром ощущают возможные направления развития работы - и сразу же начинают двигаться туда, увлекая остальных. Когда Честин стал командиром дружины в Калинине, это была дружина химико-биологического факультета. За два года она распространила свою деятельность сначала на другие факультеты, став общеуниверситетской, а затем и на другие городские вузы - политех и медицинский. Хотя никто никогда не требовал от нее "расширения" и "вовлечения"...

Командиром биофаковской дружины Честин пробыл год - по уставу дружина была студенческой, и нельзя было нарушать это требование слишком долго. Однако к этому времени в стране уже началась перестройка, и экология оказалась как раз тем полем, на котором происходили первые попытки легализации общественной активности. В 1986 году начинается борьба за остановку проекта "поворота рек". В следующем году неформальный лидер этой кампании писатель Сергей Залыгин создает при Советском комитете защиты мира организацию "Зеленый мир". Сегодня Игорь с некоторой иронией вспоминает об этой попытке "объединить в один кулак" тогдашних властителей дум экологической общественности - писателей Залыгина, Распутина, Астафьева, Яблокова... Выяснилось, что даже при самых лучших отношениях между собой вместе эти люди могут разве что коллективное письмо подписать. Однако в ту славную пору абсолютно невозможное часто вдруг оказывалось возможным: были приняты высочайшие решения о прекращении работ по "повороту рек", о перепрофилировании Байкальского целлюлозно-бумажного комбината (доныне, впрочем, отравляющего "славное море" отходами никому не нужного производства), началась работа по созданию союзного экологического ведомства. А там подоспел и 1989 год с полусвободными выборами Съезда. Честин организовал в университете собрание избирателей, подавляющим большинством голосов выдвинувшее кандидатом академика Сахарова, был доверенным лицом кандидатов Алексея Яблокова и экономиста Михаила Лемешева. Однако Яблокову его помощь почти не понадобилась - он попал в депутаты по "сахаровскому списку" Академии наук, Лемешев же проиграл в своем округе Сергею Станкевичу.

Терпеть поражения Честин не привык. К тому же люди, которых он поддерживал, к началу 1990 года уже необратимо разделились на "демократов" и "патриотов", и быть с одними означало работать против других. Он отходит от публичной политики и уезжает учиться в Манчестерский университет имени королевы Виктории.

Вернувшись на следующий год с дипломом магистра (по специальности "контроль загрязнения окружающей среды"), он тут же защищает кандидатскую по систематике и биологии бурого медведя - дружина дружиной, политика политикой, а все полевые сезоны до отъезда в Англию он проводил в экспедициях. Продолжая работать на кафедре, он активно сотрудничает в разного рода международных проектах (финансовый кризис российской науки уже начался, и нормально работать можно только за счет иностранного партнера). С 1994 года он становится консультантом первых программ Всемирного фонда дикой природы в России - изучения незаконной торговли дикими животными и растениями, охраны и рационального использования камчатского медведя. А в 1996-м, когда фонд объявил конкурс на должность директора российского представительства, Честин подал заявку - и выиграл.

Ниша

"Еще в дружинные времена, - говорит Честин, - я понял, что если чего-то и удается добиться голым нажимом, то такое решение проблемы временно и ненадежно. Настоящее решение - это такое, которое выгодно всем участникам процесса. Надо договариваться".

Сотрудники WWF (их сейчас в России около 80 - плюс тысячи специалистов, работающих по контрактам с фондом) не устраивают акций протеста и театрализованных представлений, не блокируют входы, не прорывают кордоны и не приковывают себя цепями. Все свои проекты они выполняют только с ведома и согласия федеральных и региональных властей. И занимаются не только изучением состояния редких видов, проектированием новых охраняемых природных территорий и помощью уже существующим, созданием и оснащением антибраконьерских бригад, образовательными программами, - но и разработкой бизнес-планов, поиском деловых партнеров, обучением специалистов-производственников, даже оценкой энергетической эффективности коммунального хозяйства. (Так подумать: где "дикая природа" - и где энергоэффективность! Но оказалось, что лучший способ отвести угрозу от нетронутых пока территорий - это содействовать распространению эффективных технологий.) И, конечно, переговорами. Кочевники-оленеводы эвены согласились изменить маршрут своих стад, которые теперь минуют район гнездования стерха. Власти Камчатки отказались от золотодобычи в нетронутых районах полуострова, убедившись, что использование их как охотничьих угодий и туристского объекта элементарно выгоднее. С точки зрения Честина, когда потенциальный нарушитель сам становится заинтересован в охране вида или территории и берет на себя ответственность за нее, то лучшей охраны и не придумаешь.

Конечно, все это - не личная теория Честина. За последние десятилетия мировое "зеленое" движение претерпело заметную эволюцию. Выяснилось, что никакого более справедливого и совершенного миропорядка в обозримом будущем не предвидится, и если кто в самом деле хочет спасать природу - ему придется это делать при помощи существующих социальных механизмов. Что бесполезно говорить об экологических проблемах с человеком, которому нечем кормить своих детей, - зато "средний класс", любимое дитя и центральный элемент многократно проклятого "зелеными" "общества потребления", готов платить деньги не только за чистый воздух в своем городе, но и за спасение каких-нибудь зубров или тигров. И что единственный надежный способ остановить неконтролируемый рост численности населения - сделать это население сытым, здоровым и грамотным.

Неудивительно, что наиболее последовательно и открыто новый подход к экологическим проблемам воплощается именно в деятельности WWF - организации, родившейся в среде европейской светской и деловой элиты и опирающейся прежде всего на профессионалов. Однако кто-то всегда должен взять на себя ответственность за "новый курс" - рискуя заработать репутацию конформиста, соглашателя и "агента системы". Кому-то придется с улыбкой вручать дипломы "Дарителю Земле" за подписью принца Филиппа главам российских регионов, учредившим новые охраняемые территории, - с полным сознанием того, что завтра новоиспеченный "даритель Земле" запросто может подписать какой-нибудь безумный проект, разом обесценивающий его дар. Проблемы экологии занимают одно из последних мест в списке приоритетов региональных и отраслевых начальников - однако за последние годы они худо-бедно приучились хотя бы вообще включать их в этот список. Такой сдвиг (достигнутый, конечно, усилиями не одного лишь WWF, а всех защитников природы, в том числе и состоящих на государственной службе) дорогого стоит.

"Мы исходим из того, что никто не имеет сознательного намерения уничтожить природу, - говорит Игорь Честин. - Мы тут встречались с министром природных ресурсов Яцкевичем. Вместо отведенного получаса проговорили полтора и убедились, что Борис Александрович никакой не злодей. У него свой подход к проблеме, и он так же уверен в своей правоте, как мы - в своей".

Тем не менее сегодня самая, пожалуй, главная задача российского офиса WWF - вырвать функции охраны природы из рук "уверенного в своей правоте" министра, добиться отмены майского указа президента, упраздняющего Госкомэкологию и Рослесхоз и передающего их функции Министерству природных ресурсов. По иронии судьбы получилось так, что самая неконфликтная "зеленая" организация России не только активно поддержала инициативу проведения всероссийского референдума за восстановление федеральных природоохранных ведомств и запрет ввоза в страну радиоактивных отходов (см. ), но и оказалась чуть ли не его штабом. Собственно, и та скандальная фраза, с которой начинался этот текст, взята из статьи, резко критикующей намерения федеральной власти в области охраны природы.

"Ну и что? - пожимает плечами Честин. - Да, мы исповедуем конструктивный подход. Но в сложившейся ситуации референдум и есть самый конструктивный и спокойный выход из создавшегося положения - если только президент раньше сам не откажется от своего решения. Мы ведь не на баррикады зовем..."

Борис Жуков
Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера