Архив   Авторы  

Картина пожарища
Главная тема

Пламя в Останкине высветило пейзаж разрухи в российском телевизионном сообществе

Трудно вообразить себе более впечатляющий и многозначительный символ, нежели тот, каким стало апокалиптическое зрелище горящей Останкинской телебашни, гигантским дымным знаменем развернувшееся над Москвой. Один и тот же набор поразительных знаков увидели в фантастической сцене, словно вывалившейся в реальность прямо из выдуманного мира голливудского блокбастера, почти все. И профессиональные аналитики, мастера высокопарного философствования перед микрофоном. И случайные зеваки из числа тех, которые, - вооружившись кто биноклем, кто видеокамерой, кто домашней "фотомыльницей с зумом", - в ночь пожара сбились в огромные толпы на дальних, ограниченных кордонами оцепления, подступах к горящей башне. Все говорили о "догорающем величии империи" да о "последнем монументе советского могущества", что на наших глазах обращается теперь в пепел.

Чуть позже, когда стало ясно, что пожар в Останкине задушил телевещание всего московского региона и что один из крупнейших мегаполисов мира вдруг словно бы ослеп, пришел черед для иных - но столь же согласных между собою - толкований. Заговорили о пустом телеэкране как символическом образе "новых информационных порядков", о серой шипящей сетке как мрачной эмблеме грядущих времен "молчаливого и скрытного режима", о демонстративно брутальном обрыве в молчание, которым кончилась эпоха "безграничного и безудержного телевизионного словоговорения"...

Сеанс с последующим саморазоблачением

Останкинская катастрофа действительно оказалась сильно перегружена символическими смыслами. Все новые из них продолжают проявляться до сей поры. И, несомненно, еще продолжат - час за часом, день за днем. И удивительно, как много среди этих смыслов оказалось таких, которые, по существу, несли характер разоблачений. Точнее, саморазоблачений. Иногда эти саморазоблачения оказывались вроде бы совершенно неожиданными, но тем сильнее производили они эффект.

На автора этих заметок, к примеру, наибольшее впечатление произвело, пожалуй, то внезапное - и вот уж действительно саморазоблачительное - проявление сущности современного состояния российского телевидения, что можно было обнаружить в программе первого дня вещания на столицу долгожданного "совместного канала" ОРТ и РТР. Два мощнейших контролируемых государством телевизионных концерна после почти трех суток жестокого эфирного голода, когда они были отрезаны от столичной аудитории, должны были решить невероятно тяжелую, на сторонний взгляд, задачу: вычленить то, что составляет самую суть каждого из двух каналов как самостоятельных и самоценных субъектов медиа-рынка. Оказалось, однако, что задача только выглядит тяжелой - причем именно что со сторонней, дилетантской позиции. Для профессионала решение ее примитивно и очевидно: оба канала мгновенно разобрались со своими сетками, без сожаления отсекли из своего вещания "все лишнее", сохранив на своем полотне две, и только две, краски. Новости и дешевые сериалы. Ах да, был еще один полутон - вечернее, дешевое же, кино, которое в принципе по всем своим статьям и статям тоже может быть к еще одному сериалу приравнено. И все. И больше ничего - совсем.

Но ведь надо признать, что составители этой программной сетки, поразительной в своей почти гениальной простоте, совершенно правы. Новости и сериалы - две концентрированных эссенции интересов, пристрастий и потребностей двух социальных типов, которые и составляют абсолютное большинство телевизионной аудитории: зрительской "элиты" и зрительского "плебса". Новости и сериалы - два инструмента, с помощью которых с наибольшей эффективностью и с наибольшими гарантиями успеха генерируется драгоценнейшая из телевизионных субстанций: рейтинг, отвоеванная каналом доля аудитории. Соответственно именно новости и сериалы - два субстрата, на которых произрастает и плодоносит с наибольшей щедростью волшебная лоза телевизионной рекламы.

Без всего остального, как выяснилось, можно и обойтись. Все остальное: все богатства родов, видов и жанров телевизионного искусства, все на свете телевизионные путешествия и открытия, игры и развлечения, расследования и разоблачения - все это более или менее случайная нагрузка, необязательный, в сущности, гарнир к двум основным эфирным блюдам. Каковое обстоятельство и было обнажено перед нами и нам продемонстрировано без малейшего смущения в минувшую среду.

Между тем на фоне останкинского пожарища развернулся и еще один саморазоблачительный, по сути своей, процесс. Только в отличие от вышеописанного максимально публичного акта "профессионального эксгибиционизма" второе саморазоблачение стало, кажется, сугубо цеховым, внутрикорпоративным событием. Речь идет о картине далеко зашедшего и, по всем признакам, необратимого морального распада, которую явило собою в пору жестокого кризиса само же российское "телевизионное сообщество".

И не введи их во искушение...

"Атмосфера телевизионного сообщества - некогда товарищеская, почти дружеская, где существовал, безусловно, очень заметный корпоративный дух, - эта атмосфера, конечно, отравлена. Если здесь существовал еще относительно недавно некий неписаный моральный кодекс, то теперь он разрушен полностью, - признает генеральный директор НТВ Евгений Киселев. - Единственная, кстати, сфера, где в какой-то мере корпоративная солидарность сохраняется, - это техническая сфера. Потому что понятно, насколько люди, которые занимаются чистой технологией, далеки от политики. Но постепенно даже и туда, в техническую сферу, эти политические дрязги начинают проникать".

В беседе с "Итогами" глава НТВ с горечью констатирует: "В нашем сообществе прежде всего "презумпция порядочности" совершенно отсутствует. А вместо нее существует, похоже, "презумпция предательского расчета". Дескать, если ты мне что-то предлагаешь и вроде бы протягиваешь руку помощи, - значит, наверняка что-то подлое задумал, чего-то с меня хочешь получить..."

Михаил Сеславинский, заместитель министра печати, традиционно курирующий сектор электронной прессы, заочно соглашается с этими печальными констатациями Евгения Киселева: "Ситуация в телевизионном сообществе видится отсюда, из стен министерства, примерно так же, как извне их. Атмосфера действительно очень тяжелая, и "презумпция виновности" партнера-конкурента, безусловно, существует. Больше того: существует "презумпция подвоха". Если не подлости".

"Как только начался пожар, в здании Телецентра собрались руководители многих компаний, - вспоминает замминистра. - И несколько часов действительно существовало ощущение полной консолидации. На это время были забыты прошлые раздоры, упреки, игры на обострение и, мягко говоря, дух состязательности, который существует между компаниями. И все мы с ужасом смотрели в окно. Казалось, что может произойти все, что угодно. Положение выглядело ухудшающимся неумолимо, с каждым новым сообщением. Доклад МЧС и пожарных: "Сейчас находимся на отметке "345", пытаемся сделать все возможное, надеемся, что получится". Через час: "Ничего не получилось, находимся на отметке "290", пытаемся сделать все возможное, надеемся, что получится..." И так далее - до утра и до отметки "63". И все это еще на фоне сообщений о том, что лопнуло на такой-то высоте столько-то натяжных тросов, на такой - столько-то, но в любом случае уже в течение ночи стало понятно, что полопается явно не меньше половины. И если бы она упала в ту ночь, люди, которые находились рядом, восприняли бы это не то что как естественный ход событий, но как вполне объяснимый.

Эти несколько часов были. Все их помнят. И я думаю, что не только у меня, но и у многих руководителей компаний в эти часы беды появилось ощущение, что создается какая-то новая нравственная платформа, на которой в дальнейшем могут строиться взаимоотношения".

Однако, по словам Михаила Сеславинского, с благостными иллюзиями всем участникам событий пришлось расстаться очень быстро: "Уже ко вторнику, когда стало можно считать, что с этапа пожарных и аварийно-спасательных работ дело переходит на этап работ восстановительных, тут же встал и вопрос, кто и откуда будет вещать. Стало видно: все уже настолько вросли в традицию такой достаточно "интригующей" конкуренции, что, мне кажется, не представляют себе дальнейшую жизнь без нее. Так что вопрос о восстановлении встал сразу, в первую же минуту, как очень обостренный и нервный...

В какой-то момент, - продолжает г-н Сеславинский, - когда обсуждалось предложение, связанное с вхождением метровых каналов в кабельные сети Москвы через спутниковое вещание "НТВ-Плюс", перепалка между представителями компаний стала уже настолько неприличной, начались такие пререкания, что пришлось удалить журналистов и попросту сказать, что существуют, собственно говоря, два варианта развития событий. Первый - это когда каждый за себя. Вот расходимся - и все. У каждого, в конце концов, есть свои политические и финансовые ресурсы. Кто-то будет договариваться здесь, кто-то там. Кто-то что-то будет покупать для себя, входить в правительство Москвы, в лицензирующие органы - Минсвязи и Минпечати - и поэтапно накрывать вещанием те или иные куски города. А второй вариант, который министерство и пытается осуществить, - это все-таки разработать централизованный план выхода в эфир по наиболее простым схемам и в кратчайшие сроки..."

Взаимное недоверие тем не менее снова и снова давало себя почувствовать, прорываясь в самые неожиданные моменты и в самых неожиданных формах. Полное отсутствие реакции глав телеканалов, в первые дни напрочь выпавших из московского эфира, на заявление ТНТ о готовности транслировать утром, днем и вечером, в "прайм-тайм" новостные программы своих конкурентов... Прозвучавшие в адрес "НТВ-Плюс" нелепые упреки в том, будто бы владелец спутниковой системы вещания, заявляя, что готов предоставить свободный доступ всем желающим к федеральным каналам в открытом, незакодированном виде, - на самом деле коварно намеревается выставить огромные счета за трансляцию сигнала (очевидно, поводом для этих обвинений стала неосторожно произнесенная вслух техническим директором НТВ цифра годовой себестоимости "подъема" каждого канала на спутник)... Крайне "ревнивая", по определению чиновников из Минпечати, реакция телеканала "Культура" на сообщение о намерении вывести НТВ в эфир "на пятой кнопке", исполненная подозрений, что "кнопку отнимут и отдадут другим навсегда"...

Всю неделю "антикризисные" совещания в Минпечати проводились дважды в сутки. И постоянно чувствовалось, как говорит теперь Михаил Сеславинский, "что общая нервозность, общая подозрительность - они уже как бы запрограммированы, практически неизбежны и неизлечимы". "При этом, - делится своими наблюдениями замминистра, - негосударственные компании сходились в одном. Что главный враг, который их хочет обмануть, это скорее всего государство. Оно, дескать, ни о ком думать не будет, беспокоится только об ОРТ и РТР, на всех остальных ему наплевать.."

Вообще-то при всех сетованиях на изначальную взнервленность и особо обостренную мнительность глав телекомпаний трудно было ожидать, что, например, лидеры НТВ и холдинга "Медиа-Мост" с совершенным хладнокровием воспримут знаменитую фразу министра печати Михаила Лесина, прозвучавшую в эфире "Эха Москвы" в понедельник (судя по всему, еще тогда, когда не истекли часы идиллического всеобщего согласия и солидарности, с таким удовольствием вспоминаемые теперь его заместителем): "Новости НТВ определенным образом используют ситуацию и в какой-то степени даже нагнетают обстановку и обманывают зрителя..." Если прибавить к этому другое заявление того же г-на Лесина, сделанное двумя днями позже, - "НТВ, ТНТ, "Эхо Москвы" максимально используют ситуацию в собственных интересах - и политических, и финансовых", - придется признать, что резкая реакция руководства "мостовской" корпорации, к которой относится и наш журнал, была в очередной раз не столько "запрограммирована", сколько все-таки спровоцирована. И провокатором - в первоначальном и наиболее естественном смысле этого слова - выступил не кто-нибудь, а федеральный чиновник высшего эшелона, назначенный руководить от имени государства всей "информационной отраслью".

По сведениям, полученным "Итогами" из собственных источников, никак с "энтэвэшными" не связанных, руководство телекомпании имело весьма веские основания опасаться развития событий, максимально неприятного для единственного частного телеканала общефедерального масштаба. А именно - официальных заявлений, что поврежденный останкинский "Боливар" больше не способен выдержать все вещательное оборудование, которое размещалось на нем до сих пор. А далее - уже полуофициальных разъяснений, что НТВ, дескать, "раз оно такое умное, самостоятельное и предусмотрительное", пусть заново обустраивает свое вещание собственными силами. Наши информаторы утверждают, что в ряде кремлевских кабинетов по меньшей мере обсуждалась - причем достаточно подробно, с попытками спрогнозировать и непосредственные, и более отдаленные последствия предполагаемой операции, - возможность "быстро и радикально решить проблему НТВ", раз уж трагические обстоятельства в Останкине создали для этого "все необходимые предпосылки". Решение проблемы в самом деле могло бы быть совершенно радикальным, даже если бы состояло в том, чтобы задержать возвращение НТВ на привычный метровый канал всего лишь на несколько недель. Ведь ущерб от сорванных в этот период рекламных контрактов возместить было бы крайне трудно.

Ситуация с восстановлением московской инфраструктуры вещания меняется слишком быстро, и мы решительно ни в чем не можем быть уверенными заранее, но пока все-таки похоже, что, хотя искушение было очень велико, участникам "охоты на "Мост" хватило благоразумия, чтобы унять свой азарт. Ближе к концу минувшей недели Евгений Киселев уже мог почувствовать себя чуть более спокойно: "В любую минуту положение, конечно, способно совершенно перевернуться. Но на настоящую минуту я могу сказать так: как мне кажется, власти удалось преодолеть соблазн. Все-таки им, видимо, показалось, что нельзя забывать о том, что у нас есть лицензия на вещание. Причем именно на этой частоте, в этом диапазоне. И понятно, что не возобновить там же вещание, не по нашей вине прерванное, - это, по сути, в одностороннем порядке аннулировать выданную нам на законных основаниях лицензию Минсвязи..."

Обозревая этот разоренный пейзаж, который пламя ночного пожара на башне как будто бы только высветило еще резче и отчетливее, хочется все-таки попытаться понять, когда же это случилось? Кем были посеяны эти ядовитые зерна тотальной подозрительности? На чем была воспитана в этой среде всеобщая готовность быть обманутым, преданным?

Какой-то там феноменальной памятливости тут не нужно. Вспомните события совсем недавние. Вспомните обстоятельства весны 1999 года, когда началась информационная атака с нескольких направлений одновременно на "Медиа-Мост", и НТВ в частности, когда впервые в информационный оборот начал активно внедряться художественный образ "стоящего на грани банкротства", "погрязшего в долгах" медиа-холдинга. Вспомните, как долго "мостовская" пресса старалась не реагировать на это давление, не замечать его и как потом компанию все-таки вынудили защищаться.

Ну что ж, авторы той интриги могут быть довольны. Тогдашняя их затея удалась вполне. Российское телевизионное сообщество - одна из важнейших, влиятельнейших сфер информационного сообщества в целом - разобщено и развращено. И пока оно пребывает в таком состоянии, можно рассчитывать, что справиться с ним, как только потребуется, будет гораздо проще.

Сергей Пархоменко

Врез 1

Евгений Киселев и Михаил Сеславинский. Один наблюдает за жизнью российского телевизионного сообщества изнутри, другой - скорее все-таки снаружи. А мнения о степени опустошенности этого пейзажа у них практически совпадают

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера