Архив   Авторы  

Остались "медные трубы"
Главная тема

Совсем недавно самая совершенная российская техника оказалась бессильна перед стихиями огня и воды. Первый заместитель министра по чрезвычайным ситуациям Юрий Воробьев, однако, полагает, что главная опасность - техногенные катастрофы

- Юрий Леонидович, башня не упадет?

- Я бы так сформулировал: думаю, не упадет. Дело в том, что первоначальный проект вообще никаких тросов не предусматривал. Только когда стало ясно, что башню придется нагружать различным дополнительным оборудованием, решили придать ей добавочный запас прочности. Поэтому-то руководство Госстроя и уверено, что угрозы обрушения нет. Правда, уверенность уверенностью, но, когда тросы начали лопаться, из-под башни все остальные службы уехали. Только мы остались. А если говорить серьезно, то, конечно, конструкция существенно ослаблена, и мы не зря все эти дни внимательно следим за метеосводками - если будет штормовой ветер, придется эвакуировать людей. Это не очень сложная задача. Опасный радиус - 180 метров. Башня не рухнет плашмя, она будет складываться.

- Последний раз, когда мы с вами встречались, вы много говорили о том, что страна "поизносилась" и угроза техногенных катастроф постоянно возрастает. В МЧС существует перечень объектов, которые требуют немедленного ремонта или реконструкции? Вы ждали неприятностей от Останкинской телебашни?

- Нет, не ждали. Да, в Москве есть тысячи объектов, гораздо более опасных.

- Например...

- Что ж я буду народ пугать.

- Ну хоть один пример.

- Скажем, Курчатовский институт. Да сколько угодно можно приводить таких примеров. Это ведь не проблема одной Москвы или даже только нашей страны. Это, если хотите, обратная сторона технического прогресса. Другое дело, что у нас все очень запущено. Перечислять устанешь: транспортные коммуникации, такие, как каналы, мосты, плотины; различные заводы по производству химических, взрывчатых или пожароопасных веществ; нефтехимия. Вся эта промышленность требует срочных капиталовложений. Я в данном случае не о рентабельности говорю, а о том, чтобы по соседству с этими объектами можно было спать спокойно. Возьмем, к примеру, нефтепроводы. Они были рассчитаны на безопасную эксплуатацию в течение 20 - 30 лет и давно выработали свой ресурс. Так их не только никто не реконструирует, а еще и загружают дополнительными мощностями - перекачка с новых месторождений идет по старым магистралям.

Ну и накопленные за десятилетия различные виды вооружений, часть из которых подлежит уничтожению, но пока по тем или иным причинам не уничтожается, тоже представляют реальную угрозу для населения.

- Как МЧС реагирует?

- Это не должно быть проблемой одного МЧС. Мы можем только информировать органы государственной власти о тех или иных рисках для населения в связи с угрозой той или иной катастрофы, ну и, разумеется, ликвидировать последствия. А принимать меры по профилактике чрезвычайных ситуаций - это уж дело владельцев. Другое дело, что государство, на мой взгляд, должно иметь возможность обязывать их принимать такие меры. Возвращаясь к телебашне... Какие там могли быть угрозы, кроме пожара, - не наводнение же. Ведь элементарно можно было установить современные автоматизированные системы пожаротушения. Дорого? А восстанавливать теперь во сколько раз дороже? В тысячи. И так всегда. Ликвидация последствий чрезвычайной ситуации всегда многократно дороже профилактических работ.

- Правительство что-то делает в этом направлении?

- Правительство с нашей подачи приняло десятилетнюю программу, которая предусматривает предупреждение чрезвычайных ситуаций и минимизацию ущербов от их последствий. Она предусматривает целый комплекс мер в области законодательства, научных изысканий, надзора, перевода на безопасные материалы, создания дополнительных спасательных подразделений и т. д.

- Эта программа уже воплощается в жизнь?

- В общем - да. Например, в ее рамках мы ведем паспортизацию всех промышленно опасных объектов. То есть определяем, насколько они опасны для населения и окружающей среды. Это гигантская работа, мы ведем ее уже в течение шести лет, и она еще не закончена. Но уже сейчас эта база данных позволит нам соответствующим образом ориентировать страховые компании. Совместно с Госгортехнадзором и Атомнадзором мы будем добиваться включения в закон о промышленной безопасности обязательного страхования рисков этих предприятий. Кроме того, МЧС готовит целый пакет законопроектов, обязывающих владельцев страховать риски третьих лиц, то есть обычных граждан, которые могут пострадать в результате катастрофы.

Другое направление - совершенствование структуры министерства и повышение собственной готовности. Например, создан Всероссийский центр мониторинга и прогнозирования, где аккумулируется вся информация о состоянии окружающей среды и опасных промышленных объектов. 70 процентов наших прогнозов сбываются.

- Эти прогнозы доходят до руководства страны?

- В правительство ежеквартально поступает подробнейший отчет.

- И тем не менее правительство далеко не всегда принимает надлежащие меры по профилактике чрезвычайных ситуаций. Значит, начальство все-таки не очень верит в ваши прогнозы?

- Видимо, 70 процентов - это еще не тот порог, за которым у ответственных лиц исчезали бы последние сомнения. Деньги-то надо вкладывать сейчас, а вдруг пронесет - не рванет, не обрушится, не прорвет. Законодательство не предусматривает ответственности в случае непринятия мер по предотвращению катастроф. А никаких запретительных полномочий у МЧС нет. Мы не можем закрыть завод, даже если он, по нашим прогнозам, завтра взорвется и разнесет полгорода. Нас позовут, когда разнесет.

- А вы считаете, у МЧС должны появиться дополнительные полномочия?

- Думаю, все же - нет. Это будет похоже на повсеместное введение чрезвычайного положения. Другое дело, что государство должно увеличить расходы на превентивные меры по предупреждению чрезвычайных ситуаций. И эти расходы должны быть заложены не только в федеральный, но и в местные бюджеты. А так мы по-прежнему надеемся "на авось".

Скажем, пару дней назад на той же башне один из проектировщиков говорит: "Да, тросами укрепляли на случай штормовых ветров, а штормовые ветра в Москве, по данным наблюдений, бывают только раз в сто лет". И кто мне теперь скажет, когда этот раз в сто лет наступит? Это ж, как с Чернобылем. Вроде не могло случиться, а случилось. Поэтому очень важно, чтобы руководство страны начало реагировать на прогнозы, которые мы даем. Причем я имею в виду не только представителей федерального центра, но и местное начальство.

- Для того чтобы региональные лидеры осознали реальность той или иной угрозы для их территории, надо, чтобы они как минимум компетентно разбирались в вопросах безопасности.

- Это большая и серьезная проблема. Мы добиваемся, чтобы руководители всех уровней, в том числе и территориальных образований, проходили аттестацию в области управления безопасностью. Причем обязывать начальника проходить эту процедуру должен закон. Вне зависимости от того, назначен он на должность президентом или избран народом.

Александр Рыклин
Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера