Архив   Авторы  

Слияние без оплодотворения
В России

Кремль мечтает получить от экспорта оружия столько, сколько тот дать не может

В некоторых сферах деятельности наше государство, а с ним и соответствующие ведомства, кажется, преследует злой рок. Это относится прежде всего к такой специфической области, как экспорт вооружений. Организации, за него отвечающие, периодически сливают, затем расчленяют, потом вновь сливают - и все без видимого результата. Очередная такая реорганизация состоялась 5 ноября, в день, когда Владимир Путин подписал указ о слиянии двух компаний, сосредоточивших в своих руках практически весь экспорт вооружений - "Росвооружения" и "Промэкспорта", - в одну, получившую название "Рособоронэкспорт". Регулирование военно-технического сотрудничества с иностранными государствами, ранее осуществлявшееся Министерством промышленности, науки и технологий, президент теперь возложил на Министерство обороны.

Слив две структуры, Путин уволил заодно обоих их руководителей, которые в последние месяцы занимались в основном тем, что активно интриговали один против другого. Бывшему главе "Росвооружения" Алексею Огареву не помогло даже то, что, как сообщила близкая к Кремлю информационная служба Страна.ru, сам Борис Николаевич просил не трогать своего назначенца. Огареву остается утешаться лишь тем, что его конкурент, руководитель "Промэкспорта" Сергей Чемезов, потерял свой пост, несмотря на многолетнее знакомство даже не с бывшим, а с нынешним главой государства.

На "Рособоронэкспорт" поставлен заместитель Чемезова Андрей Бельянинов, в советские времена служивший в КГБ, а в постсоветские - перебравшийся в банковские структуры.

И прежняя, и нынешняя администрации пребывают в уверенности, что экспорт вооружений - это золотое дно. Логика простая - уж что-что, а оружие в Советском Союзе производили на уровне мировых стандартов. Дело, стало быть, за малым - правильно организовать торговлю да найти честных людей, которым можно ее поручить.

Все последние годы Кремль и занимался поиском оптимальных схем организации экспорта да компетентных и чистых на руку торговцев. Не перечесть, сколько всевозможных реорганизаций претерпела эта сфера с 1992 года, когда Борис Ельцин подписал свой первый указ об упорядочении системы военно-технического сотрудничества с зарубежными странами. Весь экспорт тогда был отдан в одни руки - специально созданной компании "Росвооружение". Однако очень скоро директора предприятий ВПК стали засыпать Кремль жалобами, что "Росвооружение" берет за свои услуги грабительские комиссионные - до 30 процентов стоимости контракта. Под их давлением монополия у "Росвооружения" была отобрана: ряд крупных производителей оружия получил право прямого выхода на внешний рынок. Но вместо того чтобы вести скоординированную политику, военно-промышленные холдинги принялись отбивать друг у друга заказы и обвинять друг друга в демпинге.

В 1997 году права торговать самостоятельно лишились все фирмы-производители, кроме шести самых крупных, а в дополнение к "Росвооружению" появились еще две посреднические компании: заново созданные "Российские технологии", специализировавшиеся на торговле патентами, и преобразованный "Промэкспорт", которой поручили поставку запасных частей, сервисное обслуживание военной техники, а также продажу вооружений из арсеналов Российской армии. Но и после этой реорганизации дела пошли не лучше. Вместо того чтобы осваивать свои сегменты рынка, государственные компании стали торговать тем, чем получалось, и мешать друг другу. Наконец, в апреле этого года "Промэкспорт" поглотил "Российские технологии". А теперь вот и этой компании пришел конец - ее слили с "Росвооружением". То есть вернулись к тому, с чего начали.

Каждый скандал и каждая перетряска сопровождались сменой руководителя. До ставленника "семьи" Алексея Огарева "Росвооружение" возглавляли и армейский генерал Самойлов, живший в сугубо советских представлениях о торговле оружием, и любитель белых кителей и дорогих кинжалов Александр Котелкин, и тихий, бесцветный хитрован Евгений Ананьев, и разведчик Григорий Рапота, которого волновало только одно - выпутаться из этой истории не замаравшись. А сколько было слухов о злоупотреблениях в компании. Пожалуй, только в Рапоту не было брошено ни одного камня.

За неделю до нынешних пертурбаций межведомственная комиссия, которую возглавляет премьер Касьянов, в очередной раз признала "неудовлетворительной деятельность в сфере военно-технического сотрудничества". Оснований для этого она имела ничуть не меньше, чем в прошлые годы. Контракты, которые Владимир Путин должен был подписать и не подписал в Индии, были подготовлены из рук вон плохо. Сорвались крупные сделки с Турцией и Южной Кореей. Традиционной была реакция президента - спустить всех собак на руководителей. Между тем главная к ним претензия вовсе не та, которую им предъявляют. Не в срыве конкретных контрактов виноваты те, кто отвечают за экспорт вооружений, а в том, что поддерживают российское руководство в заблуждении, будто объем продаж можно увеличить в несколько раз. Притом что в последние десять лет экспорт оружия никогда не приносил более 3 млрд. долларов в год. Цифру эту существенно увеличить трудно, она практически не зависит от расторопности торговцев.

Таким образом, Кремль пребывает в уверенности, что за счет экспорта оружия можно не только финансировать производство старых образцов оружия для Российской армии, но и запуск в серию новых. Ровно эта схема заложена в контракт на продажу Индии нескольких сотен наших новейших танков Т-90, а также истребителей СУ-30МКИ. Партнерам по сути предлагают оплатить расходы и риски, связанные с запуском этих машин в серию, с тем, чтобы потом расплатиться с ними готовой продукцией. Понятно, что на такие условия может согласиться только та страна, которой Запад по каким-то причинам оружие продавать не хочет. И она готова покупать даже технику, созданную на основе разработок 80-х годов.

На самом деле военный экспорт выгоден, только если реализуется прямо противоположная схема: за рубеж продаются образцы военной техники, серийно выпускающиеся для собственной армии: большие серии резко снижают издержки. Но у России денег на серийное производство вооружений для себя нет и в ближайшие годы не предвидится. Потому экспортный заказ у нас - это почти всегда штучное производство. Предприятие, на котором происходит окончательная сборка, еще некоторый доход получает. Но смежники, вынужденные ради нескольких деталей держать под парами целые производства, терпят сплошные убытки. Правда, многих из них такое положение дел устраивает. Ссылаясь на военный заказ, можно перевалить на государство долги за электроэнергию, возвращение кредитов и т.п.

Правительство этому вяло сопротивляется. Долги оно признает только перед теми предприятиями, которые получили заказ именно от Минобороны, а не от экспортеров. Отсюда и разница в цифрах. ВПК утверждает, что страна должна ему 60 млрд. рублей, а правительство со скрипом признает только 32. То, что теперь не Министерство промышленности будет курировать экспорт вооружений, а военное ведомство, должно в принципе исключить ситуации, когда работа на экспорт не включается в госзаказ. Однако, если лишить предприятия-поставщики возможности обманывать государство, производить комплектующие для экспортной продукции им станет абсолютно невыгодно. Да и не факт, что военное ведомство будет заинтересовано в производстве тех вооружений, которые нужны иностранному покупателю, а не Российской армии.

Президент может сколько угодно сливать и разделять компании-экспортеры оружия: это ровным счетом ничего не изменит. По той простой причине, что экспорт - не панацея для ВПК, он не отменяет необходимости проведения весьма болезненной реструктуризации военно-промышленного комплекса. Похоже, только что назначенный на должность главы "Рособоронэкспорта" Андрей Бельянинов отдает себе в этом отчет. "Экспорт оружия, - говорит он, - должен быть составляющей частью общей комплексной программы реструктуризации экономики и ВПК. Он должен быть интегрирован в процессы конверсии предприятий". Правда, заявление это Андрей Юрьевич сделал, когда занимал прежнюю должность заместителя директора "Промэкспорта". Тогда между ним и руководителями ВПК стоял Сергей Чемезов. Теперь Бельянинову придется общаться с ними напрямую.

Александр Гольц
Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера