Архив   Авторы  

Собачья жизнь
Искусство

В Петербурге заново открывается знаменитый клуб начала века

Стены кирпичные. Низкие, тяжелые своды тоже кирпичные. Надежная старинная кладка, кое-где все же выщербленная. Я стою в бывшей "Бродячей собаке": былая роспись тщательно ободрана, остался только кусочек - в назидание потомкам - бесформенное пятно штукатурки с сиреневой тенью, в котором уже не опознать, человек это, райская птица или пылающий цветок.

Знаменитая "Бродячая собака", открывшаяся в канун 1912-го и просуществовавшая три года, недавно открылась снова. То есть открыть ее пытались уже несколько лет: то один зал расчистят, то другой, то даже начнут проводить вечера. Но необходимость капремонта долго отпугивала инвесторов. И вот наконец дом на Михайловской площади отремонтирован, к залам старой "Собаки" добавились новые, возникли изящная стойка, столики с табуретками, деревянная сцена. Даже круглый обод люстры, сработанной когда-то "мирискусником" Сапуновым, возродился в прежнем виде по старым рисункам.

Завсегдатаи тех звездных лет - Городецкий, Анненков, Ахматова, Гумилев, Мандельштам, Добужинский, Бакст, Маяковский, Хлебников, Евреинов, Сологуб... Артистический клуб принимал всех - футуристов, акмеистов, "мирискусников", кубистов, примитивистов, филологов, ученых, актеров. Владелец "Собаки" - и ее душа - Борис Пронин оказался непревзойденным мастером по части превращения жизни в театральное действо.

Устав клуба был составлен Алексеем Толстым, одним из девяти членов-учредителей. Самый известный гимн (из трех официально признанных) сочинен Михаилом Кузминым. Лукавые фигуры, дразняще-яркие птицы и цветы выращены на стенах Сергеем Судейкиным. Игры, мистификации, состязания поэтов, импровизации, экспромты, серьезные поэтические вечера, пение Кузмина, лекции философа Кульбина, теории модных художников, чествование Бальмонта и Макса Линдера, вечера Московского Художественного театра; плакаты, листовки, афиши, пригласительные билеты, раскрашенные от руки, люстры, задрапированные цветной материей, коллажи, сделанные Судейкиным на один раз...

Этот погребок ревниво отделял своих от чужих. Буржуа, именуемых здесь "фармацевтами", распознавали мгновенно - по фраку и пробору, по повадке, по кошельку. Кошелек, впрочем, приветствовался - вход на иные вечера, например, когда танцевала Тамара Карсавина, стоил таким гостям по 25 рублей (для сравнения можно сказать, что чиновники низших разрядов жили на зарплату от 50 до 100 рублей в месяц). Для "фармацевтов" даже печатались иной раз особые бланки: "Милостивый государь! "Бродячая собака" не считает возможным Вас принять". Бланки эти использовались на особых вечерах для "своих", на общие каждый мог купить билет.

У "Собаки" начала века был свой быт и уклад: эмблема с собакой, орден Собаки с надписью Cave canem - "Бойтесь собаки", правительство "собачьей страны" во главе с Hund-директором и "кабинетом министров", сигнальный барабан в большом зале, возвещавший приход нового гостя, и прочие любовно продуманные детали. Была и своя философия. В роли идеолога выступал Николай Кульбин - врач, художник, фанатичный проповедник всех самых новых и модных направлений западноевропейской мысли. Он считал, что каждый человек обязан осуществить собственное предназначение и не подавлять своих чувств ни в искусстве, ни в жизни.

Что в новой "Собаке" останется от старой - пока неизвестно. Зато известно, что здесь будет, как прежде, "Свиная книга", в которой гости смогут оставить записи и рисунки (свиную кожу, говорят, полтора месяца искали и выкрасили, как раньше, в синий цвет). В той "Собаке" бегал живой и невероятно грязный белый пудель, казавшийся почти черным. В этой "Собаке" - целая коллекция псов, доказывающая, что фантазия наших художников не иссякла: из чего они только не сделаны - из тряпок, перчаток, старых сапог, газет.

"Это не реставрация, не возрождение, не воссоздание, - говорит новый директор Владимир Склярский, - мы не делаем тут музей. Мы поняли, что, соберись тут сегодня Судейкин, Сапунов и Кульбин, они не смогли бы восстановить прежних стен - заспорили бы, что и как тут было. Наши разработчики интерьеров - художник Эдуард Кочергин и архитектор Жан Вержбицкий - постарались приспособить это пространство к нынешним временам. Кочергин предложил открыть своды и организовать театральное пространство, которое можно будет изменять для каждого конкретного вечера - поэтического, музыкального или балетного. Вон у нас в своды вбиты всякие крюки, можно вешать драпировки, гирлянды. А вообще "Собака" должна быть интересна не интерьером, а людьми, поэтому мы постараемся привлекать лучших".

Уже выступал на этой сцене Сергей Юрский, уже был вечер памяти Бориса Пронина, уже Николай Боярчиков и Владимир Аджамов провели здесь вечер балета, уже выставили в этих залах свои работы питерские художники Эдуард Кочергин, Март Китаев, Марина Азизян, актеры Театра им. Ленсовета устраивают капустники. Идет спектакль "Сны о Бродячей Собаке" по пьесе Нонны Слепаковой, поставленный Анатолием Праудиным.

В этом спектакле показан "спиритический сеанс". Столы покрыты яркими набивными платками, горят свечи, в дверях появляются несколько боязливых фигур. Неуверенно освобождаются от пальто и плащей и предстают в трико, костюмах Пьеро, Коломбины. Некто, одетый в мягкий берет и блузу художника, рисует на доске профиль Бальмонта. Появляется "тень" поэта и читает стихи, так похожие на стихи Бальмонта. Пять теней, пять блестящих пародий, написанных Нонной Слепаковой: Северянин с помощью огромной лупы убеждает всех в гениальности каждого своего пальца, и глаза, и уха, Маяковский в желтом шарфе жонглирует папиросами "Беломор", Хлебников импровизирует на тему слова "собака", извлекая из него, как фокусник из цилиндра, ворох созвучий и смыслов, но сбиваясь на вдохновенную декламацию алфавита; наконец, выходит милая Коломбина, садится на стул, откидывается, ей прилаживают челку, приклеивают горбинку к носу, миг - и перед нами Ахматова...

Институт "фармацевтов" теперь узаконен. Именно с расчетом на их посещения площадь артистического подвала увеличена втрое. Система предполагается клубная: ядро составят те, кого принято называть расплывчатым термином "творческая интеллигенция", для них плата за вход будет минимальной, либо они будут расплачиваться "натурой" - своим творчеством. Во сколько обойдется посещение "Собаки" сегодняшним "фармацевтам" - на этот вопрос новый Hund-директор точного ответа не дает, но вход для них будет отдельный - с Итальянской улицы, для своих - как раньше, со двора.

После той, первой "Собаки", успевшей стать одной из самых ярких легенд своего времени, в подвальчике было бомбоубежище. И вода стояла по колено. Теперь это пространство заполняют толпы нарядной публики. "Мы не собираемся устраивать тут декадентский плач каждый вечер, - говорит Hund-директор. - Да мы и не открываемся, открытие было в 1912 году. Просто возобновляем нормальную собачью жизнь".

Татьяна Вольтская

Врез 1

В старой "Бродячей собаке" началась новая жизнь

Дом, где расположена "Бродячая собака" (фотография 1913 года)

На акварели Юрия Анненкова завсегдатаи знаменитого подвальчика: Маяковский, Евреинов и сам художник

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера