Архив   Авторы  

Абортная культура
Общество

Для российской женщины аборт по-прежнему самый привычный метод планирования семьи

Аборты для нашей страны - особенная, национальная проблема. По статистике Россия занимает второе после Румынии место по количеству абортов, произведенных на тысячу женщин детородного возраста (и первое по количеству абортов на 1000 рожденных, см. таблицу в колонке).

Десять - двенадцать лет назад в СССР ежегодно делалось около 7 млн. абортов, пять из которых приходились на РСФСР. За последние несколько лет количество абортов снизилось - примерно на 35-40%. В 1999 году в России их было сделано 2 млн. 25 тыс. Тем не менее только одна из трех беременностей заканчивается рождением ребенка.

Впервые искусственное прерывание беременности по желанию женщины было узаконено в России в ноябре 1920 года декретом "Об искусственном прерывании беременности". Это был первый в мировой истории права закон, разрешающий аборты. В Европе, где церковь сохраняла свое влияние на общество, они были узаконены на 40-50 лет позже. Желающих оказалось много, свои услуги предлагали открывшиеся частные клиники, а с 1924 года при подотделах охраны материнства и младенчества стали функционировать специальные "абортные" комиссии, состоящие из врачей и представителей женотделов и занимавшиеся распределением койко-мест в больницах. Право на первоочередность и льготы получали фабрично-заводские работницы. Именно в рабочей среде, где отсутствовала культура контрацепции, рождалось наибольшее число внебрачных детей, которые впоследствии пополняли многочисленные ряды беспризорников. К тому же массовые эпидемии, голод, разруха, отсутствие нормальных жилищно-санитарных условий делали беременность чрезвычайно опасной для здоровья женщины. Как писал ученый-демограф Андрей Попов, страна "использовала аборты для высвобождения женщин для нужд народного хозяйства".

Власть легализовала аборты не потому, что отказывалась от буржуазной морали, а исходя из государственных интересов. И когда массовые репрессии, депортации, коллективизация привели страну к демографическому кризису, появились первые ограничения (в частности, запрещалось делать аборт при первой беременности).

Выступая на XVII съезде ВКП(б) 1934 года, Сталин заявил, что темпы роста населения не соответствуют "темпам строительства социализма". И в 1936 году, идя навстречу "многочисленным заявлениям трудящихся женщин", наркомат здравоохранения запретил искусственное прерывание беременности.

Но запрет на аборты не сократил их количества - за предыдущие пятнадцать лет в стране успела сложиться так называемая абортная культура репродуктивного поведения. И соответственно весь объем абортов перешел из легальной сферы в нелегальную, что привело к резкому увеличению женской смертности. Со своей стороны многие врачи старались по возможности назначать аборты по "медицинским" показаниям. "До 1952 года я жила и работала в Эстонии, там была очень строгая врачебная комиссия, которая ограничивала аборты по медицинским показаниям, и криминала там было полно, - вспоминает старейший работник роддома № 32, заведующая гинекологическим отделением Вера Ильинична Лебедева, - а в 52-м я приехала в Москву и очень удивилась тому, как здесь широко разрешали аборты. Входили в положение, учитывая тяжелые жилищные условия. Ведь жили в бараках, несколько десятков семей в одном помещении, разделенном на клетки простынями".

Женщины, по тем или иным причинам не получившие направление по "медицинским показаниям", обращались, как говорили, "к бабкам". Обычно, впрочем, это были не "бабки" и не малограмотные акушерки, а те же медицинские работники, только вне лечебного учреждения.

"По закону за совершение операции врач должен был быть наказан, - рассказывает главный акушер-гинеколог Минздрава РФ Владимир Николаевич Серов. - Но индустрия нелегального аборта процветала. В дореволюционной России аборты тоже находились на нелегальном положении, тот, кто их делал, и тот, кто видел, и сами женщины должны были быть судимы. В 1914 году в России было проведено примерно 400 тысяч абортов. А судебные дела возбуждены в 20 случаях. Почему? Да потому, что царское правительство понимало: посадить на скамью подсудимых 400 тысяч женщин и столько же врачей - немыслимо".

На легальное положение аборт перевел Хрущев в 1955 году указом "Об отмене запрещения аборта". Было разрешено прерывать беременность по желанию женщины на сроке до 12 недель. Однако, вернув гражданам некоторую свободу репродуктивного выбора, советская медицина не предложила никаких иных, превентивных способов регулирования рождаемости.

Консультаций по планированию семьи в Советском Союзе не было, современные средства контрацепции не разрабатывались. Среди населения самыми распространенными способами предохранения от беременности были календарный метод, прерванный половой акт и презервативы единственной модификации (продукция Баковского завода), качество которых оставляло желать лучшего. Что касается гормональных пилюль, появление которых в середине 60-х годов на Западе вызвало настоящую контрацептивную революцию, то в СССР они получили распространение только в конце 80-х - начале 90-х годов. Даже в Москве пилюли были большим дефицитом, а в провинции о них не слышали вовсе. К тому же Минздрав СССР занимал жесткую позицию по отношению к ним и рассылал устрашающие внутренние инструкции о вреде оральных контрацептивов, длительное применение которых якобы способствует возникновению онкологических заболеваний. "В продаже имелись только бисекурин и инфенкундин. Но их применение было очень опасным!" - до сих пор считает главврач одного московского роддома, просивший не называть его имени. По свидетельству Серова, Борис Васильевич Петровский, министр здравоохранения в 1965-1980 годах, "замечательный ученый и талантливый хирург, много сделавший для медицины", также был искренне уверен во вреде гормональной контрацепции.

Советские женщины относились к оральной контрацепции с неменьшим недоверием, считая, что пилюли ненадежны и к тому же вреднее аборта. В этом мнении их укрепляли и врачи женских консультаций. (Распространено было мнение, что женщине полезно "побеременеть для здоровья", причем не только среди обывателей, но и среди самих гинекологов.) Поэтому если женщина и решалась на оральную контрацепцию, ей приходилось принимать не индивидуально подобранный препарат, а то, что она могла достать. Последствия неграмотного применения пилюль лишь подтверждали миф об их вреде. (В конце 80-х годов мама моей подруги страшно перепугалась, обнаружив у дочери в ящике стола оральные контрацептивы, и устроила ей скандал. А когда дочка в конце концов забеременела, она спокойно посоветовала ей сделать аборт.)

К 80-м годам проблему контрацепции попытались решить с помощью внутриматочных спиралей (ВМС). "Это было самое современное средство. Но ведь не существует одного лекарства для всех, - говорит Владимир Николаевич. - И обеспечить всех одним средством невозможно. Контрацепция должна быть разнообразной, а у нас говорили - либо внутриматочная, либо презерватив". Однако дело было не только в консервативности и невежестве советских врачей. По словам Серова, такова была "политика в медицине": большая репродуктивная свобода, по мнению властей, привела бы к падению рождаемости.

Официально государство пропагандировало высокую рождаемость и поощряло многодетность с помощью различных социальных льгот (было даже учреждено особое звание - "Мать-героиня" с присвоением медали). Впрочем, социальные льготы были скорее формальными: пособия на детей выдавались мизерные, относительно быстрое получение квартир полагалось только очень многодетным семьям (при количестве детей больше семи-восьми). Работа женской консультации оценивалась по числу беременных, состоящих на учете, за каждую из которых участковому гинекологу полагалась доплата.

Аборт как наименьшее зло

Вместе с тем хорошо налаженные абортные службы приносили немалый доход стране (в 50-х годах аборты были платными и стоили 50, а после реформы 1961 года - 5 рублей). По статистике в среднем каждая советская женщина делала по пять - восемь абортов. Лебедева вспоминает: "Некоторые абортов по пятьдесят делали. Привыкали - и ничего". Когда я лежала на сохранении в роддоме, моей соседкой по палате была 34-летняя мать троих детей, сделавшая, по ее признанию, двадцать пять абортов.

Советское здравоохранение действовало в первую очередь не в интересах женщины, а в интересах статистики. Сам врач, так же, как и больница в целом, фактически не нес личной ответственности перед пациентом, однако за испорченные показатели отвечал перед вышестоящим начальством. Поэтому скрывались несчастные случаи при легальных абортах, материнская и детская смертность. В большинстве случаев врачи-гинекологи предпочитали направлять на раннее прерывание беременности женщин, не собиравшихся делать аборт, если существовал хотя бы минимальный риск того, что беременность может дать осложнения. Моей родственнице запрещали рожать, ссылаясь на ее слабое сердце, два раза отправляя ее на аборт. В третий раз она решила просто показаться в консультации только тогда, когда делать аборт уже было поздно.

По словам Серова, после трех абортов женщина уже не может считаться здоровой: "Почти в 100% случаев сначала развивается скрытое нарушение менструальных функций, а потом появляется целый каскад заболеваний: миома, мастопатия, даже раковые заболевания. Сейчас делается более двух миллионов абортов в год, которые ежегодно дают около 120 тыс. больных женщин. Поэтому, делая аборты, мы вынуждены потом лечить от их последствий".

Современные методики, позволяющие операции по прерыванию беременности стать менее опасной и болезненной для женщины, в стране не разрабатывались. До середины 60-х годов аборты на малых сроках делались без обезболивания, в дальнейшем стал использоваться эфир, потом - закись азота, подаваемые через маску. Позже стало применяться местное обезболивание. Внутривенный наркоз был большой редкостью и чаще всего его делали за отдельную плату. Прерывание беременности на ранних сроках путем вакуум-аспирации ("мини-аборт") было разрешено только в конце 80-х. О предабортной консультации, как и о послеабортной реабилитации, в Советском Союзе не слышали вовсе.

А ведь продолжал существовать и "криминальный аборт". По разным данным, количество внебольничных абортов в этот период составляло 20-50% от общего их числа. Одна из причин распространения "криминала" - ограничение срока легального аборта двенадцатью неделями беременности. Аборт на поздних сроках делался только по медицинским показаниям и требовал разрешения врачебной комиссии. На вопрос, чем объясняется срок в двенадцать недель, практически все опрошенные мной врачи отвечали, что "потом - слишком большой процент осложнений". Получалось, что если женщина по каким-либо причинам не принимала решение прервать беременность до 12 недель (например, просто не знала о ней), она была вынуждена делать аборт нелегально. По данным Серова, 30 - 35% женщин в стране, умиравших от беременности и родов, умирали от абортов. И в 90% случаев это были нелегальные аборты на поздних сроках.

В статистику абортов у нас до сих пор входят и мертворожденные дети, появившиеся на сроке до 28 недель. А в том случае, если они рождаются живыми, право называться "ребенком" (а не "плодом") они получают, прожив более семи суток. В 1993 году Минздрав России обязал роддома руководствоваться в своей работе критериями ВОЗ, и жизнеспособными стали считаться дети, родившиеся с весом от 501 грамма. Владимир Серов свидетельствует, что "выходить таких детей у нас еще нет возможностей. Наш центр (Центр акушерства, гинекологии и перинатологии РАМН. - И.Б.) едва ли не единственный, где оказывается помощь детям, родившимся кило двести, кило сто. Но для ребенка меньше килограмма у нас нет аппаратуры. В Америке на выхаживание недоношенных детей тратятся миллиарды долларов. А у нас, хоть мы подписались под этими мировыми стандартами, детишки все равно умирают".

Моя знакомая пыталась похоронить своего ребенка, умершего на третьи сутки. "Мы вам никакой справки о рождении не дадим! - заявила ей заведующая детским отделением. - А значит, вы все равно не сможете его похоронить". Выяснилось, что если в результате преждевременных родов появившийся на свет ребенок весом меньше килограмма, а ростом меньше 34 сантиметров и он не доживает до 168 часов, то процедура объявляется "выкидышем". Свидетельство о смерти, на основании которого разрешают хоронить на кладбище, в загсе выдают только после предъявления свидетельства о рождении из роддома. Когда после круга "больница - морг - загс - кладбище" она снова оказалась в больнице, завотделением сжалилась и выдала справку, что такого-то числа "родился плод весом 800 грамм, умер такого-то", со словами: "Берите, может, и поможетг". Но это не помогло, свидетельство о смерти в загсе тоже не выдали и посоветовали похоронить "где-нибудь в деревне". На кладбище хоронить официально отказались, впрочем, предложили "подхоронить" в родственную могилу и пообещали "не мешать".

По социальным показаниям

В декабре 1987 года Министерство здравоохранения СССР издало приказ №1324, разрешающий искусственное прерывание беременности до 28 недель по так называемым социальным показаниям. Их было семь: инвалидность 1-2-й группы у мужа, смерть мужа во время беременности жены, расторжение брака, пребывание женщины или ее мужа в местах лишения свободы, наличие решения суда о лишении или ограничении родительских прав, многодетность, беременность в результате изнасилования.

В документе была еще сноска: "При наличии у женщины оснований к прерыванию беременности немедицинского характера, не предусмотренных настоящей инструкцией, вопрос о прерывании беременности решается комиссией в индивидуальном порядке". Этим поспешили воспользоваться открывшиеся в начале 90-х платные медицинские кооперативы. Заплатив деньги, поздний аборт можно было сделать без всяких "социальных показаний": юрист компании (за отдельную плату) в пять минут оформлял справку о "бедственном положении" клиентки. При этом самостоятельно делать аборты на поздних сроках эти кооперативы не могли, поэтому они заключали договор с роддомом и направляли туда клиентку, беря деньги за посредничество. Какое-то время этот бизнес был чрезвычайно прибыльным.

Что такое "аборт на поздних сроках"? Это искусственно вызванные преждевременные роды. Сначала плод убивают внутри матери: с помощью шприца выводят околоплодные воды и вместо них заливают так называемый соляной раствор (эту операцию, как, впрочем, и идущую на нее женщину, врачи так и называют - "заливка"). После этого стимулируются роды. Когда разрешили оказывать платные услуги населению, в роддомах стали открываться специальные отделения. Например, в 1994 году в 4-м роддоме под платное отделение был выделен один этаж, где лежали и роженицы, и женщины на сохранении, и те, кто собирался делать аборт на позднем сроке. Врачи с "заливками" особо не церемонились, последние часто рожали прямо в палате, на кровати (их крики были слышны по всему коридору). Потом приходила медсестра с ведром, перерезала пуповину... И уже после этого пациентку везли "чистить" в операционную. Зачастую женщины, особенно молодые, узнавали о том, каким способом их будут избавлять от нежелательной беременности, уже в гинекологическом кресле, после введения соляного раствора. Иногда уже после аборта выяснялось, что срок беременности куда выше разрешенных 28 недель.

В 1996 году правительство РФ постановлением № 567 от 8 мая утвердило новый перечень социальных показаний для искусственного прерывания беременности на поздних сроках. По новому постановлению предельный срок прерывания беременности сокращался с 28 до 22 недель, что соответствовало нормам, установленным ВОЗ, отменялась сноска, и почти вдвое увеличивался точный перечень социальных показаний. Теперь показаниями к аборту также считались: отсутствие жилья, статус беженца или переселенца, безработица, доход семьи ниже прожиточного минимума, установленного в данном регионе, незамужество.

По словам начальника юридического отдела Центра акушерства, гинекологии и перинатологии РАМН Ольги Николаевны Яковлевой, у всех желающих прервать беременность после 12 недель ситуация в общем-то одинаковая. Очень много молодых девушек, которые до последнего надеялись создать семью, или тех, которые, боясь и сказать родителям, и к врачам идти, запускают сроки до 18-19 недель. Много приезжающих на заработки, много наркоманок, "не заметивших" беременность. Часто идут после неудачной попытки прервать беременность "традиционными" и "нетрадиционными" способами. "Приходят женщины после мини-аборта - не "дочистили". А бывает, и после непрофессионального вмешательства. Вот одна пришла, срок - около 22 недель. Куда-то там позвонила, приехала какая-то медсестра, сделала укол - и ничего не случилось. А некоторые пьют отвары, лекарствами травятся. Так и дотягивают. А потом уже и рожать страшно: после всего выпитого-съеденного - что это за ребенок будет?" Ольге Николаевне запомнился случай, когда прерывать позднюю беременность пришла попадья: "А у нее уже 10 детей. И куда же мне еще, говорит..."

Чтобы получить направление на аборт, женщина должна предоставить документы: паспорт - если она не состоит в браке; свидетельства о рождении детей - если многодетная; справку с места работы - если доход ниже прожиточного минимума. Обычно набирается по два-три показания сразу. И все-таки основная причина, толкающая женщин на прерывание беременности - отсутствие материальных условий для содержания ребенка. Вера Ильинична рассказывает о том, как долго всем отделением отговаривали одну женщину от аборта. Отговорили. "А у нее муж не работает, двое детей. Она сама - маляр, до самых родов ходила на работу. У нее воды отошли, когда ведро с краской поднимала. Родила - и отказалась от ребенка. И сразу опять на работу - семью кормить".

В 1999 году депутаты Госдумы пытались принять проект закона "О правовых основах биоэтики и гарантиях ее обеспечения", в котором аборты по социальным показаниям запрещались. В пояснительной записке к проекту закона его авторы - депутаты-врачи В.Ф. Шарапов (НДР) и В.И. Давиденко (ЛДПР) - возмущались тем, что "действующая нормативная база позволяет абсолютному большинству женщин принимать не ограниченное ничем решение об уничтожении ребенка". Фактически депутаты намеревались этим законопроектом снова наделить государство функциями контролера за репродуктивным поведением граждан.

К счастью, медикам, дружно запротестовавшим против этого законопроекта, удалось приостановить его обсуждение. Все специалисты, с которыми мне приходилось беседовать, уверены, что отмена абортов по социальным показаниям не приведет, во-первых, к расцвету криминала, а во-вторых - и это главное - к увеличению количества брошенных детей.

Статистика свидетельствует: после разрешения абортов по "социальным" показаниям их общее количество не увеличилось. Более того, в последние годы наблюдается устойчивая тенденция к их снижению. И существенным толчком для этого стала разработанная в начале 90-х годов государственная федеральная программа "Планирование семьи" (подробнее об этом см. "Итоги" №11, 1999). По России создавались центры по планированию семьи, которые занимались в первую очередь профилактикой абортов, внедрением современных методов контрацепции и лечением бесплодия в браке. Во всем мире известно, что планирование семьи приводит к уменьшению количества абортов, снижению невынашивания беременности и сохранению здоровья женщин.

Однако программа просуществовала недолго и была закрыта в 1998 году. То есть формально ее не закрыли, просто депутаты Госдумы отказали ей в финансировании (и она как бы вошла фрагментом в программу "Безопасное материнство"). "Какие были аргументы у наших депутатов? - рассказывает Серов. - Говорили, что на Западе эта программа была создана, чтобы уменьшить нищее население, и у нас она создается для этого же. Люди просто невежественны. Конечно, планирование семьи для Китая или для Индии - это сокращение рождаемости. А планирование семьи для Германии, Италии или для Нидерландов - это, во-первых, профилактика абортов, а во-вторых - лечение бесплодия. Никто в Европе не собирается сокращать население. Но убедить депутатов мы не смогли".

В свою очередь медики несколько лет безуспешно пытаются добиться принятия "Закона о репродуктивных правах граждан", который вначале назывался "Законом о планировании семьи". В нем говорилось и о том, что право решать самостоятельно, без давления и контроля со стороны государства, вопрос о том, когда и сколько иметь детей, является неотъемлемым правом российских граждан. Закон не приняли, в частности, и потому, что он требовал определенных материальных затрат, в том числе и на развитие системы контрацепции.

Поэтому многие считают, что дешевле пойти по запретительной линии, ограничив репродуктивную свободу женщин. Но ведь никакие запреты не заставят женщину родить ребенка, если она этого по каким-либо причинам не хочет.

Ирина Бардецкая

Врез 1

Количество абортов на 1000 рожденных, 1999 год

[<font=-2><TABLE BORDER=0 CELLSPACING=1 CELLPADDING=7 WIDTH=90%>
<TR><TD WIDTH="80%" VALIGN="TOP">
Россия</TD>
<TD WIDTH="20%" VALIGN="TOP">
1695</TD>
</TR>
<TR><TD WIDTH="80%" VALIGN="TOP">
Белоруссия</TD>
<TD WIDTH="20%" VALIGN="TOP">
1451</TD>
</TR>
<TR><TD WIDTH="80%" VALIGN="TOP">
Эстония</TD>
<TD WIDTH="20%" VALIGN="TOP">
1156</TD>
</TR>
<TR><TD WIDTH="80%" VALIGN="TOP">
Румыния</TD>
<TD WIDTH="20%" VALIGN="TOP">
1107</TD>
</TR>
<TR><TD WIDTH="80%" VALIGN="TOP">
Болгария</TD>
<TD WIDTH="20%" VALIGN="TOP">
1001</TD>
</TR>
<TR><TD WIDTH="80%" VALIGN="TOP">
Латвия</TD>
<TD WIDTH="20%" VALIGN="TOP">
929</TD>
</TR>
<TR><TD WIDTH="80%" VALIGN="TOP">
Молдавия</TD>
<TD WIDTH="20%" VALIGN="TOP">
724</TD>
</TR>
<TR><TD WIDTH="80%" VALIGN="TOP">
Венгрия</TD>
<TD WIDTH="20%" VALIGN="TOP">
697</TD>
</TR>
<TR><TD WIDTH="80%" VALIGN="TOP">
Казахстан</TD>
<TD WIDTH="20%" VALIGN="TOP">
662</TD>
</TR>

<TR><TD WIDTH="80%" VALIGN="TOP">
Литва</TD>
<TD WIDTH="20%" VALIGN="TOP">
517</TD>
</TR>
<TR><TD WIDTH="80%" VALIGN="TOP">
Чехия</TD>
<TD WIDTH="20%" VALIGN="TOP">
415</TD>
</TR>
<TR><TD WIDTH="80%" VALIGN="TOP">
США</TD>
<TD WIDTH="20%" VALIGN="TOP">
387</TD>
</TR>
<TR><TD WIDTH="80%" VALIGN="TOP">
Франция</TD>
<TD WIDTH="20%" VALIGN="TOP">
254</TD>
</TR>
<TR><TD WIDTH="80%" VALIGN="TOP">
Великобритания</TD>
<TD WIDTH="20%" VALIGN="TOP">
233</TD>
</TR>
<TR><TD WIDTH="80%" VALIGN="TOP">
Европейский союз</TD>
<TD WIDTH="20%" VALIGN="TOP">
193</TD>
</TR>
</TABLE>

</font>]

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера