Архив   Авторы  

Правосудие по-гаагски
Вокруг России

(врез к статье " Последняя "гавана" Слободана " )

Экстрадицию своих граждан воспрещает не только конституция Югославии, но и основной закон двух других республик бывшей СФРЮ, которыми также активно занимается Гаагский трибунал, - Хорватии и Боснии и Герцеговины.

Однако в 1995 году лидеры всех этих государств подписали Дейтонские соглашения. Они содержат пункт о том, что "каждая сторона будет уважать все распоряжения и требования Международного трибунала по бывшей Югославии касательно ареста, задержания, передачи или обеспечения доступа к лицам, обвиняемым в преступлениях, находящихся в юрисдикции трибунала".

Таким образом, все участники соглашений обязались сотрудничать с трибуналом и выдавать своих граждан, обвиняемых в военных преступлениях. И в этом смысле права Карла дель Понте, когда говорит, что ни в каком "специальном законе" для сотрудничества с Гаагским трибуналом Югославия не нуждается - все это лишь отговорки белградских властей.

Напомним, что Международный трибунал по военным преступлениям в бывшей Югославии (Гаагский трибунал) был образован в 1993 году. Cписок обвиняемых трибуналом насчитывает 98 человек. Самые известные имена - Слободан Милошевич, еще 16 членов бывшего политического и военного руководства СРЮ, лидеры боснийских сербов Радован Караджич и Ратко Младич. Конечно, удивительно, что нет и никогда не было в этом списке ныне покойного президента Хорватии Туджмана, бывшего лидера боснийских мусульман Алии Изетбеговича и главарей Армии освобождения Косово, например Хашима Тачи. Все они виноваты в разжигании конфликтов на территории бывшей Югославии в 90-е годы.

Из 98 человек "гаагского списка" сегодня в Гааге в специальной тюрьме отбывают наказание и находятся под следствием 43. Последний по времени результат деятельности трибунала: три боснийских серба, Душко Сикирица, Дамир Досен и Драган Колунджица, служившие в мае - августе 1992 года в концлагере Кератерм, а также в соседних с ним лагерях Омарска и Трнополье на северо-западе Боснии на оккупированной боснийскими сербами территории, были приговорены к длительным срокам заключения в марте 2001 года за систематические убийства, пытки, изнасилования и избиения более чем 7000 заключенных, в основном боснийских мусульман и хорватов.

Месяцем раньше, в феврале, трибунал впервые вынес приговор в адрес политического лидера, а не боевика. Дарио Кордич, бывший вице-президент Герцег-Босна - самопровозглашенной хорватской республики в Боснии (существовала и такая в начале боснийского конфликта, когда хорваты и босняки-мусульмане еще не объединились против сербов, а враждовали между собой) - был приговорен к 25 годам тюрьмы за преследования боснийских мусульман в 1991 - 1994 годах. Он добровольно сдался Гаагскому трибуналу в 1997 году. В ходе 20-месячного следствия был опрошен 241 свидетель, дело занимает 28 тысяч страниц.

Наиболее же выдающийся случай добровольной явки с повинной произошел в январе этого года, когда в Гаагу прибыла бывший президент Республики Сербской Биляна Плавшич. А в марте в трибунал впервые явился с повинной югославский гражданин Благое Симич. Он обвиняется в проведении в апреле 1992 года этнических чисток в боснийском городе Босански Шамац, мэром которого он был.

Сложный путь нынешней Югославии к сотрудничеству с Гаагским трибуналом вовсе не уникален. До тех пор пока жив был Туджман, не хотели о Гааге слышать и в Хорватии. Только после смерти хорватского лидера в декабре 1999 года Загреб пошел навстречу Гааге. Впрочем, "навстречу" - это слишком сильно сказано. С 1997 года трибунал добивается выдачи генерала Норача, лично расстреливавшего и пытавшего мирных жителей города Госпич осенью 1991 года. Когда новый президент Хорватии Стипе Месич отдал приказ о его аресте, страна ответила многотысячными акциями протеста и "маршами ветеранов".

В конце концов Норач сдался в руки национального правосудия, однако на условиях невыдачи в Гаагу.

С самого начала работы Гаагского трибунала Москва неизменно критиковала его за "антисербский уклон". В этой критике была, конечно, доля истины. Другое дело, что и сама Москва никогда не умела сохранить объективность при подходе к конфликтам на территории бывшей Югославии и страдала "просербским уклоном". А отказавшись в 1994 году участвовать в работе трибунала, Россия и вовсе совершила стратегическую ошибку.

Время от времени Россия пытается все-таки повлиять на Гаагский трибунал, выступая с весьма нестандартными идеями. Так, в 1995 году, после подписания Дейтонских соглашений, Москва вдруг потребовала от Гааги прекратить судебное преследование Караджича и Младича.

В начале 2001 года Россия выступила с еще одной неожиданной инициативой, предложив распустить трибунал как выполнивший свою историческую задачу. И это как раз в тот момент, когда он заработал действительно эффективно.

Сергей Романенко

Врез 1

Гаагские обвиняемые: Биляна Плавшич (вверху), Благое Симич, Милан Симич (на нижнем снимке).

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера