Архив   Авторы  

Слабость сильной власти
В России

Минтимеру Шаймиеву в Татарстане нет альтернативы. Это-то и страшно

Формально выборы президента Татарстана 25 марта прошли - впервые в республике - на альтернативной основе. На самом деле никто не сомневался ни в том, что президентом в третий раз станет Минтимер Шаймиев, ни в том, что одержанная им победа будет настолько внушительна, что об "отрыве от следующего претендента" смешно будет даже упоминать. Один из самых давних и амбициозных шаймиевских оппонентов, депутат Госдумы Иван Грачев, незадолго до выборов говорил, что рассчитывает на второе место и надеется получить не менее десяти процентов голосов. Да ведь потому и затеяли в Кремле "третий срок", потому настойчиво продавливали через Думу поправку, предоставившую региональным начальникам право баллотироваться не то что в третий, а даже и в четвертый раз, что в Татарстане сегодня некем заменить Шаймиева. Правда, некем.

Дело не в том, что на республиканском горизонте не видно политика, равного ему по масштабу, а в том, что выборы без Минтимера Шариповича рискуют расколоть Татарстан по национальному признаку. В республике русских и татар примерно поровну, и никакого заметного межнационального противостояния сейчас не наблюдается. Татары в большинстве своем осознают себя "титульной нацией" и в глубине души полагают, что президентом должен быть этнический татарин, а русские вовсе не склонны с этим соглашаться. Шаймиеву удалось стать в глазах большей части татар национальным лидером, по сути дела создателем татарской государственности, а в глазах огромной части русских - эффективным защитником от национал-радикалов.

В отличие от прошлой президентской кампании, когда по поводу выборов без выбора злословили только шаймиевские оппоненты, на сей раз фактическая безальтернативность встревожила и его сторонников. Местные аналитики, политологи задавались вопросом, как могло случиться, чтобы большая республика с мощным интеллектуальным потенциалом не смогла выдвинуть еще хотя бы одного-двух лидеров. Правда, рассуждая об этом, поклонники Минтимера Шариповича обычно не замечают очевидной закономерности - как только в его окружении или поодаль возникает и начинает расти самостоятельный политик, его тотчас задвигают, или, напротив, выдвигают, выхлопотав ему должность в "центре". Так оказался в Москве бывший вице-президент Василий Лихачев, вытеснен на периферию политической жизни бывший премьер-министр Мухаммат Сабиров и другие.

Нынешние выборы, по мнению некоторых неангажированных местных обозревателей, могли бы стать вполне альтернативными, если бы в них принял участие бывший мэр Набережных Челнов, а ныне замминистра сельского хозяйства РФ Рафгат Алтынбаев. Он три года назад рискнул выдвинуть свою кандидатуру на пост спикера татарстанского Госсовета в противовес предложенному Шаймиевым Фариду Мухаметшину. Госсовет вообще-то всегда послушно выполнял волю президента, а тут за "мятежника" проголосовали аж 50 из 118 депутатовг Вскоре Алтынбаев подал в отставку с поста мэра Набережных Челнов и уехал из республики. Осенью-зимой он собирался баллотироваться в президенты Татарстана. Ему обещали поддержку и коммунисты, и СПС (подобные причудливые расклады не редкость в провинциальной России). Ряд известных в регионе политиков, в свое время отставленных Шаймиевым, уже сплотились в команду для поддержки Алтынбаева. Но в январе состоялась его встреча с Шаймиевым, после чего Рафгат выступил в эфире с заявлением, что не будет выдвигаться.

После выхода из игры Алтынбаева предвыборная интрига свелась к скандальным "разоблачениям шаймиевского клана" со стороны кандидата Сергея Шашурина, депутата Госдумы от Казани, и ответным "разоблачениям" в послушных татарстанским властям СМИ. Шашурин - бизнесмен с тремя судимостями избирался в Госдуму как одномандатник, но его политический стиль ближе всего ЛДПР, так что и электорат у него соответствующий. Оппонент "справа", лидер движения "Равенство и законность" Иван Грачев, вел кампанию вяло и вполне комплиментарно по отношению к Шаймиеву. Коммунистический претендент Роберт Садыков оказался совсем уж слабеньким, к тому же в городах у коммунистов, как и везде, позиции непрочные, а село процентов на 90 голосует за Шаймиева. Прочие претенденты вообще не заслуживают упоминания.

Зато сам фаворит, президент Шаймиев, повел себя перед выборами совершенно нестандартно. В наше-то время, когда только ленивый не говорит об "усилении роли государства", об "особой роли государства в России", Шаймиев в очередном послании Госсовету как отрезал: "Государственное регулированиег за исключением отдельных монополий практически себя исчерпало. Нужно по-новому взглянуть на роль государства в экономической политике, предоставив полную свободу предпринимательству". На очередном съезде республиканских предпринимателей он припомнил то время, когда республиканские власти считались "антиреформаторами" потому, что дольше других сохраняли госрегулирование цен и отпускали их не разом, а постепенно, - и похвастался: "Парадокс в том, что сегодня на федеральном уровне власти возвращаются к практике госрегулирования, причем зачастую неумело, в грубой форме, а в Татарстане созрели условия, когда государство может и должно ослабить вмешательство в экономику". В другом месте глава республики недвусмысленно высказался за прекращение государственной поддержки сельскохозяйственных предприятий и включение в полном объеме рыночных механизмов в деревне. Это вместо того, чтобы обещать своим самым верным избирателям кормить их до конца дней!

Шаймиевский Татарстан являет интереснейший пример авторитарного вхождения в рынок. Здесь, как ни в каком другом российском регионе, сокращение государственного вмешательства в экономику происходило постепенно и последовательно. Бюджетообразующие предприятия, КамАЗ и авиазаводы до сих пор - объект пристального президентского внимания. При этом их не повесили на бюджет, а помогают в реструктуризации. По сути дела это Шаймиев еще в 1994 году назначил на КамАЗе внешнего управляющего, и в 1999 году завод прошел точку безубыточности. Республиканские гарантии под внешние кредиты и помощь в выбивании федеральных гарантий - в первую очередь тем, кто берет кредиты современным оборудованием. Все 90-е годы республика подкармливала сельское хозяйство из бюджета и в отличие от федеральных властей ни разу не сделала попытки прекратить эту практику. Предполагалось, что прежде, чем "отпускать" селян на самообеспечение, нужно запустить механизмы земельного рынка: теперь, когда в Татарстане в отличие от России в целом принят земельный кодекс, разрешающий куплю-продажу сельскохозяйственных земель и идут земельные аукционы, можно сворачивать опеку. Шаймиев может позволить себе не бояться "аграрного лобби" и вообще никакого лобби - нет в республике силы, которой ему бы стоило опасаться. На примере Татарстана можно проследить и возможности, и ограниченность авторитарного пути к рынку. Например, малый и средний бизнес в республике совсем слабенький, несмотря на очевидное желание Шаймиева как-то поднять эту сферу. Государственная воля и последовательность хороши, когда нужно преодолеть сопротивление лоббистов и продавить полезный закон, но не годятся для пробуждения частной предпринимательской инициативы. Впрочем, как раз сейчас во исполнение президентских указаний в республиканском правительстве разрабатываются законопроекты, облегчающие режим регистрации предприятий, аналогичные тем, что предложил Герман Греф на федеральном уровне. В отличие от Москвы в Казани можно не сомневаться, "пакет" будет принят ровно в том виде, в каком захочет президент, и никакими поправками его не испортят. Не исключено, что тогда татарстанские предприниматели осмелеют.

Главная же опасность авторитарного (пусть даже "просвещенного") строя высвечена минувшими выборами. Ситуация, когда все в республике, от национального мира до экономического прогресса, держится на воле и решимости одного человека, чревата трагедией. Люди смертны, а президент Татарстана (дай бог ему доброго здоровья) не молод. Чтобы выборы без Шаймиева не обернулись драмой, его преемником должен стать как минимум человек, про которого и татары, и русские знали бы, что при нем "будет не хуже". Но рядом с людьми шаймиевского толка крупные политики не произрастают, если только сам Бабай (местное прозвище Шаймиева) не благословит на служение. У России есть опыт Ельцина, который, как ныне Шаймиев, старательно вытаптывал вокруг себя всю вылезающую политическую поросль и в итоге дал свое благословение Путину, который вовсе не склонен, да и не мог бы в силу мелкотравчатости, дорожить ельцинским наследием. Так что все наработанное за три, или сколько там их еще будет, срока шаймиевского президентства может в один день пойти прахом.

Галина Ковальская
Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера