Архив   Авторы  

Личный враг Гитлера
Главная тема

Заслуги лучшего советского подводного аса были признаны только через 45 лет после войны - уж больно нетипичным героем был капитан 3-го ранга Александр Маринеско

В начале 60-х в ленинградских пивнушках появлялся тщедушный человек с орденом Ленина на лацкане изрядно поношенного пиджака. Орден был из особо почетных - не на колодке, а на винте. Но эта деталь мало волновала местную публику, которая, надо признать, в целом не так уж плохо относилась к Сашке-Подводнику. Только мало что понимала, когда тот начинал говорить о пеленгах, курсах, дистанциях и прочей военно-морской ерунде... Так уж получилось, что последние годы жизни лучший советский подводный ас, разжалованный капитан 3-го ранга Александр Маринеско провел не в самой подобающей компании. К тому времени Родина уже давно повернулась к "подводнику N1" кормой, а родной флот вымарал его имя из списков личного состава: по советским канонам дважды судимый считался рецидивистом. Даже бывшие его подчиненные, которые уже заметно превзошли командира легендарной подводной лодки С-13 по количеству звезд на погонах, не всегда умело скрывали пренебрежение. Жалели? Да. Особенно когда стало известно, что рак мертвой хваткой держит Маринеско за горло и уже не отпустит никогда.

...30 января 1945 года в районе Данцигской бухты подводная лодка с несчастливым номером трехторпедным залпом (четвертая торпеда не вышла из торпедного аппарата по техническим причинам) отправила на дно фашистский суперлайнер "Вильгельм Густлов" водоизмещением 25 484 брт (брутто-регистровых тонн). Это был самый крупный военный транспорт, потопленный в годы войны нашими подводниками. В этом же походе С-13 торпедировала вспомогательный крейсер "Генерал фон Штойбен" водоизмещением 14 660 брт. Александр Маринеско по тоннажу потопленных вражеских транспортов и кораблей (не по количеству) оказался самым результативным советским подводным асом.

Атака века

Сегодня и зарубежные историки флота, и наши, которым прежде было запрещено даже упоминать имя командира С-13, признают, что торпедирование "Вильгельма Густлова" по праву можно считать атакой века. Однако аргументация у сторон разная.

Наши отмечают, что в момент гибели, 30 января 1945 года, на борту "Густлова" находились 22 гауляйтера польских земель и земель Восточной Пруссии, множество других нацистских руководителей, высших офицеров гестапо и СС, 3700 подводников, и в их числе 100 подготовленных экипажей для новейших подводных лодок, с помощью которых Германия все еще рассчитывала выиграть битву за Атлантику и изменить ход войны.

У западных исследователей другая арифметика: они, насколько это было возможно, подсчитали количество раненых, детей, женщин и просто беженцев, которые оказались в ту роковую для них ночь на борту лайнера, построенного по личному заказу Гитлера. Вместе с военными - больше 10 тысяч человек, но сколько точно, по сей день не знает никто, в суматохе эвакуации подсчет велся весьма приблизительно. Поэтому на Западе, даже в союзных с нами странах, гибель "Густлова" упорно продолжают считать не столько боевым результатом, сколько самой крупной в истории человечества трагедией на море, по числу жертв (спаслось только 988 человек) превосходящей трагедию "Титаника", на котором погибли 1507 пассажиров.

Судя по рассказам выживших очевидцев, в ту роковую ночь на "Вильгельме Густлове" творилось нечто невообразимое. Как только стало понятно, что лайнер обречен, от гросс-адмирала Деница поступило распоряжение в первую очередь спасать необходимых рейху подводников. Гражданских пассажиров, несмотря на то, что все они попали на борт по специальным пропускам НСДПА, автоматчики в эсэсовской форме загоняли на нижние палубы автоматным огнем. В последние минуты, когда надежды на спасение не оставалось, сановные отцы семейств расстреливали своих близких и сами кончали жизнь самоубийством.

По некоторым данным, командира конвоя после гибели "Густлова" Гитлер приказал расстрелять. Что и было исполнено. Также есть свидетельства того, что в Германии в связи с гибелью лайнера был объявлен траур, а командира советской подводной лодки С-13 Гитлер объявил своим личным врагом.

Существует версия, будто на Нюрнбергском процессе всплывала некая папка в сером коленкоре, в которой Маринеско числился врагом рейха под двадцать шестым номером - после Сталина, Рузвельта, де Голля, Черчилля и группы маршалов. И такое "внимание" не кажется удивительным после того, как в Ростове-на-Дону немцами был публично казнен отец Николая Лунина, командира подводной лодки, которая торпедировала (но не потопила) линкор "Тирпиц".

Но самое парадоксальное, что в СССР впечатляющий боевой результат подводной лодки с несчастливым номером официально был признан только через 45 лет - посмертно звание Героя Советского Союза подводнику N1 Александру Маринеско было присвоено под колоссальнейшим давлением общественности только в 1990 году, почти на издыхании советской власти.

Нетипичный представитель

Официальные советские власти Александра Маринеско, в силу его непростого характера, не вписывающегося в представление о носителях советского героизма, никогда не любили. О подвиге С-13 было запрещено упоминать еще и потому, что уже после войны Маринеско дважды оказывался на скамье подсудимых. Первый раз - якобы за кражу торфяных брикетов в бытность свою завхозом в школе. Второй - опять же "якобы" - за подделку справки, позволяющей ему получать пенсию побольше (на 35 рублей прожить было невозможно). Только в 1965 году, когда Балтфлоту вручали второй орден Красного Знамени, флотский спичрайтер Иван Панов на свой страх и риск вставил в речь предсовмина Алексея Косыгина запретную фамилию. Уже позднее вышло несколько книг о Маринеско и его экипаже, в том числе повесть Александра Крона "Капитан дальнего плавания", и был снят кинофильм с весьма условным сюжетом. К началу перестройки развернулось чуть ли не общенациональное движение за присвоение командиру С-13 звания Героя. В нарушение распоряжения, которым присвоение звания Героя Советского Союза за Великую Отечественную войну еще в конце 60-х было запрещено, память Александра Маринеско все-таки почтили "Золотой Звездой".

Звезда Маринеско

Большая неправда, будто бы отличаются на войне только дисциплинированные военнослужащие с высокими морально-политическими качествами. Человек - слишком сложное "устройство", чтобы толковать его так примитивно, а война - слишком многоплановое событие.

По предположению исследователей, к спиртному Маринеско пристрастился еще перед войной, когда выяснили, что у него есть родственники за границей, и чуть было не списали с подплава. Потом в достаточно объемном списке его прегрешений были и такие, за которые по законам военного времени он мог очень дорого поплатиться. Но в неписаную историю флота, которая слагалась в курилках, попали преимущественно те эпизоды, где Александр Иванович выглядит привлекательно. И скорее всего именно они, как у нас говорят, переживут века.

Например, рассказывают, что при возвращении из похода лодку М-96, которой тогда командовал Маринеско, дозорные катера приняли за немецкую и обстреляли. Могли и уничтожить, но Маринеско вовремя дал команду погрузиться и всплыл аккурат между двумя катерами - стрелять, не причинив вреда друг другу, катерники уже не могли и были вынуждены до конца выслушать не слишком лестное мнение о себе, выдержанное в колоритных одесских интонациях - Александр Иванович был родом из Одессы.

В другой раз Маринеско отказался выводить в море свою лодку до тех пор, пока не отыщется его заветная шапка, которую старательный вестовой по причине чудовищной засаленности выбросил на помойку. Именно там талисман и отыскался.

Будто бы имел место и такой эпизод: Маринеско не понравилось, как его встретили на берегу после похода, и он без лишних церемоний отдал команду на погружение прямо у пирса. По преданию, сутки экипаж отмечал победу прямо в прочном корпусе, не обращая внимания на попытки командования до него достучаться.

Случай, когда Маринеско не поделил одну очаровательную докторшу с еще одним подводным комбригом Александром Орлом и одержал над ним верх в рукопашной схватке, действительно имел место. Причем экипаж С-13 был всецело на стороне своего командира и как-то, пользуясь темнотой кинозала, дополнительно намял бока Орлу за то, что Маринеско начали таскать по партлинии.

Еще одна выходка, уже послевоенная, стоила Маринеско карьеры командира подлодки. За потопленные вражеские транспорты командиры субмарин получали не только награды, но и неплохие денежные премии. В Финляндии Маринеско на свои премиальные купил "Опель" и не захотел с ним расставаться, когда поступило распоряжение перебазироваться в Лиепаю. По его команде машину укрепили на верхней палубе героической С-13, и она на потеху всем успешно "переехала" через Балтику. На этот раз в шоке оказался не только политотдел бригады подплава, но и политуправление флота.

Но самым фатальным и для самого командира С-13, и для его экипажа стал случай в Турку, в Финляндии. В 1944 году, когда еще действовали законы военного времени, Маринеско и его приятель, командир плавбазы "Смольный" Лобанов, серьезно загуляли в иностранном порту. Командование прознало, в ресторане какой гостиницы отдыхают офицеры, самовольно сошедшие на берег, и прислало за ними посыльного. Однако Маринеско по требованию приглянувшейся ему хозяйки гостиницы прогнал посыльного прочь и демонстративно остался со своей нечаянной избранницей до утра. В итоге Лобанов оказался на передовой, а Маринеско ушел в поход с напутствием "не возвращаться без победы" (во-первых, к тому времени заменить его было некем - все командиры средних лодок уже погибли, во-вторых, служба на подводной лодке считалась опаснее штрафбата - были случаи, когда люди, закупоренные в отсеках, просто сходили с ума).

И он вернулся, потопив в одном походе "Густлова" и "Штойбена". Но из подвига, по выражению Александра Крона, вычли провинность: Маринеско вместо звезды Героя получил только орден Красного Знамени, лодка не стала гвардейской (только краснознаменной), не слишком высоко был отмечен и экипаж.

Если бы был наказан только командир, вопросов было бы меньше. Но поскольку наказали весь экипаж, командованию пришлось искать более принципиальные объяснения.

Например, вспомнили, что у Маринеско вдвое меньше боевых походов, чем у его боевых коллег Грищенко и Матиясевича. Что С-13 выходила в море, минуя немецкие минные заграждения, а те на Л-3 и "Лембите" неоднократно форсировали считавшиеся непреодолимыми Гогландский и Нарген-Порккала-Уддский минные рубежи, на которых погибла половина всех балтийских подводных лодок (в 1943 году немцы, творчески переработав блистательную идею самого изобретательного минера адмирала Колчака, перегородили Балтику сетями и вообще не выпустили на свои коммуникации ни одной нашей подлодки). Все эти доводы можно было принять, если бы Петр Грищенко и Алексей Матиясевич своевременно стали героями. Но поскольку этого не произошло (о том, как драматически во второй раз переплелись судьбы героев, рассказ впереди), в чем резон попрекать Александра Маринеско послужными списками его боевых товарищей? Все они оказались на десятилетия в одном положении - непризнанными асами подводной войны.

Вот и получается, что основной преградой на пути Александра Маринеско к "Золотой Звезде" стало его поведение на берегу. Как много позже объяснял один из авторитетных "инженеров человеческих душ", присваивать командиру С-13 звание Героя было категорически нельзя, поскольку его пример отрицательно повлиял бы на "результаты воспитательной работы среди курсантов военно-морских училищ". Тщетная предосторожность: Маринеско был и по сей день остается самым популярным подводником в военно-морской среде.

Командующий подводными силами фашистской Германии гросс-адмирал Карл Дениц, похоже, понимал, чего стоит служба на подлодках, в военный период тем более. По крайней мере на награды для своих подводных асов "папа Карл" не скупился. Не приходилось подводникам рейха и снимать стресс казенным спиртом в наглухо задраенных каютах. Немецкие экипажи, вернувшиеся из боевых походов, проводили отпуска или в фатерлянде, или на французских курортах. Правда, возможности у немцев были несколько иные - подводной войной Дениц руководил из оккупированного Парижа, а передатчик, при помощи которого осуществлялась радиосвязь с подводными лодками в Атлантике, висел на Эйфелевой башне. И вот что самое примечательное: узаконенное "моральное разложение" не помешало "цепным псам" Деница добиваться высокого боевого результата. Только в октябре 1940 года они потопили по тоннажу судов союзников больше, чем Балтийский флот за всю войну. И неправда, как утверждают наши историки, будто бы немецким подводникам было легче, поскольку они воевали исключительно с безоружными транспортами. За войну немцы потеряли из 1170 своих субмарин 863.

Три командира

По иронии судьбы в том самом указе о присвоении звания Героя рядом с именем умершего в забвении командира С-13 должны были стоять имена еще двух балтийских подводников, заслуги которых тоже своевременно отмечены не были, - командира подводного минного заградителя Л-3 Петра Грищенко и командира подводного минзага "Лембит" Алексея Матиясевича. Тех самых, подвигами которых пеняло начальство Александру Маринеско. По информации "Итогов", их из почти уже "испеченного" указа вычеркнули по ряду причин, в том числе и по самой партийно-сволочной - "слишком много подводников". Иначе говоря, сработал "принцип списка", который всегда позволял бюрократии, если потребуется, награждать непричастных и наказывать невиновных.

Алексей Матиясевич в 1995 году посмертно получил звание Героя России. Петр Грищенко, которого считают в нашей стране подводником N2, так и не дождался своей "Золотой Звезды". И, как полагают знающие люди, на официальном уровне его заслуги вряд ли когда-нибудь будут признаны. Все потому, что в свое время звание Героя Советского Союза своим указом ему присвоила неформальный советский лидер Сажи Умалатова.

Но еще более занимательно, почему три самых прославленных командира подводных кораблей все-таки не получили положенные им награды еще во время войны. Маринеско потопил 4 транспорта общим водоизмещением 42 557 брт, Грищенко минами и торпедами потопил 18 судов и кораблей противника - 35 506 брт, Матиясевич - 17 кораблей и транспортов водоизмещением 18 532 брт (по его личным подсчетам, "Лембит" минами и торпедами отправил на дно 8 боевых кораблей и 17 транспортов водоизмещением 57 366 брт). У многих командиров подводных лодок, ставших героями своевременно, боевые результаты значительно скромнее...

О том, как он не получил звезду Героя, Алексей Матиясевич рассказал автору этих строк лично. В конце 1942 года "Лембит" вернулся из очередного похода с вполне геройским результатом: впервые на Балтике одним залпом были потоплены сразу два транспорта противника. Хотя лодка могла бы и не вернуться. Накануне, после еще одной успешной атаки, противник нанес по лодке удар глубинными бомбами, в результате произошел взрыв в одной из аккумуляторных ям, вызвавший чудовищные разрушения. Тем не менее экипаж выполнил ремонт, и контуженный "Лембит" остался на позиции до конца назначенного срока.

Их встречали как вернувшихся с того света, и сам командующий Балтфлотом адмирал Трибуц сказал: "В военной истории не было примера подобного мужества подводников в таких сложных условиях". Весь экипаж был награжден орденами, причем орденов Ленина лембитовцам досталось как никакому другому экипажу. Ничего не получил только командир, потому что, как было разъяснено, его представили к "Золотой Звезде" и надо просто подождать.

Но тут вмешался рок: финская субмарина потопила нашу С-7, которой командовал Герой Советского Союза Сергей Лисин. Экипаж погиб, а командира и нескольких моряков финны выловили из воды и взяли в плен. Когда об этом сообщило финское радио, поступило негласное распоряжение: балтийских подводников к высшему отличию не представлять - еще неизвестно, как поведет себя в плену Лисин. И это распоряжение неукоснительно действовало вплоть до 1945 года, когда выяснилось, что в плену Сергей Лисин держался с достоинством и якобы даже отказался от предложения гросс-адмирала Деница возглавить экипаж одной из немецких субмарин. Но звездный час Матиясевича, ставшего невольной жертвой партийной предусмотрительности, к тому времени уже прошел.

Еще банальнее история с "Золотой Звездой" Петра Грищенко. В 1942 году Л-3 считалась самой результативной советской субмариной - 8 потопленных вражеских судов и кораблей (после войны выяснилось, что на счету Л-3 было значительно больше побед - 18). Но наградили Грищенко только орденом Ленина. Такой же орден получил в 1942 году и Александр Маринеско, тогда имевший на счету только один потопленный транспорт - "Хелене" водоизмещением 1850 брт.

По словам Грищенко, его звезда Героя осталась на совести командира бригады подводных лодок Алексея Стеценко, с которым у него не сложились отношения на почве Бахуса. Сам командир Л-3 спиртного не употреблял вовсе, и комбриг нередко присылал к Грищенко гонцов за его наркомовской порцией и за техническим спиртом, без которого по сей день не может обойтись ни одна лодка - штабу, естественно, спирт не полагался. Но как-то Грищенко, который после последнего похода уже купался в лучах славы, прогнал взашей посланца комбрига. Расплата наступила незамедлительно: его представление на звание Героя было разорвано в клочья.

На самом деле (при жене Петр Денисович, видимо, не хотел вдаваться в подробности) история с его ненаграждением была еще сюжетнее. В 1942 году Ленинград голодал, поэтому у артистов и артисток считалось большой удачей вырваться из блокадного города в бригаду подплава с шефским концертом - можно было подкормиться весьма сытным подводницким пайком. А если какая-нибудь смазливая актриса правильно понимала намеки некоторых военачальников, близких к распределению благ, она увозила с собой еще и доппаек.

Однажды в составе консерваторской бригады в Кронштадт приехала молоденькая, почти девочка, скрипачка. И комбриг Стеценко сразу же "застолбил" ее за собой. Понятно, чем бы кончился этот принудительный "роман", если бы не блистательный - вся грудь в орденах - капитан 2-го ранга Грищенко. Он не только лишил комбрига спирта, но и спрятал девчонку подальше от не в меру любвеобильного старшего морского начальника. И это Грищенко, конечно же, не простилось, хотя вся бригада была на его стороне и активно следила за этим "поединком".

Кстати, комбриг Стеценко очень скоро вышел в адмиралы. Матиясевич и Грищенко не пошли дальше капитанов 1-го ранга. Но их офицерские судьбы все-таки не так трагичны, как у капитана 3-го ранга Маринеско...

Олег Одноколенко

Врез 1

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера