Архив   Авторы  

Чей храм?
Общество

Кому принадлежит храм Христа Спасителя в Москве? Большинство, не задумываясь, ответит: Русской православной церкви. И ошибется

Если войти в Спасо-Преображенскую церковь, расположенную в нижней, стилобатной части комплекса храма Христа Спасителя (ХХС), со стороны Соймоновского проезда и пройти по музею, то с противоположной входу стороны можно увидеть железные двери. Это вход в закрытую зону. Там находятся помещения, доступ в которые посторонним запрещен. ХХС - это не только кафедральный собор, но и помещения "двойного назначения" - церковного и светского. Культовую часть комплекса город передал РПЦ, но с другими помещениями расставаться, похоже, не торопится. Церковь же рассчитывает получить весь комплекс. И хотя официально ситуацию никто из столичных чиновников комментировать не рискует, вопрос о собственности, по сведениям "Итогов", стоит весьма остро.

Храм неизвестный

Что же скрывают железные двери и суровые охранники, на которых то и дело натыкается взгляд? Попасть в закрытую зону можно по лестницам или с помощью четырех пар лифтов, имеющихся в каждом пилоне. В одном из них лифты проходят насквозь из нижнего храма на смотровую площадку и предназначены для подъема экскурсий и официальных делегаций. Лифты N4 и N6 обслуживают только патриарха и священнослужителей, остальные, соединяющие верхний храм с пилонами, - служебные. Все лифты облицованы мрамором, Карачаровский завод делал их специально для храма.

Из помещений нижней части комплекса простому смертному доступен лишь зал церковных Соборов. Туда можно попасть, купив билет на концерт классической музыки. Зал строился для проведения Вселенских и Поместных соборов, но затем поменял свое предназначение. Чтобы помещение, способное вместить 1500 человек одновременно, не простаивало в перерывах между собраниями духовенства, столичные власти решили превратить его в площадку для концертов духовной и классической музыки. Для собраний были созданы идеальные условия (с возможностью перевода докладов на шесть языков), а вот для концертов зал решительно не годился из-за неподходящей акустики.

По словам Михаила Посохина, "акустику можно создать с помощью электронного оборудования", но исполнители классической музыки предпочитают акустику естественную. Тем не менее зал церковных Соборов срочно был начинен сложнейшей аппаратурой. Справа от сцены, за верхними рядами кресел - дверь в аванзал, стены которого украшены изображениями главных российских монастырей и храмов по эскизам самого молодого академика Российской академии художеств Василия Нестеренко.

Из аванзала путь ведет в анфиладу трапезных палат, состоящую из пяти залов: зала Причта (для служителей низшего уровня), Белого (патриаршего), Большого (изумрудного), Красного и Сергиевского. Все они украшены росписью, картинами на библейские сюжеты, связанные с трапезой, иконами, барельефами и способны вместить 1500 человек. Вдоль трапезных - длинный коридор с выходами в сервировочные комнаты и огромный пищеблок. Здесь установлено необходимое оборудование, но ни посуды, ни персонала нет - держать собственных поваров и официантов невыгодно, и на банкеты, которые случаются не чаще раза в месяц, приглашают персонал из других ресторанов. Эти великолепные трапезные вполне можно задействовать в постоянном режиме. Есть идея устроить здесь ресторан, как в Даниловском монастыре, или закрытый клуб.

Персонал храма питается в малом пищеблоке, способном обслуживать 200 человек в день, в котором есть свои повара и официанты. Как правило, именно они обеспечивают те официальные приемы патриархии, на которых число приглашенных не превышает 500 человек. Есть в храме и собственная просвирочная, способная обеспечить просвирками всю Москву.

Из Красной трапезной можно попасть прямиком в покои патриарха. По замыслу это рабочие помещения, где Святейший может проводить встречи, приемы, а также отдыхать в дни соборов и служб. Его личные палаты состоят из кабинета, тронного зала, приемной и комнаты отдыха. Изначально предполагалось оформить их в стиле московской архитектуры XVI-XVII веков, но впоследствии было отдано предпочтение деревянным панелям, и теперь помещения напоминают обычные кабинеты. Единственное, что отличает патриаршие палаты от любого другого офиса, - это предметы культа и вышитые вручную иконы с драгоценными каменьями. Каждая такая икона размером 90х70 см стоит около 25 тыс. долларов, и работают над ней шесть мастеров в течение двух месяцев. В тронном зале патриарх принимает визитеров. Традиция устанавливать в каждом кафедральном соборе трон как символ высшей духовной власти пришла из Византии. В главном алтаре ХХС находится роскошный трон Святейшего патриарха Тихона, поэтому тот, что стоит в покоях, довольно скромен по форме и убранству.

В двух шагах от покоев - зал заседаний Священного синода. Синод, возглавляемый патриархом, состоит из пяти постоянных и пяти временных членов. Поэтому вокруг стола в центре зала десять стульев и кресло патриарха. Зимой, когда госкомиссия принимала зал, произошла заминка: священнослужители, входившие в приемочную комиссию, высказали недовольство стульями - деревянные, с прямыми жесткими спинками, эскиз которых делали чуть ли не с трона Петра I, комфортными их и впрямь не назовешь. Но на защиту стульев встал Зураб Церетели, и вопрос замяли. Убранство восьмигранного зала выполнено в чисто русском стиле: золото, дорогой штоф на стенах, замысловатые бирюзово-белые орнаменты отделки.

На нижнем уровне в длинном коридоре - мини-гостиница, где сановники могут отдохнуть во время больших праздников, когда службы в храме длятся несколько суток. Рядом вход в библиотеку, расположенную под залом Синода и повторяющую его форму. Книг там пока нет, хотя библиотека рассчитана на 10 тысяч томов. Панели и шкафы изготовлены в Италии, а роскошный паркет и люстры сделаны в России. Недавно читальный зал украсили три гобелена, выполненные в уникальной технике росписи по чесуче, работы художников Надежды Журбы и Геннадия Тарасова.

Зал Синода, покои патриарха, библиотека находятся исключительно в ведении церкви, обслуживаются ее персоналом. Светские власти обеспечивают лишь их охрану и инженерное обслуживание. Только в одной диспетчерской охраны, а их несколько, находится 17 дисплеев, на которые посылают "картинки" 135 камер, установленных во всех помещениях храма. Любое движение дверей и окон фиксируется датчиками, а в комнате охраны на принтере появляется распечатка, где зафиксировано не только время, но и конкретная раскрытая створка. Кроме того, ХХС имеет уникальную систему вентиляции и кондиционирования (только вентиляционных камер - 60). А подземный гараж рассчитан на 350 автомобилей.

Кто будет платить?

Воссоздание и строительство этого сложнейшего объекта, по сведениям "Итогов", обошлось в астрономическую сумму - около 850 млн. долларов (а не в 650 миллионов, как это сообщается официально). Еще несколько десятков миллионов потребуется найти на его окончательное завершение. Но, как оказалась, это еще не все. Не менее сложно будет найти деньги на содержание комплекса ХХС. Как стало известно "Итогам", ежегодно на это нужно около 1,3 млн. долларов. Ранее деньги на содержание выделялись из внебюджетных средств московского правительства, но с принятием нового федерального закона о бюджете такой механизм более не применим. Кто же должен содержать храм?

Один из возможных вариантов таков: содержание храма могло бы взять на себя правительство Москвы. При условии, что город получит возможность распоряжаться помещениями "светского" назначения, чтобы хоть частично компенсировать затраты. Например, за счет прибыли от коммерческого использования гаража, трапезных, зала церковных Соборов, просвирочной и экскурсий. Хотя, справедливости ради, заметим, что эти доходы могут покрыть не более 10-15 процентов затрат. Однако церковь явно не в восторге от подобной перспективы. Так, руководитель координационной группы специалистов по художественному убранству храма Христа Спасителя священник Леонид Калинин заявил корреспонденту "Итогов", что "комплекс не делался в расчете на какие-либо светские программы, поэтому нет никаких "светских" помещений - все церковные". Использование помещений ХХС в светских целях, по словам Калинина, возможно в рамках, допустимых канонами церкви. И любой такой случай должен согласовываться лично с патриархом и существующей в храме церковной структурой, возглавляемой ключарем - протоиереем Михаилом Рязанцевым. Пока система согласования не отработана как следует.

Церковь претендует на полный контроль за храмовым комплексом. "В 1999 году, когда сдавалась первая очередь комплекса, верхний храм в честь Рождества Христова и нижняя Спасо-Преображенская церковь были переданы церкви. Это зафиксировано в акте Государственной приемки, подписанном правительством Москвы, России и РПЦ, - рассказывает священник Леонид Калинин. - Может быть, юридически это не оформлено. С тех пор как церковь отделили от государства, в головах политиков и законодателей нет места мыслям о том, что церковь может иметь собственность. Поэтому 99 процентов памятников культуры и архитектуры, принадлежавших Русской православной церкви и незаконно изъятых после революции, не возвращаются ей в собственность, а передаются в так называемое бессрочное и безвозмездное пользование. Что не является серьезным, признаваемым в мире юридическим актом. И это касается не только памятников исторических, но и вновь возводимых храмовых построек".

Однако собственник должен будет взять на себя все или значительную часть расходов по содержанию своего имущества. Но на прямой вопрос "Итогов": "Способна ли церковь содержать храмовый комплекс без помощи государственных или муниципальных структур?" - священник Леонид Калинин ответил уклончиво:

- Удивительно, что государство не пытается обратиться к опыту церковно-государственных отношений. Храм Христа Спасителя в XIX веке был поставлен на государственное содержание, поскольку являлся уникальным объектом не только религиозного, но и культурного и исторического значения. Более того - это мемориал памяти Отечественной войны 1812 года.

Выходит, что церковь хотела бы быть собственником храма, но чтобы при этом содержало его государство. Понятно, что такая позиция, мягко говоря, не находит полного понимания в структурах городской исполнительной власти. Хотя пока официально чиновники не комментируют ситуацию, в частных разговорах проскакивала мысль: мол, если уже все равно городу придется содержать храм, почему он должен отказываться от права собственности? Пока в связи с законодательными ограничениями на использование внебюджетных средств на целевые программы (из которых и финансировалось строительство и содержание ХХС) приходится искать иные источники. Так, зал церковных Соборов частично взял на себя московский Комитет по культуре, эксплуатацию комплекса - город. Но, как признает Леонид Калинин, вопрос, на какие средства в дальнейшем будет содержаться и обслуживаться храм, открыт.

Юлия Павлова

Врез 1

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера