Архив   Авторы  

Тихий Цзян
Профиль

Политик, которого сначала никто не воспринимал всерьез, вот уже десять лет правит великой державой. Сохранить власть он сумел благодаря своему умению не наживать врагов и примирять самых яростных противников

Цзян Цзэминь любит удивлять. Но к каждому экспромту готовится тщательно. Так было, когда в один прекрасный день он предстал перед соотечественниками в европейском костюме, дав тем самым понять, что времена революционных потрясений канули в Лету. Так было, когда лет пять назад он заявил о начале тотальной борьбы с коррупцией. Менее чем за три года были казнены 1781 человек. Казнокрадства от этого меньше не стало, но Цзяна это ничуть не смутило: народ поддерживает и одобряет эту схватку не на жизнь, а на смерть.

Его конек - способность ювелирно подстроиться под партнера по диалогу. Как-то во время морской прогулки по Манильской бухте Цзян недурно спел дуэтом с филиппинским лидером Фиделем Рамосом хит Элвиса Пресли "Люби меня нежно". Зная о музыкальных пристрастиях Клинтона (Цзяну предстоял визит в США), Рамос тогда предрек: "Вы его сильно удивите". Так и случилось. Когда во время визита с полсотни студентов устроили манифестацию против нарушений прав человека в Китае, Цзян процитировал отцов - основателей США и театрально примерил колониальную треуголку. Лед растаял. Дальше - больше. Приехав поутру на нью-йоркскую биржу, Цзян потряс колокольчиком, извещающим об открытии торгов, и произнес лишь одну фразу: "Доброе утро, желаю удачи". Рухнувший днем ранее индекс Доу-Джонса начал быстро выправляться и к концу дня поднялся более чем на 330 пунктов.

Очаровал Цзян и Билла Клинтона. Тот, решив преподать гостю урок демократии, во время экскурсии по Белому дому начал спич о торжестве конституции и Билля о правах. Выдержав паузу, Цзян деликатно прервал "учителя" и уличил Клинтона в неточностях при цитировании священных американских писаний. После чего как бы между прочим добавил, что знает наизусть все диалоги из фильма "Дилижанс" с любимым клинтоновским актером Джоном Уэйном...

Нынешний визит Цзян Цзэминя в Москву - из того же ряда хорошо подготовленных экспромтов. Дата приезда - 15 июля - выбрана отнюдь не случайно. Приехать 13-го, в день голосования на 112-й сессии МОК по городам - претендентам на проведение Олимпиады-2008, в числе которых Пекин, было бы для искушенного политика слишком рано и нарочито. 16-го - уже поздно. Так что 15 июля - в самый раз: в "корону китайских достижений" под чутким руководством Цзян Цзэминя вставлен бесценный бриллиант под названием "Китай - страна - организатор Олимпиады 2008 года" в дополнение к таким уникальным алмазам, как возвращение Гонконга в 1997-м и Макао в 1999 году в лоно родины, вступление КНР в ВТО (это должно произойти в конце года) и непрекращающийся экономический бум, подкрепленный абсолютной политической стабильностью.

Политическая жизнь Цзян Цзэминя удалась! Подобными результатами не могли похвастаться куда более крутые китайские лидеры - Мао Цзэдун и Дэн Сяопин. От их "больших скачков" и "социализма с китайской спецификой" Поднебесная вздрагивала куда сильнее, но то было лишь мучительное рождение нового Китая. Цзян сосредоточил в своих руках огромную, практически неограниченную власть. Но при этом у него нет нужды устраивать очередную "культурную революцию", чтобы защититься от политических соперников. Единственное, чем Цзян несколько обделен, - это необходимой для политика харизмой, имевшейся в избытке у Мао и Дэна. Возможно, поэтому за глаза его называют "цветочной вазой без цветов". Или мотыльком, который взлетел на вершину власти не благодаря своим талантам, а на крыльях политического ветерка.

Везунчик Цзян

Звезды всегда благоволили будущему "императору коммунистического Китая". Цзян Цзэминь родился 17 августа 1926 года в захолустном городке Янчжоу под Шанхаем в семье бедного учителя. В тот момент малая родина Цзяна находилась под японской оккупацией. У отца Цзяна не нашлось денег не только на то, чтобы вырастить ребенка, он не смог заплатить даже за регистрацию новорожденного. Цзяна отдали на воспитание в семью более зажиточного брата отца, который к тому же был членом КПК. Дядя усыновил племянника, присвоив ему свой фамильный иероглиф, а главное, дал денег на учебу. Цзян окончил Американскую миссионерскую школу в Шанхае и недурно овладел английским языком. А к началу гражданской войны (1945-1949 годы) Цзян Цзэминь по причине гибели дяди от гоминьдановской пули становится "сыном партии". В апреле 1946 года он уже официально в рядах КПК. В 1947 году Цзян получает диплом электрика, окончив электротехнический факультет престижного университета Цзяотун в Шанхае.

После образования КНР Цзян Цзэминь прошел все ступени шаткой чиновничьей лестницы. Но что удивительно - ему всегда удавалось оставаться в стороне от внутрипартийных битв. В отличие от Дэн Сяопина он не пострадал в ходе "чисток" и не гнул, как, скажем, нынешний премьер Госсовета КНР Чжу Жунцзи, спину в свинарниках под присмотром хунвейбинов в годы "культурной революции". Напротив, карьера Цзяна медленно, но верно шла в гору. Нельзя сказать, что он громче других кричал "Мао чжуси вань суй!" ("Десять тысяч лет счастья председателю Мао!"), но и "заднескамеечником" не слыл. Цзян хорошо усвоил науку той жестокой эпохи: когда лучше подхватить уже выкрикнутый кем-то лозунг и когда прекратить надрывать горло.

Такие качества были вскоре замечены и оценены. Партия направила его сперва на должность заместителя инженера, затем заведующего техотделом, а потом и первым замдиректора шанхайского завода продовольственных товаров "Иминь". С работой Цзянь справлялся отлично, но вскоре был переведен на другой объект - замдиректора мыловаренного завода в Шанхае. С присущим ему прилежанием Цзян выполняет задание партии и по производству необходимого стране мыла. Зато когда пришла пора направлять проверенные кадры на учебу в СССР, фамилия Цзяна в списке числилась одной из первых.

В 1955-1956 годах он проходил практику на автомобильных заводах ЗИС и ГАЗ (помимо приобщения к авторемеслу он был главным казначеем в колонии китайских стажеров; а всеми стажерами руководил нынешний спикер китайского парламента Ли Пэн). Цзян овладел русским, полюбил сгущенку и русские песни, что в дальнейшем ему здорово помогло в налаживании дружеских отношений с первым президентом России Борисом Ельциным.

Но все это было потом. А в годы "большого скачка", когда отношения между Москвой и Пекином испортились, за учебу в СССР можно было схлопотать срок. Цзян Цзэминя эта печальная участь миновала.

В сентябре 1982 года на XII съезде КПК (первом после прихода к власти Дэн Сяопина) Цзян Цзэминь был впервые избран членом ЦК КПК. В течение 1983-1985 годов он работал министром электронной промышленности, парторгом министерства. В 1985 году он уже назначен зам. секретаря комитета КПК Шанхая и тогда же выдвинут в мэры города.

В том же году "везунчика Цзяна" поджидало испытание. На улицы 20-миллионного мегаполиса вышли тысячи студентов, протестующих против "засилья чиновников". Цзян легко выдержал и этот урок: он не подверг молодежь репрессиям, а, наоборот, пообещал начать борьбу с коррупцией и чиновничьим произволом. Студенческие манифестации быстро прекратились, а толерантность Цзяна отметили в Пекине. По окончании XIII съезда КПК (1 ноября 1987 года) Цзян Цзэминя вводят в состав Политбюро ЦК КПК. В 1987-1989 годах он возглавлял Шанхайский городской комитет КПК. Окончательно же его судьбу перевернули события ночи с 3 на 4 июня 1989 года на площади Тяньаньмэнь.

Специалист по кошкам

Высший партпост Цзян Цзэминь получил по воле случая. Если бы не было трагедии на площади Небесного спокойствия в Пекине, если бы предыдущий руководитель ЦК КПК, любимец и наследник Дэн Сяопина Чжао Цзыян не выболтал находящемуся в тот момент в КНР Михаилу Горбачеву главную китайскую тайну, что все решения в партии и стране, в том числе и по подавлению мятежных студентов, по-прежнему принимает "пенсионер" Дэн (после этого Чжао был тут же разжалован и отправлен под домашний арест), то вряд ли скромный руководитель шанхайских коммунистов Цзян Цзэминь получил бы столь вожделенный пост.

В колоде претендентов, из которых Дэн выбирал себе преемника, Цзян не был даже равным среди равных. Были куда более достойные, а главное, более авторитетные политики. Тем не менее Дэн выбрал именно Цзяна, разглядев в своем новом фаворите одно важное качество: тот благодаря своему прагматизму, основанному на простецком лозунге Дэна "Неважно, какого цвета кошка, лишь бы она ловила мышей", не имел врагов и умел примирить даже самых яростных противников.

После Тяньаньмэня Дэн Сяопин утратил интерес к власти. Его интересовали лишь несколько вещей - вовремя посмотреть по телевизору какой-нибудь футбольный матч, сыграть с родственниками партию в бридж и успеть "до встречи с Марксом" поприсутствовать на церемонии передачи Гонконга под суверенитет Китая (свою главную мечту он так и не реализовал: Дэн тихо скончался в феврале 1997 года). Последним повелением Дэна стало решение о выдвижении на высший партийный пост бесконфликтного и предсказуемого Цзян Цзэминя. Говорят, что во время беседы с глазу на глаз с Дэном Цзян долго отказывался от подарка судьбы, а его жена Ван Епин, узнав о новом назначении мужа, даже расплакалась, приговаривая, что ее супруг не проправит в Поднебесной и года...

Поначалу как в самом Китае, так и за границей многим казалось, что так оно и будет. В китайских СМИ в первые месяцы правления Цзяна даже фигурировала формулировка о "коллективном руководстве". А западная печать пренебрежительно именовала нового китайского лидера, одетого в застегнутый на все пуговицы френч а-ля Мао, не иначе как "халиф на час". Оказалось - зря!

Фокусник из Поднебесной

Когда Джордж Буш-младший стал президентом США, он, видимо, решил, что настало время поставить Китай на место. В своих первых публичных заявлениях он отзывался о КНР в полууничижительных тонах. А потом случился скандал с американским самолетом-разведчиком, вынужденным после столкновения с китайским самолетом-перехватчиком приземлиться на острове Хайнань. В конце концов Джордж Буш был вынужден сквозь зубы извиниться за гибель китайского летчика. Некоторые американские СМИ по этому поводу шутили, что проигравшему в этой схватке Бушу следовало бы предложить Цзяну матч-реванш, но уже в гольф. Впрочем, случись такое, не исключено, что лидер КНР, привыкший ко всему тщательно готовиться, опять преподнес бы сюрприз, отправив с первого удара мяч в лунку.

Перед "чарами Цзяна" не устоял и Борис Ельцин. Известно, что в полемическом задоре первый президент РФ подчас не жалел ни своих, ни чужих. Исключение составлял, пожалуй, только "друг Цзян". В своих последних мемуарах "Президентский марафон" Борис Николаевич с большой теплотой вспоминает все многочисленные встречи с китайским руководителем. Есть там, например, такой пассаж: "Цзян Цзэминь пригласил меня в свою резиденцию и привел в "Беседку луны" - воздушное сооружение на берегу канала. Там стояли два кресла. И ничего больше... Это специальное место для созерцания высшего природного начала. Мы сели в кресла и стали... созерцать свою прошедшую длинную жизнь... Вспомнили прошлое, 50-е годы... Сколько политических эпох пролетело. Сколько конфликтов пронеслось над нашим земным шариком. Сколько лидеров взошло на политическую сцену и сошло с нее. А сгущенку до сих пор помним".

Похоже, что труды основоположников российско-китайских "встреч без галстуков" (в Китае их называют "встречами без курток") не пропали даром. Помимо "олимпийской цели" Цзян приехал в Москву и по соображениям стратегического характера. Стороны намерены подписать межгосударственный договор о мире и дружбе, который, по мнению наблюдателей, не имеет аналогов.

Экспромт на десерт

Но главный сюрприз, который преподнес Цзян Цзэминь, случился осенью 1999 года, накануне полувекового юбилея народного Китая. На пленуме ЦК КПК Цзян, которого к этому времени стали считать властолюбцем, назвал имя своего преемника. В 2003 году ему на смену придет Ху Цзиньтао, совмещающий сейчас посты заместителя председателя страны и заместителя председателя Центрального военного совета. Любопытно, но примерно в это же время в Китай приехал Борис Ельцин. В книге "Президентский марафон" он так описывает свой последний заграничный визит в качестве главы государства: "А в конце 99-го я вновь посетил с визитом Пекин... Обратите внимание на время. Я уже принял решение, что ухожу в отставку. Еще никто не знает об этом". Возможно, первым, с кем Борис Николаевич поделился своей сокровенной тайной, был его китайский друг.

Что касается выбора Цзяна, то его нынешний преемник Ху Цзиньтао, по образованию инженер-гидравлик, пока ничем не примечателен. Так же как и Цзян, он тихо и без лишнего шума прошел все ступени внутрипартийного роста. Правда, Ху имеет одно преимущество - он очень молод. 58 лет для китайского политика не возраст. Следующее поколение руководителей КНР обучалось в основном на Западе и не знает вкуса советской сгущенки. Ху наверняка постарается расставить на ключевых постах своих сверстников, как это делал сам Цзян Цзэминь, насадив в Пекине людей из Шанхая. Правда, в истории КНР официальные преемники, как правило, добром не кончали.

Преемник Мао маршал Линь Бяо, неожиданно обвиненный в заговоре против председателя, пытался на самолете вместе с семьей сбежать к "врагам из СССР", но так и не долетел - его "Трайдент" потерпел катастрофу в монгольских степях. Жена и политический сподвижник основателя КНР Цзян Цин повесилась после того, как ее обвинили в "страшных контрреволюционных преступлениях". Еще один преемник "великого кормчего", Хуа Гофэн, был смещен Дэн Сяопином и ушел в полное небытие. Преемник Дэна Чжао Цзыян тоже так и не стал китайским лидером, проживая и поныне под домашним арестом. Единственным, кто смог нарушить эту печальную традицию, стал Цзян Цзэминь.

...В годы своей революционной молодости Мао Цзэдун любил повторять: "Если в горах нет тигра, то хозяином вершины может стать обезьяна". Всю свою неспокойную жизнь "великий кормчий" боролся за то, чтобы не допустить на вершину разного рода конкурентов-"обезьян". Все напрасно. Ныне его тело лежит в хрустальном саркофаге на площади Тяньаньмэнь. Гиды объясняют толпам туристов, что те проходят мимо тела основателя КНР. И больше ничего не добавляют. Заслуги в утверждении Китая в качестве мировой державы, о чем Мао лишь мечтал, достанутся незнакомому ему Цзян Цзэминю. Именно его будут вспоминать как человека, во время правления которого Китай добился самых значительных успехов за последние несколько столетий.

Хотя, возможно, люди искусства, к творчеству которых Цзян питает слабость, будут вспоминать нынешнего председателя КНР по другому поводу. К примеру, Пласидо Доминго, который недавно встречался с Цзян Цзэминем, поведал миру о том, что "он обрел выдающегося политика, но потерял великого тенора".

Александр Чудодеев

Врез 1

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера