Архив   Авторы  

Карла дель Понте - Стальная Синьора
Профиль

Бешеная езда с мигалками и сиреной, обыски и ночные допросы получаются у нее лучше, чем сбор улик

Главными врагами девочки были гадюки. Она ловила их, но не убивала, а сажала в "темницу" - большую картонную коробку, стоявшую у нее под кроватью. Собственно, пресмыкающиеся и стали первыми существами, оказавшимися в неволе благодаря Карле дель Понте. Сегодня у главного обвинителя Международного трибунала ООН по бывшей Югославии добыча покруче. В гаагскую тюрьму доставлен Слободан Милошевич, весьма скоро здесь могут оказаться и другие персонажи - боснийские сербы Радован Караджич и Ратко Младич. Правда, места у Милошевича побольше, чем в коробке под кроватью у Карлы, - целых 12 квадратных метров.

Чего-чего, а воли и настойчивости Карле дель Понте не занимать. Эти качества выработались у нее еще в детстве. Будущий прокурор родилась 9 февраля 1947 года на юге Швейцарии, в Лугано. Несколько поколений из рода дель Понте (в Альпийской республике, особенно в южных ее регионах, итальянские фамилии встречаются даже чаще, чем немецкие или французские) занимались традиционным для туристической Мекки бизнесом - держали маленькую гостиницу. Трое ее братьев всегда старались играть первую скрипку, и ей, единственной девочке, приходилось отстаивать свои права подчас с кулаками. Так вырабатывался жесткий характер, за который потом Карлу прозвали Стальной Синьорой.

Стремление вырваться из удивительных по красоте, но патриархальных по нравам родных мест определили выбор Карлы. Юриспруденция - вот что дает независимость. Ведь традиционно в швейцарской провинции врач, судья и учитель - элита общества. Продолжать семейный бизнес, управляя гостиницей, казалось Карле делом слишком примитивным. Да и закрытый пансион для девочек в Ингенболе, с его жесткой дисциплиной, очень способствовал мечтам о самостоятельности.

Потом была учеба в Женевском университете и в Англии, диплом юриста, адвокатская лицензия. Но очень скоро Карла поняла, что защищать обвиняемых не по ней. Как она потом призналась в одном интервью, отстаивать интересы людей, нарушивших закон, прекрасно зная об этом, противоречило ее внутренним принципам. Несколько проигранных дел поставили точку в недолгой адвокатской карьере, и Карла перешла в прокуратуру.

С неудобствами вроде достаточно скромного жалованья, несравнимого с адвокатскими гонорарами, наличия жесткой иерархии, необходимости писать разного рода отчеты она быстро смирилась. Карьера на новом поприще, что называется, заладилась. Напористость, готовность работать по 14 часов в день, редкая для женщины профессиональная "упертость" не остались незамеченными наверху: в 1985 году ее назначили прокурором кантона Тессин.

Здесь ее профессиональное честолюбие, что называется, вырвалось на простор. Тессин, как, впрочем, и вся южная Швейцария, традиционно служили "прачечной", где отмывались деньги итальянской мафии. Без тени страха Карла дель Понте вошла в эти джунгли. Помогали ей легендарные итальянские следователи Джованни Фальконе и Антонио Ди Пьетро. В итоге имя дель Понте оказалось в черном списке мафии. В июне 1989 года, когда она встречалась с Фальконе в Италии, в его доме на Сицилии прогремел взрыв. Оба уцелели лишь чудом. С тех пор Карла дель Понте без телохранителей не ходит. Но Фальконе многочисленная охрана не помогла: в 1992 году его бронированный лимузин взлетел на воздух, и следователь погиб.

Что было потом, она сегодня предпочитает не вспоминать. Многие дела рассыпались из-за недостатка доказательств, обвиняемых одного за другим оправдывали суды. Сколько сломанных человеческих судеб стояло за картинными акциями обысков и арестов! Немецкий предприниматель Ханс Цемп, заподозренный "стальной Карлой" в связях с мафией, и вовсе разорился, хотя был потом полностью оправдан. И таких, как он, в Тессине оказалось немало. Не случайно в родных местах за дель Понте закрепилось малоприятное прозвище - "Карлина ля песте" - Карла-чума.

Вокруг Карлы в Тессине очень скоро образовался вакуум. Нет, ее никто не третировал, но неприкрытая ирония, которой блестяще владеют живущие здесь итальянские швейцарцы, сделала свое дело. В 1994 году дель Понте ушла. Ушла на повышение - генеральным прокурором всей Швейцарии. Ее переезд в Берн в Тессине отмечали шампанским. Пили не за знаменитую землячку, а за то, что наконец избавились от нее.

Генпрокурор Швейцарии - фигура, иной масштаб, другие, более громкие дела. Карла дель Понте не уставала рисовать картину несчастной Швейцарии - этакого европейского островка честности, осажденного со всех сторон колумбийскими наркобаронами, русскими мафиози, террористами всех мастей. У Рауля Салинаса, брата экс-президента Мексики, по представлению генпрокурора арестовали на банковских счетах 118 млн. долларов, в камеру предварительного заключения угодил российский предприниматель Сергей Михайлов - якобы главарь "солнцевской банды", по подозрению в шпионаже следователи задержали полковника швейцарского генштаба Фридриха Ниффенеггера. Но самым громким обещало стать так называемое дело "Мабетекс", где потенциальными фигурантами выступали Борис Ельцин и Павел Бородин.

Доказательства собирались, как и в Тессине, стремительно: обыски, изъятия документов. Да и работа с подследственными отличалась своеобразием: полковника Ниффенеггера регулярно таскали на допрос в три часа ночи. "Карла похожа на болид "Формулы-1": много шума на старте, но к финишу приходит редко", - так отозвался о методах генпрокурора главный судья Берна Александр Чеппет. Коллега попал в самую точку - Карла обожает быструю езду, ее любимый автомобиль - "Порше", а ужины генпрокурора на озере Лаго-Маджоре, для которых местным полицейским начальникам приходилось отряжать эскорты скоростных катеров, скоро стали предметом для всеобщих пересудов.

Но, наверное, швейцарцы простили бы Карле дель Понте эти маленькие слабости, окажись ее многочисленные подследственные действительно виновными. Однако дела рушились одно за другим. Федеральный суд постановил снять арест со счетов Салинаса, пришлось освободить полковника Ниффенеггера: выяснилось, что никакой он не шпион. Оправдал суд и Сергея Михайлова, а дело "Мабетекс" фактически развалилось. Одновременно генпрокурор рассорилась и с Федеральным судом, и с влиятельным советом по прессе своей страны. По данным наших источников, сама Карла не очень стремилась к тому, чтобы занять кресло главного обвинителя Международного трибунала в Гааге: швейцарские власти уверяли, что ее кандидатура - всего лишь формальность. Но в августе 1999 года, когда она была утверждена ООН, формальность стала реальностью.

Сегодня Карла дель Понте - в цейтноте: срок пребывания в должности главного обвинителя ограничен четырьмя годами, из которых два уже прошло. Пока "производительность" гаагского трибунала невелика: из 70 обвиняемых треть пришлось освободить за недостатком улик, результативно завершились лишь 9 дел. Хватит ли Стальной Синьоре двух лет, чтобы справиться с Милошевичем?

Александр Михайлов

Врез 1

ОТ ПЕРВОГ ЛИЦА

На вопросы корреспондента "Итогов" Игоря Седых отвечает прокурор Международного трибунала в Гааге Карла дель Понте.

- Назначение на пост главного обвинителя Международного трибунала по бывшей Югославии было вашей собственной инициативой?

- Я не добивалась новой работы. Я была генеральным прокурором Швейцарии с 1994 года и предполагала оставаться на этом посту в Берне. Но когда меня спросили, интересует ли меня эта новая функция, я сказала, что это важно, потому что представляет для меня новый вызов, и я рада, что согласилась.

- Что вы будете делать, если процесс над Слободаном Милошевичем закончится оправданием, как и большинство ваших дел в Швейцарии?

- Поскольку я прокурор и поскольку мне известны доказательства против Милошевича хотя бы только по Косово, которые уже представлены суду, могу сказать, что у меня нет никаких сомнений и я ни в коем случае не допускаю возможности его оправдания. В ином случае я не привлекла бы его к суду.

- Легитимность международного трибунала все чаще подвергается сомнению правоведами, и некоторые адвокаты уже подали в голландский суд иск о незаконности задержания бывшего югославского лидера. Что вы можете сказать по этому поводу?

- Эти дебаты должны прекратиться как можно скорее, потому что легитимность трибунала подтверждена, во-первых, учреждением этого органа Советом Безопасности ООН, во-вторых, нашим апелляционным судом (орган, рассматривающий протесты на решения трибунала. - "Итоги"). Мы стараемся тщательно вести расследование. Каждое предъявляемое обвинение подвергается глубокому изучению со стороны судей, прежде чем они утверждают его. Иными словами, если вопрос проходит судебную палату, это является первой проверкой нашей работы. Давайте доведем до суда наших обвиняемых, закончим работу. Думаю, только когда трибунал завершит свою деятельность и все приговоры и их мотивировка пройдут через апелляционный суд, можно будет дать историческую оценку, подвести разумный баланс нашей деятельности. Но пока что необходимость существования трибунала у меня не вызывает никаких вопросов.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера