Архив   Авторы  

Осторожно, животные!
Общество

Рынок торговли экзотическими "меньшими братьями" то уменьшается, то растет, но так и не выходит из тени

"Вы все запомнили? - строго спрашивает меня мой проводник перед входом в Московский зоопарк. - Смотрите, ничего не перепутайте, ваша легенда должна выглядеть гладко. Я буду ждать вас за углом, а то меня тут все в лицо знают..."

По коже пробегает дрожь: дело-то не вполне законное.

Вообще-то практически любое животное можно приобрести на Птичьем рынке. Но там вам вполне могут всучить больное или непородистое. А здесь все обещают с гарантией и даже с последующим ветеринарным обслуживанием. И я направляюсь ко входу в Дом птиц.

- Мне нужен кто-нибудь из начальства, я хочу купить синелобого амазона или жако, - на одном дыхании выпаливаю я какому-то рабочему, открывшему мне дверь.

- А-а-а! Ну так вам Коля нужен. Только он сейчас в отпуске, вы можете договориться со мной, - отвечает он. Я даже не успеваю изложить свою слезливую историю, о том, как я держала несколько лет большого попугая и теперь хочу нового, потому что тоскую после преждевременной кончины своего любимца.

- Вы правильно сделали, что пришли к нам, а то на Птичке вам такое предложат, что не обрадуетесь, да еще и с огромной переплатой, - продолжил работяга. - Но жако у нас сейчас все, к сожалению, оприходованы. Могу предложить вам попугаев среднего размера, я как раз ими заведую, или оставьте заказ на амазона, мы с вами свяжемся в ближайшее время. Думаю, что вы сможете уложиться в 300-400 долларов.

Предложение моего собеседника звучало весьма заманчиво, ведь на рынке большие попугаи стоят около 700 долларов.

Взяв с моего добровольного помощника обещание позвонить мне, как только появятся "левые" жако, я следую дальше, на зоопарковский ветпункт - там, по словам моего проводника, мне совершенно бесплатно могут отдать волчонка.

- Мне бы волка... Собаку повязать хочу... - робко начинаю я.

- Волка? Где же вы раньше-то были, мы же не знали, куда их девать! - деловито говорит девушка в белом халате. - Теперь только вон одна сука осталась. Хотите - забирайте, а кобели только в следующем сезоне будут.

Сегодня Московский зоопарк является единственным местом, куда свозят всех "конфискатов" с шереметьевской таможни. Естественно, такого наплыва зоопарк выдержать не может. Выход один - не ставить на баланс этих животных, а продавать. Формально сотрудники зоопарка не имеют права продавать или покупать каких-либо животных у частных лиц. "Да это и невозможно! У нас обязательно все животные состоят на балансе зоопарка, а если вам кто-то что-то предложил купить, так это не зоопарковские животные, а личные. Зоопарк - это как музей, только у нас экспонаты живые", - говорит руководитель научно-просветительского отдела Московского зоопарка Соломон Перешкольник. Но поскольку жесткой системы проверки не существует, бизнес процветает.

В России рынок экзотических животных сегодня уже не тот. Прилавки на Птичке пусты. По данным фонда сохранения биологического разнообразия "Зоо", оборот "товара" на московском Птичьем рынке составляет в среднем 100 обезьян, несколько сотен рептилий, 200 попугаев жако в год. Звездным часом российских торговцев экзотическими животными стали 1994-1995 годы. Потом, во многом из-за финансового кризиса 1998 года, объем продаж сильно сократился.

Сейчас купить "экзотов" можно только по заранее сделанному заказу. В этом смысле Птичка превратилась в своего рода биржу - вы приходите, договариваетесь о товаре и цене и ждете, когда ваш заказ будет выполнен. Люди, стоящие за прилавком, - это, как правило, посредники. Обычно цепочка состоит из двух звеньев: "приемщик заказа" (он же продавец), представители "на местах" (люди, которые договариваются с "аборигенами" об отлове того или иного животного, а потом перевозят их через таможню). Соответственно, чем длиннее цепочка, тем дороже товар. Многие "приемщики" сегодня переместились в Интернет - так безопаснее, да и заказов больше. Буквально за несколько минут на сайтах www.ptichka.ru и www.molotok.ru мы отыскали предложения о продаже мартышки, "толстого лори", паука-птицееда и красноухой водной черепахи. На этой бирже сегодня в мире делаются вполне серьезные капиталы: по оценкам Интерпола, объем международной торговли дикими животными в 1998 году составил 6 млрд. долларов, из них только на наш Дальний Восток приходится 2 млрд. Тем не менее продавцы с Птичьего рынка признаются: "Заработать на этом деле так, как пять лет назад, уже невозможно. Сегодня многие выжидают. Как только спрос снова поднимется, мы будем готовы".

В ожидании нового бума на рынке экзотических животных многие торговцы сегодня спустились в метро, где стали продавать дешевые и нередкие виды. Основной товар "подземных дилеров" - это ужи, "ханорики" (гибрид хорька и норки), карликовые кролики, норки, дикобразы, черепашки. У метро "Киевская" я попыталась поговорить с торговкой ужами:

- Откуда вы берете змей?

- Из подмосковного питомника, их там все равно некуда девать.

- Но ведь у вас почти каждую неделю новый товар, в прошлый раз были карликовые зайцы и ласки. Они у вас что, дома размножаются?

Ответа не последовало: внезапно как из-под земли выросли двое в черных куртках и попросили меня удалиться.

Версия о мифической змееферме в Подмосковье, где ужей "некуда девать", - стандартная легенда. По рассказам самих же торговцев, ужей сотнями отлавливают в подмосковных лесах. Количество товара настолько велико, что торговцы не особенно заботятся о его сохранении: огромные мешки со змеями ставят в обычную ванну и изредка поливают из душа - добрая половина змей так в мешке и погибает. Те же, кого удается продать, умирают в первые месяцы - такова судьба почти всех проданных животных. Высокая смертность позволяет удерживать постоянный спрос, что делает этот бизнес стабильным и выгодным. Между тем профессионалы-биологи утверждают, что не раз видели, как в метро продавали черепах, занесенных в Красную книгу.

Что же касается карликовых кроликов, норок и остальных, то почти всех этих животных выращивают на подмосковных "базах" - в частных домах.

Вывозят животных и зарубежным клиентам. Особым спросом пользуются российские хищные птицы, животные, используемые в качестве сырья для восточной медицины (медведь, тигр, трепанг). Например, в Китае делают лекарства из усов и пениса тигра, поэтому тигры исчезли там уже давно, а количество амурских тигров в Приморье упало до нескольких сотен.

Как это делается по закону

В 1976 году Советский Союз присоединился к Конвенции по контролю за торговлей редкими и исчезающими видами флоры и фауны - СИТЕС. Приложения этой конвенции ограничивают или вовсе запрещают коммерческое использование некоторых видов животных. Для того чтобы вывезти или ввезти представителя такого вида, нужно оформить соответствующие документы в национальном органе СИТЕС - и тогда смело на таможню. В советское время проблем с выполнением конвенции не возникало - нелегального рынка практически не существовало. Современные условия сделали наши обязательства по конвенции невыполнимыми. "Сегодня у шереметьевской таможни есть негласное распоряжение никого не задерживать", - объясняет руководитель программы Traffic в России Алексей Вайсман (программа была учреждена совместно Всемирным фондом дикой природы и Международным союзом охраны природы для исследования торговли биологическими ресурсами).

Дело в том, что конфискованных животных просто некуда девать. Сегодня в России не существует ни одного пункта передержки, куда можно было бы доставлять "конфискаты". Но даже создание такого пункта проблему не решит, пока не существует легального рынка торговли экзотическими животными. В мире эту проблему решили уже давно, создав клубы любителей тех или иных животных, а также питомники по их разведению, куда может обратиться любой человек и легально приобрести обезьяну, попугая или рептилию. Там же можно получить и рекомендации по уходу и ветеринарное обслуживание. "Я не против торговли экзотическими животными, но пусть все это будет прозрачно и легально, а то у нас нет даже мало-мальски квалифицированных ветеринаров", - говорит Алексей Вайсман.

Торговля без правил

Да что там ветеринарное обслуживание, достаточно сказать, что представительство СИТЕС у нас находится только в Москве. К тому же сама конвенция не устанавливает никакой ответственности за ее нарушение, для этого нужно законодательство. Впрочем, не только оно. "Мало того, что наше законодательство по этому поводу достаточно мутное, так нет никакого контролирующего органа, нет исполнителя, который бы следил за исполнением этих самых законов. Какой толк, что в Москве принят закон, все равно никто не может реально обеспечить его выполнение", - говорит координатор программы по экологическому законодательству российского представительства Всемирного фонда дикой природы Александр Шестаков.

17 мая 2000 был ликвидирован Госкомэкологии, который и являлся представительным органом СИТЕС в России. Фактически все функции Госкомэкологии были переданы Минприроды. Однако указа о том, что Минприроды становится представительным органом СИТЕС и имеет право выдавать документы на вывоз животных из России, так и не появилось. "Если следовать букве закона, то сегодня из нашей страны вывезти ничего нельзя", - говорит Александр Шестаков. Ситуация осложняется еще и тем, что Минприроды является фактическим пользователем природных ресурсов, так что разрешения он будет выдавать сам себе. С упразднением Госкомэкологии была похоронена и структура независимого государственного экологического контроля.

Большинство покупателей экзотических животных, как правило, не умеют правильно заботиться о приобретенном "по случаю" питомце. От продавца можно услышать лишь обычную рекомендацию: "В размерах не увеличивается, неприхотлив. Ест все, никакого запаха, никакой опасности - просто плюшевая игрушка, а не животное". На практике же все оказывается иначе. Популярные обезьяны на самом деле чуть ли не самые опасные для человека животные. Их "счастливые" обладатели часто стараются избавиться от них как можно скорее. Дело в том, что как только обезьяна подрастает, она, подобно своему двуногому родственнику, стремится занять главенствующее положение в стае. Поскольку "стаей" является хозяин и его родственники, им и достается львиная доля укусов и тумаков нового "вожака". Между тем укусы обезьяны для человека опасны: они не только долго не заживают, но и могут стать причиной заражения опасными болезнями.

Как правило, незадачливый покупатель сдает "вожака" туда, откуда его взял, то есть на Птичку. Там обезьяна снова продается, и так до бесконечности, пока горе-вожак не умирает от неправильного содержания, побоев или болезней.

Безобидных на первый взгляд больших попугаев на самом деле очень сложно содержать: во-первых, звуки, которые издает птица, способны перебудить не только ваших домочадцев, но и соседей по этажу. К тому же, подобно млекопитающим, птица тоже выбирает себе хозяина-вожака, которого очень ревностно "охраняет" от всех остальных, так что содержать попугая вне клетки становится практически невозможным.

Обычно уже через месяц владельцы животных стараются расстаться со своими питомцами. Большую часть просто выбрасывают на улицу или выпускают в лесопарки, где они вскоре и подыхают. Еще часть стараются пристроить в зоопарк, но сделать это непросто - от частных лиц зоопарк ничего не принимает. Выход один - отнести на "усыпление" либо вернуть продавцу, который снова выставит животное на продажу.

Русские братья Брижит Бардо

Приютов для надоевших питомцев у нас сегодня нет. Их функцию выполняют никому не известные частники, у которых даже официального разрешения на это нет.

Небольшая комната, стены выложены кафелем, окна закрашены белой краской, вдоль стен одна на другой стоят клетки, в которых сидят дикие существа, издающие угрожающие звуки при первом приближении незнакомого человека. Так сегодня выглядит один из московских приютов, открытый фондом "Зоо", куда можно принести надоевшего питомца.

Фонд сохранения биологического разнообразия "Зоо" возник полтора года назад. Одна из задач фонда - пресечение незаконного оборота животных, содействие в создании легального рынка и строительство пункта передержки. Однако до всего этого пока далеко. Сегодня руководитель фонда Михаил Деев может позволить себе содержать не более десятка обезьян - приют занимает всего несколько комнат в ветеринарной клинике. "Ко мне раньше часто приходили люди, потому что я готов просто подарить им этих животных. Но как только я им их показывал и объяснял, как правильно с ними общаться, они сразу разворачивались и уходили, потому что реальное положение вещей даже отдаленно не напоминает ту благостную картину, которую вам нарисуют продавцы с Птичьего рынка", - рассказывает Михаил. Сегодня в Москве несколько человек, подобно Михаилу, открыли небольшие пункты, где собственными силами содержат подобных животных. Однако это всего лишь капля в море. Владельцу, как правило, оказывается проще "усыпить" животное, нежели искать приют для него.

Кира Ремнева

Врез 1

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера