Архив   Авторы  

Одалиска авангарда
Профиль

Айдан Салахова - красавица, художница, галеристка. А с этой недели еще и владелица бутика

В Москве много галерей и немало галеристов. Но в головах редакторов телевизионных каналов и глянцевых журналов надежно засели лишь двое - социальный активист Марат Гельман и светская красавица Айдан Салахова.

Марат рвется в бой по любому поводу, наступает на любимые мозоли общества, не давая забыть о себе; Айдан удовлетворена "скромной" нишей бомондного успеха, спокойно занимается галерейным бизнесом, заботясь о внимании к себе лишь состоятельных клиентов да владельцев клубов, магазинов и ресторанов. У "Галереи М. Гельмана" в активе Бренер, Кулик и Комар-Меламид, выставка "новых денег" в Третьяковке и фестиваль "Неофициальная Москва". А знает кто-нибудь, кроме прилежных арт-критиков, проекты "Айдан Галереи" и ее художников (хотя среди них и весьма известные, например Тимур Новиков, гуру питерского искусства)? Кто-нибудь помнит работы художницы Айдан (ведь Салахова не только галеристка, но и профессиональная, хоть не очень активная, художница)?

При этом ее имя в СМИ достаточно раскручено - в телевизоре Айдан рассуждает о современном искусстве, в модном журнале посещает московские бутики, в бесплатной листовке для абонентов сотовой связи рассуждает об удобстве мобильников. При этом и на самом поле искусства Айдан Салахова всегда была деятельна и активна: придумала с друзьями первую в Москве частную галерею, получила премию на Венецианской биеннале, отважилась на собственный арт-бизнес. Деятельна и активна сейчас - две недели назад она стала преподавателем рисунка и композиции в Московском государственном художественном институте имени В. Сурикова, на этой неделе открывает на Ленинском проспекте бутик с предметами интерьера из Марокко. Два разных рода занятий, равно органичных для натуры Айдан - художницы и коммерсанта.

Папина дочка

Вообще-то художница Айдан Салахова не хотела быть художницей. Хотела поступить на биофак и стать генетиком. В школе по химии и математике у нее были только пятерки (при двойках по языку и литературе), она побеждала на олимпиадах и даже заменяла химичку на уроках, когда та заболевала. В общем, аналитический склад ума, который сильно помог в будущей карьере галериста и дилера. В физико-математическую школу Айдан за хорошие оценки и победы на олимпиадах брали вне конкурса - не пошла, хотела в биологическую. А искусство - что искусство? Это разве профессия для девочки из семьи художников, где рисование и живопись было обыденным домашним делом? Айдан рассказывала, что самым большим разочарованием в жизни, когда она чуть подросла, стало открытие: вокруг не все рисуют. (Сама-то она, понятно, тоже рисовала с самого детства.)

Тут необходимо сказать самое главное: Айдан Таировна Салахова является дочерью Таира Теймур оглы Салахова, в год рождения Айдан - профессора Азербайджанского государственного театрального института имени М. А. Алиева в Баку, а затем первого секретаря правления Союза художников СССР, вице-президента Российской академии художеств, народного художника СССР, лауреата Госпремии, Героя Соцтруда и т. д. Одного из "знаковых" советских художников. У дочери были с папой всегда хорошие отношения, он оказал на нее сильное влияние, однако самостоятельная и эмансипированная Айдан иногда поступала вопреки отцовской воле. Впрочем, только не в школьном возрасте. Тогда семья пришла в ужас от естественно-научных интересов дочки. И восточные законы послушания перебороли любовь к науке о законах наследственности: юный генетик Салахова поступила сначала в 9-й класс Московской средней художественной школы, а затем в Суриковский институт.

Причем на третьем курсе института, когда надо было выбрать специализацию, перевелась именно в класс Таира Салахова. С одной стороны, у него можно было выбрать "свободную тему", когда всем остальным на курсе спускались какие-нибудь "Комсомольцы на БАМе"; он уважал художественную свободу учеников; ездил по миру и знал, кто такие поп-артисты Уорхол и Раушенберг (последний еще не раз всплывет в биографии Айдан Таировны). С другой стороны, все-таки отец.

Первая галеристка

Но именно отец был против, когда Айдан, закончив в 1987-м Суриковку с серебряной медалью Академии художеств и поддавшись веяниям перестроечного времени, тут же решила организовать частную галерею, чтобы показывать новое искусство. Именно показывать - о коммерции никто особенно не думал. Идея галереи родилась у трех однокурсников Суриковского института, трех друзей, трех богемных детей - Айдан Салаховой, Александра Якута (сына знаменитого актера Всеволода Якута) и Евгения Митты (сына модного кинорежиссера Александра Митты). О галерее как институции они знали только из западных журналов, из них же знали, что русское искусство - это не их бывшие преподаватели и старички из академии, а Булатов, Кабаков, Чуйков и т. д. Их, а также своих молодых приятелей, делающих отвязные, веселые вещи, и решили выставлять. Поддержки от папы тогда Айдан не получила.

Друг айдановской подружки, бизнесмен Михаил Круг, уже работавший с первым кооперативным рестораном на Кропоткинской, помог учредить кооператив, включавший в себя ресторан с бистро (сфера обязанностей Круга) и "Первую галерею" (простое и наглое название придумал Митта). Кооперативное движение только разгоралось, всякому "кооператору" сверху гарантировалась максимальная поддержка - Айдан сегодня вспоминает, что получили в мэрии список возможных мест для галереи с рестораном аж на трех листах. В итоге остановились на адресе: Страстной бульвар, 7. К сожалению, из-за ремонта "Первая галерея" окрылась только в апреле 1989 года, когда уже появился коммерческий и безвкусный "М'АРС", оказавшийся действительно первым. Но успех и значение начинания Айдан с компанией ни с чем не сравнимы. "Первая галерея" была первой легальной галереей современного искусства международного уровня.

Про международный уровень - не красное словцо. Первая выставка была совместным проектом с американской галереей "Филисс Кайнд", с владелицей которой Айдан познакомилась в 1988 году на московском "Сотбисе". (Вот были времена - молоденькая девушка запросто подходит к галеристке с мировым именем, сообщает, что скоро тоже открывает галерею, и предлагает сотрудничество! Восторг от "перестраивающихся" русских и цены на их искусство были таковы, что галеристка тут же согласилась.) Этот проект - выставка "Фото в живописи", в которой приняли участие концептуальные живописцы старшего поколения Илья Кабаков, Эрик Булатов, Эдуард Гороховский, Семен Файбисович и т. д., так или иначе использующие в творчестве приемы фотореализма.

Потом наши галеристы поехали в Америку, познакомились с международной арт-элитой, поучаствовали, стыдясь и стесняясь, в конференциях в разных музеях современного искусства, сделали у себя в "Первой" выставки художников музейного уровня вроде Франческо Клементе и произвели фурор на 44-й Венецианской биеннале 1990 года.

Раушенберг - им, они - Раушенбергу

Было так. В 1988-м в Союз художников СССР приехала еще одна "жертва перестройки": американский поп-артист и суперстар Роберт Раушенберг захотел устроить в Москве свою выставку. От Союза художников на американского гостя кинули "продвинутого" папу-Салахова, встречавшегося с ним раньше в Америке. Папа организовал ужин в мастерской у своего хлебосольного друга Зураба Церетели ("дяди Зураба", как по-семейному его до сих пор называет Айдан). Салахова на ужине присутствовала, восхищенно взирая на заморскую звезду ("Первая галерея" еще не открылась). Когда звезда хорошенько приняла, Айдан, не говорившая тогда по-английски, жестами попросила Раушенберга нарисовать что-нибудь для нее на чистом холсте размером метр на восемьдесят. Он размашисто написал Idan, I'd done (типа "Айдан, я сделал это"), нарисовал голую тетку и приклеил найденную тут же у Церетели открытку со статуей Свободы. Так возник шедевр, ставший основой для второй по счету выставки "Первой галереи" - "Раушенберг - нам, мы - Раушенбергу": картина американца плюс работы русских художников в ответ.

Выставку посетил некогда легендарный Владимир Горяинов, сотрудник Минкульта, двадцать два года подряд являвшийся комиссаром советского павильона на Венецианской биеннале. Год был 1990-й, хотелось чего-то передового, и Горяинов предложил проект Айдан-Раушенберга для нашего павильона.

Раушенберг написал еще одну картину. Ему чем плохо? Один и тот же художник не имеет право дважды представлять страну на биеннале (Раушенберг был в Венеции аж в 1964 году), а участвовать-то хочется. Но теперь его показывают всего лишь в групповой выставке, да еще от СССР. Кроме Раушенберга, от нас участвовали семь молодых художников (в том числе, естественно, Салахова, Якут и Митта), на которых вдруг свалилась неземная слава. Открытие со звездами вроде какой-нибудь Йоко Оно, интервью, продажи, премия за лучший национальный павильон (при том, что русские участники биеннале по причине некредитоспособности жили в Венеции в маленьком частном пансионе по три человека в номере). У одного из наших художников, Андрея Яхнина, случился день рождения, и сам Раушенберг выносил торт на приеме в его честь...

Такого больше не будет никогда. Бизнесвумен с кальяном

В июне 1992 года "Первая галерея", уже раскрутившаяся и ставшая абсолютно коммерческой, настоящей галереей, неожиданно закрылась. Возникли проблемы с деловым партнером и председателем кооператива Кругом, на которого "наехали" его деловые партнеры. Круг проворовался, а бандюкам заявил, что все деньги ушли на художников. Ему предложили сдать в аренду помещение галереи, он согласился, просто поставив Салахову, Митту и Якута перед фактом.

Но все эти печальные детали не так уж важны - просто изменилась эпоха. Перестроечная эйфория закончилась, начинался суровый "новорусский" бизнес. Да и Западу Россия перестала быть интересной - выехать на "сотбисовских" случайных знакомствах и пьяном Раушенберге уже не удалось бы. Время перестало работать на Айдан. (Символическая деталь: ту, знаменитую картину Роберта Раушенберга Салахова в свое время поменяла на мастерскую в нью-йоркском богемном районе Сохо, собираясь работать в Америке. В 1993-м мастерскую пришлось продать.)

И вот в июле 1992 года в мансардной мастерской родителей (на Песчаной площади - о Пушкинской пришлось забыть) открылась "Айдан Галерея". Салахова уже работала одна - так было проще при спаде спроса на искусство. Но назвала галерею собственным именем, подразумевая личную ответственность перед клиентом. Она становилась настоящей бизнесвумен в очень суровых условиях. Только четыре выставки в год, ноль посетителей, иностранцы с рынка ушли. Приходилось продавать собственные картины и вкладывать выручку в галерею.

Одновременно с экономическими переменами произошли перемены эстетические - Айдан стала рисовать "красоту". Прежде она делала искусство феминистское, с сильным эротическим уклоном: перерисовывала на огромные холсты пикантные фрагменты древнекитайских эротических рисунков, изображала мужское достоинство микеланджеловского Давида в разных стилях - от классики до поп-арта, рисовала угрожающие картины на тему аборта. Теперь пошли автопортреты в бухарских костюмах, восточные красавицы, полуобнаженные лежащие одалиски. То есть, погрузившись в пучину деловой жизни и делая галеристскую карьеру, Айдан не только "спасалась красотой", но и вспомнила о собственном происхождении, крови и почве, так сказать. Так что сегодняшнее искусство Салаховой - это не столько своеобразный московско-восточный извод питерского "нового русского классицизма", придуманного Тимуром Новиковым. (Есть апокриф о том, как он благословил салаховское творчество. "Вы умеете рисовать в отличие от 99,9 процента современных художников, а значит, вам нужно рисовать в традиционной эстетике". - "А можно?" - робко спросила Айдан. "Нужно", - ответил гуру.) Это - психотерапия, подкрепленная возвращением к спасительной родовой традиции, хоть и в игровой форме. Сегодня в своем офисе на Тверской (куда "Айдан Галерея", окончательно встав на ноги, переехала год назад) Салахова - западный галерист, в мастерской на улице Чехова - восточная женщина.

Симбиоз профессии и природы - открывающийся бутик-галерея "Танжер: предметы интерьера". Айдан съездила отдохнуть в Марокко и влюбилась в эту страну, называя ее "раем для восточной женщины". Марокко даже напомнило ей Азербайджан, а еще ранние картины с апшеронскими пейзажами Салахова-старшего. Вывезенные из страны мечты разные марокканские пуфики, тапочки, железные блюда, светильники и кальяны теперь будут продаваться в магазине. И приятно, и выгодно.

А может быть, Айдан Салахова просто хочет окружить всех изящными вещами. Красивыми, как она сама.

Федор Ромер

Врез 1

Работы Айдан Салаховой - ранняя, феминистская ("Секрет Давида", 1990) и поздняя, неоакадемическая ("Мата Хари", 1999).

Обычные занятия Айдан Салаховой в "Айдан галерее" - доставать работы из запасника (вверху - холст Константина Латышева) и предлагать их клиенту (внизу - картина того же Латышева и фотография Рауфа Мамедова).

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера