Архив   Авторы  

Фандорин в Голливуде
Искусство

Режиссер Пол Верхувен, автор "Робокопа", "Вспомнить все" и "Основного инстинкта", готовится к съемкам романтического триллера по книге Бориса Акунина "Азазель"

Слухами земля полнилась и даже пузырилась. А правда, что на "Азазель" Бориса Акунина замахнулся Пол Верхувен, один из самых знаменитых режиссеров Голливуда? А правда, что на роль юного Фандорина приглашен ветеран Рутгер Хауэр? А правда, что бюджет неслыханного русско-американского боевика побьет дорогие блокбастеры "Вспомнить все" и "Робокоп"? Пауль, теперь Пол Верхувен, 63 лет, амстердамец по рождению, "летучий голландец" по судьбе, последние два десятка лет ударно трудится в Голливуде. Его трейдмарк - избыточное насилие, пульсирующий адреналином темп, пряный секс и любовь к фантастическим примочкам. Верхувен окончил Лейденский университет, получив степень по математике и физике. Служил в военно-морских силах Нидерландов, где начал снимать учебные фильмы. В 1969 году поставил телесерию "Флорис" о средневековом рыцаре, которого сыграл еще совсем юный Рутгер Хауэр, ставший надолго любимым актером Верхувена. В Голландии режиссера считали эстетом, склонным к сюрреалистическому эпатажу. Перебравшись за океан, эстет быстро перековался в представителя мейнстрима, но с неистребимым провокативным привкусом. Эпизод, в котором Шарон Стоун в "Основном инстинкте" хулигански перекладывала свои дивные ноги, вызвал фурор на Каннском фестивале. Касса салютовала Верхувену, критики воротили нос. Правда, два последних фильма Верхувена, "Звездный десант" и "Человек-невидимка", типично заказные продюсерские хай-фай-триллеры, в которых режиссерская самобытность едва проступает. Заговорили о том, что дерзкого голландца Голливуд все-таки заставил плясать под свою нивелирующую дудку. Говорит Пол Верхувен по-английски бегло, стремительно, чуть захлебываясь (темперамент вовсе не нордический), с заметным акцентом.

- Г-н Верхувен, правда ли, что вы сейчас работаете над сценарием фильма по книге Бориса Акунина "Азазель"?

- Совершенно верно. Я считаю книгу Акунина своим первоочередным проектом. Сценарий закончим через 5-7 недель.

- Вы работаете над сценарием один или у вас есть соавторы?

- Я бы не хотел, чтобы на этом проекте лежала стандартная печать американизма. Да и сам Борис Акунин настаивает на том, что мы не должны терять европейского шарма, романтизма и иронии, то есть самых зримых черт его книг. Я хотел бы защитить и сохранить эти достоинства романа, не потерять европейского почерка и поэтому обратился за помощью к голландскому сценаристу Герарду Сутеману, с которым проработал в Голландии лет двадцать и сделал шесть или семь картин. Мне важно было привлечь именно Сутемана, а не американского сценариста, который вряд ли хорошо знает Москву, русскую историю. Он же знает это хорошо, изучал историю в университете, хотя это было давно, ведь он моих лет. Мне нужен был человек, хорошо понимающий русскую ситуацию в целом, а в частности, знающий историю империи Романовых, историю XIX века, эпохи, когда возникло движение террористов.

- Что для вас самое ценное и интересное в этой книге?

- Я бы очень хотел передать удивительную стилистику книги - легкую, непринужденную, ироничную. Я очень рад, что Герард Сутеман умеет визуализировать литературную основу, ведь все мои голландские фильмы были экранизациями книг.

- Как продвигается работа над сценарием?

- Я доволен взятым темпом. Конечно, фильм всегда будет отличаться от книги. Эта верно и в случае с Акуниным, обладателем специфического авторского стиля. Я прочитал его в четырех переводах: на французском, голландском, немецком языках и немного на итальянском. Три из этих четырех языков я знаю очень хорошо. Книга ("Азазель". - "Итоги") пока не переведена на английский, думаю, для Акунина важно, чтобы она прежде Америки появилась на европейском рынке. Теперь он наверняка даст зеленый свет переводу ее на английский, который может появиться уже в ближайшие полгода.

- А какова степень участия в проекте самого Бориса Акунина?

- Я встречался с Акуниным (литературный псевдоним Григория Чхартишвили. -"Итоги") в сентябре прошлого года в Москве. Кстати, встреча наша проходила в тот день, когда в Америке произошли террористические атаки. Странное было ощущение, когда я смотрел по русскому телевидению, что творится в стране, где я сейчас живу. Я объяснил Акунину, что хочу сделать с книгой и каким вижу будущий фильм. Я сказал, что не намерен заниматься упрощением книги и превращать ее в стандартный экшн. Историческая фактура будет соблюдена, органика характеров - тоже. Мы с ним подружились, он показал мне Москву, в частности те места, которые еще сохранили сходство с городом конца XIX века. Я обрисовал ему свое видение сценария. Ему, по-моему, понравилось. Разумеется, я передам ему сценарий, когда закончу, на прочтение и консультацию. Его точка зрения очень важна. По имеющейся договоренности, за Акуниным сохраняются значительные консультационные права - так это называется. Он вправе делать замечания по сценарию, если увидит, что там что-то неправильно.

- То есть вы находитесь еще на ранней стадии проекта?

- Нет, это не так. Сценарий будет готов уже через несколько недель. Работа над ним заняла у меня 4-5 месяцев. Для сравнения скажу, что в Штатах доводка проекта до стадии готового сценария нередко занимает два года. Мы идем вперед исключительно быстро. Герард Сутеман приезжал в США, я ездил к нему в Голландию и Францию. Как я уже сказал, на английском языке книги еще не существует. К сожалению, и в Англии, и в Америке очень мало людей, которые читают по-немецки, по-французски, по-норвежски, по-болгарски, то есть на тех языках, на которые книга Акунина уже переведена. Я прекрасно понимал, что, не имея сценария на английском, я не смогу шагу ступить. Была бы книга на английском, все было бы проще. Я пришел бы на студию, принес книгу и сказал: вот по этой вещи я хочу снимать фильм. Но пришлось идти по другому пути.

- Исторический фон "Азазеля" - терроризм в России XIX века. Вы собираетесь проводить аналогии с сегодняшним днем?

- Да, в определенной степени. Об антитеррористических мерах говорит один из главных персонажей книги - Бриллинг, который становится шефом Эраста Фандорина. Причем говорит примерно в тех же выражениях и с той же интонацией, что и нынешние лидеры американского правительства. Как и всегда в моих фильмах, ретроспективный материал я стараюсь несколько осовременить. Конечно, при этом не собираюсь переписывать историю. Фильм будет повествовать о конкретном историческом отрезке русской истории. Терроризм в России появился в 60-е годы XIX века. Тогда о нем стали писать газеты. Кульминация - 1881 год, когда был убит царь. Мы сегодня понимаем, что у русского терроризма были свои особенности. Помните Каракозова, народовольцев? О них, об особенностях русского террора очень хорошо написал Достоевский в "Бесах" и других своих книгах. Конечно, события последних 5-6 месяцев актуализировали эти страницы прошлого. С другой стороны, я вовсе не хочу переносить современные представления в прошлое. И Акунин этого в книге не делает. Но все же в книгу он вкладывает собственное знание того, что произошло после описываемых событий.

- Не секрет, что зрители будут ждать насыщенного развлечения, когда узнают, что именно вы беретесь за этот проект. Будет ли сюжет книги упакован в форму захватывающего боевика-триллера?

- Да, это триллер, но не только. Книга многослойна, она пропитана невероятным шармом. Первый раз я читал ее по-французски и постоянно улыбался. Хочу эту улыбку сохранить в фильме. В книге - легкость, свет, ирония, юмор. Все это должно быть перенесено в фильм. Хочу избежать прямолинейности. При всей стремительности действия зритель должен почувствовать наивность и простодушие Фандорина в его подходе к сюжетным загадкам, которые он тем не менее успешно решает. Повторяю, "Азазель" - это не стандартный крутосваренный американский детектив, не Микки Спиллейн и не Раймонд Чандлер. Акунин - новый король жанра. Вопросительные знаки, которыми он уснащает путь Фандорина, постепенно снимаются, заблуждения и ложные ходы проясняются. И хотя Фандорин часто попадает в опасные, даже смертельно опасные ситуации, автор всегда протягивает ему руку помощи и вызволяет из очередной заварушки. Это детектив не жестокий, не мрачный и не кровавый. Даже в самых драматических ситуациях чувствуются легкость и ирония. Я обязательно эту манеру сохраню, меня подкупает такой подход. Он нов. Такого на американском рынке еще не было. 4-5 месяцев назад я узнал об этой книге от моей дочери, которая училась в Москве. Она прочитала ее по-русски, пришла в восторг и поделилась со мной своими впечатлениями. По-русски я не читаю, но через две недели - такое совпадение! - увидел французское издание "Азазеля" в парижском книжном магазине. Этот стиль я не встречал уже много-много лет. Новаторский подход к детективу, типологически вырастающему из Агаты Кристи. Не только поиск ключа к разгадке тайны, но еще и контекст, заныривание в глубины историзма, шаг в сторону Достоевского. Подробно прописанный, исторический контекст, причем с доскональным знанием дела. Первый телеграф, первый телефон. Некоторые писатели работают грубовато, резко, а у Акунина перо мягкое, словно фетровое. Жесткость, мрачность типового современного триллера уже приелись, люди ищут чего-то другого, историй, которые могли бы заставить их улыбаться.

- Кого вы пригласите на роль Эраста Фандорина? Ходили слухи о Рутгере Хауэре...

- Прежде чем определиться с выбором актеров, я должен иметь готовый сценарий на столе. Я не считаю правильным на этом этапе называть какие-то конкретные имена. Рассматриваются 6-7 актеров. Многое зависит от их графика занятости и, конечно же, желания. Одно могу сказать - это будет очень молодой актер. Кто-то вроде Хита Леджера. Молодая звезда, у которой уже есть имя. Возраст очень важен. По этим параметрам Рутгер Хауэр, к сожалению, никак не проходит. Это будет актер не старше 30. Помните, Фандорину в книге лет 20. Он должен быть вначале наивным, простодушным, потом его характер меняется, он приобретает уверенность в своих действиях, а в конце и вообще становится крутым, прибегает к оружию. Но он не должен быть самоуверенным типовым американским сыщиком.

- Будете ли вы сотрудничать с какой-либо российской студией?

- Для тех эпизодов, которые должны сниматься в Петербурге и Москве, я обязательно поищу российских партнеров, которые мне помогут. Это может быть студия Никиты Михалкова "ТриТэ", которая, если не ошибаюсь, уже сделала телевизионный фильм по этой книге (премьера фильма "Азазель" режиссера Александра Адабашьяна состоялась недавно на ОРТ. - "Итоги"). Славно, когда съемки в другой стране эффективны и приятны. Нужно иметь хорошего партнера, который знает законы и обычаи своей страны и поможет получить разные разрешения. Кстати, я уже встречался с Михалковым вместе с Акуниным.

- А бюджет?

- Конечно, это не 2 миллиона долларов. Но и не 100 миллионов. Где-то между. Бюджет не должен превышать 40-50 миллионов. Если повезет, сможем снять за 30-35. Раздувать бюджет не собираюсь. Конечно, многое зависит от актеров, и если, к примеру, на роль леди Эстер пригласить Мэрил Стрип, на роль Амалии - Анджелину Джоли, а на роль Бриллинга - Рутгера Хауэра - это я говорю условно, чисто теоретически, - бюджет поползет вверх. Надо иметь в виду, что есть бюджет производственно-технический (below the line), не учитывающий актерских гонораров. Тут особой дороговизны быть не должно. Смотрите, в "Азазеле" Акунин не взрывает города, никакой пиротехники и спецэффектов, здесь у него нет масштабных батальных сцен, как, например, в "Турецком гамбите". Все довольно скромно по антуражу: пара особняков, обычные городские здания, ничего сверхъестественного, то есть вполне можно снять за скромные деньги. Нельзя сравнивать ну хотя бы со "Звездным десантом". Совершенно другое кино. И я обязательно буду искать европейского партнера. Это американский фильм, но одновременно и европейский.

- Уже намечен график съемок?

- Я знаю твердо лишь одно - это не зима, и снега мне на площадке не нужно. Действие происходит летом. До выезда на натуру мне надо еще 4-5 месяцев. Предстоящим летом снимать не успеваем. Значит, производство может начаться в начале будущего года.

- Вы считаете себя европейским режиссером, работающим в Америке, или американским режиссером с европейскими корнями?

- Вопрос трудный, и я каждый раз отвечаю на него по-разному. Работая над этим проектом, я ощущаю себя европейцем, работающим в Америке. В данном случае мое знание европейской культуры и истории - неоспоримый плюс. Когда я делал "Робокоп" или "Звездный десант", этот багаж был ни к чему, не так ли? Это чисто американские фильмы. Даже "Основной инстинкт" - чисто американское кино. Но для фильма по русской книге то, что я прожил в Европе 45 лет, очень пригодится, потому что здесь важен европейский менталитет, европейский вкус. Я вовсе не восхваляю себя до небес, просто анализирую свою готовность к проекту.

Олег Сулькин (Нью-Йорк)
Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера