Архив   Авторы  

ЭПО не пройдет
Спорт

Российский антидопинговый центр начинает охоту за спортсменами, принимающими гормон выносливости

Оглушительные скандалы на Олимпийских играх в Сиднее и Солт-Лейк-Сити, в которых оказались замешаны и российские спортсмены, показали, насколько остро стоит в современном спорте проблема допинга. Часто олимпийцев ловили на употреблении эритропоэтина (ЭПО) - гормона выносливости. Долгое время российская антидопинговая служба отставала от аналогичных служб в других странах. Не имея высокочувствительной аппаратуры и реактивов, отечественные специалисты не могли проводить тесты на эритропоэтин. Но в 2001 году правительство России выделило Госкомспорту денежные средства на оборудование, а российский специалист прошел во Франции стажировку, где получил все необходимые знания для исследования гормона ЭПО. И вот на днях в Российском антидопинговом центре (РАЦ) приступили к тестированию эритропоэтина. Об этом "Итогам" рассказал директор РАЦ Виталий Семенов .

- Виталий Александрович, можно ли считать, что по ЭПО нанесен сокрушительный удар?

- То, что было сделано в области допинг-контроля за последние два года, сопоставимо с усилиями МОК за предыдущие пятнадцать лет. Сейчас реальная методика тестирования ЭПО налажена в 5-6 мировых центрах. Начиная с января специалисты остальных антидопинговых центров, в том числе и нашего, проходили стажировку в основном во Франции, поскольку там разработана оптимальная методика определения ЭПО. К концу года все центры научатся определять ЭПО. Но не стоит думать, что этим ограничивается деятельность современной допинг-лаборатории. Помимо ЭПО, тестируются и другие виды допинга. Мы планируем провести в текущем году около 2 тысяч допинг-проб российских спортсменов. Однако необходимо было бы выполнить около 6 тысяч тестов. Самое сложное в нашей работе - это определение анаболических стероидов, составляющих около 80 процентов от всего количества анализов на допинг. Что касается ЭПО, то это отнюдь не новое средство, оно прекрасно известно в видах спорта на выносливость.

- Если это так, то почему только к Олимпиаде в Сиднее представители МОК смогли проводить достоверные тесты на ЭПО?

- Впервые об ЭПО заговорили в 1988 году во время Олимпиады в Калгари. В то время уже была налажена технология производства этого гормона, и председатель медицинской комиссии МОК принц Александр де Мерод попросил разработчиков выступить с докладом перед своими сотрудниками и рассказать, что нас ожидает в будущем. Мы были ошеломлены, поскольку прекрасно понимали, что обнаруживать экзогенный (полученный искусственным путем) ЭПО будет сложно. Опасность применения этого гормона было трудно недооценить - влияющий на образование красных кровяных телец в крови, ЭПО несет реальную угрозу здоровью и жизни спортсменов из-за повышения вязкости крови и возможности тромбоза. Вот почему сразу же возникло предложение: пометить на начальной стадии производства один из углеродов гормона. Углеродная метка помогла бы потом при выявлении спортсменов-нарушителей. Но в эту программу необходимо было вложить 400 миллионов долларов, а Хуан Антонио Самаранч, тогдашний президент МОК, на такие траты пойти не мог.

- Известно, что маркиз Самаранч весьма терпимо относился к допингу и даже предлагал сократить список запрещенных препаратов?

- Самаранч считал, что тотальный допинг-контроль помешает олимпийскому движению, отпугнет профессионалов. Самаранча неоднократно критиковали за такой подход. К примеру, Примо Небиоло, бывший президент Международной федерации легкой атлетики и лучший друг Самаранча, говорил: "Если Самаранч так считает, то он должен уйти со своего поста". Громкий скандал, разразившийся во время велогонки "Тур де Франс"-98 (у многих гонщиков были обнаружены тогда ампулы с ЭПО и другими допингами; две команды - участницы гонки из Испании были дисквалифицированы. - "Итоги"), подтолкнул МОК к созданию Всемирного антидопингового агентства (ВАДА), отвечающего за тестирование спортсменов в период между Олимпиадами. Сейчас ВАДА финансируется из бюджета МОК. Правда, в этом году система финансирования может несколько измениться.

- Когда Международная федерация плавания (FINA) первой среди других федераций узаконила кровяные тесты в своей допинг-программе и организовала тотальный допинг-контроль на чемпионате мира на короткой воде в Москве, многих удивила такая оперативность. По-вашему, это не кратковременная кампания?

- Скорее закономерный этап развития допинг-контроля. Думаю, что борьба с допингом будет продолжаться. Это заслуга Жака Рогга, и многие страны восприняли инициативу президента МОК положительно. Спорт должен оставаться спортом. Лично я против либерализации списка запрещенных препаратов, потому что начинается всегда с малого. Стоит разрешить марихуану, и мы получим много разрушенных судеб. Как, кстати, получилось с Диего Марадоной.

- А российские спортсмены грешат в применении наркотиков?

- Иногда такое случается. Довольно распространенной считается марихуана в игровых, циклических видах спорта, единоборствах.

- Как выглядит антидопинговая программа в российском спорте?

- Каждая федерация представляет свой план допинг-контроля на год, составленный с учетом календаря соревнований. План предусматривает тестирование не только на соревнованиях, но и между ними, что гораздо эффективнее.

- Вы поддерживаете предложения НОК Норвегии по ужесточению борьбы с допингом, предусматривающие помимо дисквалификации попавшихся оказывать на "отступников" и моральное воздействие?

- Не очень я верю в "суровые меры". На сегодняшний день у ВАДА бывает много ошибок на начальном этапе. Чтобы их избежать, необходимо вспомнить один из этапов борьбы с допингом. Лучше всего срабатывает система взаимного контроля между странами. Она была налажена между СССР и США после сеульской Олимпиады, когда спортивную общественность потряс допинговый скандал с Беном Джонсоном. Чтобы предотвратить распространение допинга, в считаные дни Госкомспорт и НОК Америки договорились о взаимном тестировании. По первому требованию наши специалисты вылетали в США, и наоборот. Увы, к началу 90-х наше сотрудничество с Америкой подошло к концу. Времена были трудные: у нас не было денег на оборудование, реактивы, сократилось до минимума количество анализов...

- Понятно, что с тех пор мы несколько поотстали. А какие страны за это время наиболее продвинулись в области допинг-контроля?

- Поправлю: в области обнаружения ЭПО. Германия, Франция и другие получали большие средства на проведение фундаментальных исследований от государства. Согласитесь, что миллион долларов дотации - это неплохо. Нам о таком приходилось только мечтать.

- Насколько информированы наши спортивные врачи? Сегодня спортсмен может использовать какую-то внешне безобидную биологическую добавку, а завтра окажется обвиненным в употреблении нандролона...

- Проблема в том, что один и тот же препарат, но произведенный, скажем, в Польше или России, может иметь разный состав. На этом, если помните, "погорели" художественные гимнастки Алина Кабаева и Ирина Чащина, когда приняли лекарство, смягчающее предменструальный синдром, произведенное в России. Проблемы были и у наших синхронисток, когда одна спортсменка была отстранена на два месяца из-за запрещенного вещества эфедрина, находившегося в препарате для похудания. А ведь средства для похудания предназначены обычным людям, которым не страшно принять нечто запрещенное для спортсменов.

- Выходит, прежде чем что-либо посоветовать спортсмену, медик команды должен предварительно проконсультироваться у вас?

- Именно так. Тем более что вокруг полно поддельных лекарств. На полках в моем кабинете вы как раз можете увидеть такие тестируемые лекарства. Каждый применяемый в команде препарат должен иметь наш сертификат. Правда, таковой выдается нами только на год, поскольку фирмы часто убирают из своей продукции запрещенные вещества, а потом опять внедряют. Вот почему контроль должен быть постоянным.

- А как обстоят дела с биологическими добавками, столь популярными сейчас у спортсменов?

- Впервые мы столкнулись с этой проблемой в 1980 году, когда закупили у японцев лекарство "Инозие" в качестве восстановительного средства для сердечной мышцы. Не успели наши спортсмены попринимать этот препарат, как при допинг-контроле на соревнованиях мы стали находить в анализах запрещенный феномин. Не сразу разобрались, откуда он взялся... В настоящее время государство фактически не контролирует биологические добавки. К примеру, антидопинговая лаборатория в Кельне получила около 150 тысяч долларов, чтобы выяснить, какие добавки можно рекомендовать спортсменам и какие содержат допинговые вещества. Выяснилось, что около ста из 634 проверенных добавок содержали запрещенные анаболические стероиды и стимуляторы: нандролон, тестостерон, эфедрин и др. В аннотациях к препаратам об этом, кстати, ничего не говорилось.

- Когда вы пришли в антидопинговую лабораторию?

- С самого ее возникновения. В 1971 году по приказу Минздрава и Госкомспорта СССР в Москве начала работу антидопинговая лаборатория. В 1967 году была образована медицинская комиссия МОК, которая и начала заниматься вопросами допинг-контроля. Страны - члены МОК должны были тоже создать у себя такую службу. Я работал тогда в Третьем управлении института биофизики, занимался проблемами токсикологии. Поскольку тематика являлась сходной, согласился помочь в налаживании работы антидопинговой лаборатории. Да так и остался.

- С каким коллективом приходится работать?

- У нас трудился 31 человек, но сейчас осталось 18. Остальные разъехались в Австралию, Германию, Канаду. Наших специалистов очень ценят и предлагают хорошие контракты. Меня, например, с оставшимся коллективом хотели сманить в Южную Корею. Но я остаюсь в Москве.

Елена Зигмунд
Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера