Архив   Авторы  

"Мы возвращаемся на Родину"
Искусство

"Я давала мастер-классы в австрийском Зальцбурге, в английском Олдборо, в Амстердаме, в Филадельфии... Постепенно я поняла, что должна передать все, чему меня научили, своим, русским певцам", - признается великая оперная певица Галина Вишневская

- Галина Павловна, правда ли, что вы и Мстислав Ростропович продаете свое имение в Америке?

- Да, правда, потому что мы возвращаемся в Россию. Это имение мы приобрели много лет назад, в те времена, когда нас объявляли в СССР врагами народа. Тогда казалось, что нам не суждено вернуться на Родину. Имение расположено в трехстах километрах к северу от Нью-Йорка. Это четыреста гектаров леса. Зима там просто сказочная - морозы сильнее, чем в Москве, а сугробы до крыши. К тому же неподалеку русский монастырь. Служивший там отец Киприян написал нам иконы для домашней церкви - теперь они все здесь, в подмосковной Жуковке, где по моим эскизам недавно построена домовая церковь.

- Ваше возвращение связано с тем, что в Москве на Остоженке вы открываете Центр оперного пения? Почему вы решили открыть собственную школу?

- Я много лет подряд давала мастер-классы на родине Моцарта в австрийском Зальцбурге, в английском Олдборо, где жил Бенджамин Бриттен, в Амстердаме в Голландии, в Филадельфии, во многих других городах и странах. Многие консерватории приглашают меня преподавать у них на постоянной основе. Я отказывалась - не хотела связывать себя обязательствами в какой-либо одной точке мира. Но пришло время, и я поняла, что обязана передать то, что получила от моих учителей, нашим, русским певцам. То, чему меня научили Вера Николаевна Гарина, Александр Шамильевич Мелик-Пашаев и Борис Александрович Покровский, Дмитрий Дмитриевич Шостакович...

Кроме вокала, там будут обучать итальянскому, немецкому и, конечно же, русскому языкам - на этом стоит вся мировая оперная школа. Я счастлива, что открывается мой центр: там прекрасный зал на 300 мест с оркестровой ямой и большой сценой. Поскольку прецедентов такой школы в мире нет, первые два года будут пробными. В апреле я отобрала 25 человек из ста сорока, которые приезжали прослушиваться со всей России. В процессе обучения они должны будут подготовить четыре арии, а к концу года принять участие в постановке оперного спектакля.

- В случае успеха центр станет вашим вкладом в борьбу с кризисом оперного жанра в России, о котором сейчас так много говорят. С чем он связан, как вы думаете?

- С общим упадком культуры.

- Но ведь музыкальное образование у нас по сей день считается лучшим в мире. Училища и консерватории, как правило, дают очень крепкую профессиональную подготовку.

- Музыкальное - да! Профессиональное - да! Но оперное пение не сводится лишь к технике. Это состояние души, то, что вы собой представляете. На сцене слышно все: ваши мысли и устремления, что вы читаете, о чем вы думаете, каков круг ваших знакомых, в какой степени вас интересует искусство, каковы ваши идеалы. Если вы полгода тряслись на дискотеках и пели по кабакам, а после всего этого выйдете на сцену исполнять Аиду, ваш образ жизни не сможет не отразиться на вашей манере исполнения и поведения на оперной сцене.

- То есть западные певцы сегодня поют лучше наших?

- Русские певцы обладают шикарными голосами, и тем более заметны их недостатки, отсутствие общей культуры. Не редкость, когда наш артист выходит выступать и выясняется: что-то он недоучил, где-то сфальшивил. А еще того и гляди голова у него с утра разболится - тогда он вообще может отказаться от выступления. На Западе такого не бывает. Голоса там часто средние, но зато, когда певец выходит на сцену, безукоризненная дисциплина исполнения гарантирована. Когда я впервые приехала в 1975 году в Нью-Йорк, я увидела афиши Жана Пирса, купила билет. Это был знаменитейший певец, любимый тенор Тосканини. Но когда я узнала из газет, что он сломал ногу, подумала: концерт отменят. Ничего подобного! Этот старик лет семидесяти выехал на сцену в кресле с колесиками и блестяще спел всю программу. Весь Карнеги-холл тогда аплодировал ему стоя. Я не могу представить себе ни одного русского певца, который отважился бы на такое.

- Интересно, найдется ли сегодня российский оперный артист, которого полный зал приветствовал бы стоя?

- Раньше у нас безумно почитали оперных певцов. Лемешева просто обожали. А сегодня?.. Сегодня вдруг появляется какой-нибудь новоявленный гений, которого с ходу называют "золотым голосом России". Купленная реклама, купленный зал... Но мы ведь с вами не об этом говорим?! Мы говорим о настоящем искусстве и о тех задачах, которые должен выполнять настоящий артист.

- Галина Павловна, вы будете растить настоящих артистов из студентов, только что окончивших консерваторию. А как же молодые певцы, которые уже работают в театре? Вы собираетесь сотрудничать с Большим и Мариинским театром?

- Нет. В Большом театре, насколько я знаю, вокальных репетиторов никогда не было. И, кстати, очень жаль. И потом, театр - это очень непростой организм со своими амбициями и интригами. Нет, ввязываться в это снова я не хочу.

- Кстати, об интригах. Недавно я беседовал с директором Парижской оперы Югом Галем, и он рассказывал, что постоянных оперных трупп на Западе давно нет. Правильнее, по его мнению, набирать солистов для каждой постановки заново, по контракту, - так луше для дела, да и интриг меньше. Именно этого добивался, насколько мне известно, прежний директор ГАБТа Владимир Васильев. Как вы думаете, такая система могла бы прижиться в России?

- Не могу вам ответить ни да, ни нет! Конечно, старая форма организации оперного театра в России изжила себя. Но в то же время русский ансамблевый театр имеет огромные преимущества - когда певцы годами работают бок о бок, они лучше знают друг друга, а значит, им легче работать вместе. Впрочем... Раньше мы не имели возможности выезжать. Из года в год продолжалось одно и то же: труппа переполнена, каждый пел раз в два-три месяца. Все друг против друга интриговали. Не театр был, а гадюшник. Если в театре пять артистов, исполняющих партию Годунова, а спектакль идет раза два в сезон - артистам драться за эту роль, что ли? Боюсь, что таким Большой и остался по сей день, ведь там сто с лишним человек солистов! Я бы на месте дирекции закрыла театр на полгода и распустила труппу. А потом набрала бы заново - по контракту. Кстати, контрактная система для Большого не новость, она была еще в императорских театрах. Я бы попробовала взять одного певца вместо четырех на одно место, дала бы ему настоящую зарплату.

- А что вы можете сказать о сегодняшней Мариинке?

- Тридцать лет назад, в мое время, это был провинциальный театр. За какое-то десятилетие Гергиев сделал великое дело - заново создал в Петербурге театр мирового уровня. У Гергиева, кроме творческого дара, еще и феноменальные административные способности. Хотя в последнее время за год там выпускается около десяти премьер, причем ставятся в совершенно недопустимом режиме.

- Но ведь на Западе тоже принято делать премьеры в сжатые сроки?

- И за три недели ставят - я участвовала в подобных постановках. Но такими темпами там ставят в основном очень известный репертуар, и никто не делает, как Гергиев: у него последние репетиции проходят за пару часов до премьеры.

- Чем отличаются западные театры от наших?

- Прежде всего ансамблем, своей сыгранностью. Настоящими спектаклями, в которых видна работа режиссеров с артистами над глубоким раскрытием образов. Почему русский репертуар не идет на Западе в большом количестве? Да, идут "Онегин", "Годунов", иногда "Пиковая дама", а в последние годы "Война и мир". Но почти все солисты там - русские. Потому что для исполнения русской оперной классики недостаточно знать лишь нотный текст, здесь необходимо пропускать через себя всю историю страны и передавать это в музыке.

- То есть стереотип - русскую музыку хорошо поют только русские, итальянскую только итальянцы - верен?

- Нет. Русские певцы поют итальянский репертуар не хуже итальянцев. А вот попробуй итальянцев заставить выучить партию Германа на русском, да еще исполнить ее не по нотам на записи, а сыграть в живом спектакле! Итальянцы русскую музыку не понимают. Взять ту же партию Татьяны из "Онегина". Я эту Татьяну уже в девять лет пела, подражая пластинкам. Я еще тогда знала: какая должна быть усадьба, какая нянька... Уж конечно, не козой скакать по сцене, как это делают в западных постановках. Попробуй в наших театрах она попрыгать - да ее публика стащит со сцены! Или "Псковитянка" с народным вече, боярами -это наша жизнь, и без знания этой жизни петь это нельзя! Поэтому-то и Римский-Корсаков не идет на Западе, и это при катастрофической нехватке нового репертуара для европейских театров. Я помню, как ставила "Царскую невесту" Римского-Корсакова и сама пела в 80-х годах - вначале в Монте-Карло, а затем в Вашингтоне и в Римской опере. Получился потрясающий спектакль, имевший большой успех. Пели там поляки, певцы из Румынии - они знали, что такое Россия. А в Италии выходит на сцену итальянский хор в сарафанах... Ну как они могут петь эту музыку, если они не знают, где эта "Раша" находится на карте.

- Двадцать, тридцать лет назад, кроме широко известной классики, на российской сцене шли премьеры, которые писали специально для театров отечественные композиторы. Почему подобное не происходит сегодня?

- Прокофьев умер, Шостакович умер, Хачатурян - равных им сегодня не найти. Возможно, должно родиться новое поколение в новой культурной среде. Не забывайте, что и Шостакович, и Прокофьев росли и воспитывались еще до революции. Эксперименты советской власти над Россией аукнулись сегодня вырождением культуры.

- А нужна ли вообще современная опера?

- Конечно! Оперу нельзя присыпать нафталином. Нужно, чтобы новая музыка давала артистам ощущение сегодняшнего дня. Но я категорически против того, что делают постановщики с классическими операми. Переносят действие из семнадцатого века, предположим, в двадцатый. Если вы Лизу из "Пиковой дамы" вырядите в джинсы, а Германа обуете в кирзовые сапоги (больше даже ничего не меняйте), вы убьете спектакль. Это издевательство прежде всего над композитором, ведь он, когда писал эту музыку, представлял себе определенную эпоху. Для того чтобы заново взглянуть на произведение, необходимо много знать о нем, о той эпохе, об образах и потом одним перенесением акцентов заставить зрителя взглянуть на классику по-новому. Это дано немногим. В Париже в постановке "Леди Макбет Мценского уезда" режиссер вынес на сцену холодильник и мотоцикл - да за это убить надо!

- Часто ли теперь на Западе звучит советская музыка?

- Звучит. И самый исполняемый на Западе из российских композиторов - Шостакович.

- А в исполнительском искусстве многое ли изменилось за последние годы?

- Вырос технический уровень исполнителей. Причем это касается не только голосов. Ростропович мне как-то сказал: "Боже мой, после того как я впервые исполнил "Концерт-симфонию" Прокофьева, несколько лет никто не решался к этому произведению и близко подступиться, это было так трудно! Сегодня ее исполняют во всех консерваториях!"

- Насколько я понял, вы решили теперь обосноваться все-таки в Москве, хотя и в Петербурге у вас есть свой особняк. Все же какая из двух столиц вам ближе?

- Питер - моя любовь. Я там родилась, перенесла блокаду, жила до пятьдесят второго года, пока не поступила в Большой театр. Этот город меня воспитал - ведь у меня не было в роду музыкантов, бабушка была крестьянка из Вологодской губернии, которая ни писать, ни читать не умела. А в Москве я пропела 23 года. Всю свою настоящую творческую жизнь я отдала Большому театру. Все остальное - эпизоды, более или менее удачные.

Аркадий Кадиев
Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера