Архив   Авторы  

Два соло для одного оркестра
Искусство

Уже около года филармонический мир живет в режиме скандала: поссорились Владимир Теодорович с Михаилом Васильевичем. Еще в 1990 году пианист Михаил Плетнев создал первый негосударственный оркестр в стране - Российский национальный. Отойдя от дел, он пригласил на свое место скрипача Владимира Спивакова. Почти год назад администрация РНО не продлила со Спиваковым контракт, предложив ему войти в дирижерскую коллегию. Спиваков занялся учреждением своего оркестра, Национального филармонического. Администрация РНО и вернувшийся в коллектив Плетнев увидели в этом нечестную игру, грозящую путаницей на мировом музыкальном рынке. Конкурсный набор музыкантов начнется в июне. Тогда и станет известно, оправдается ли еще одно опасение администрации РНО: оркестрантов могут просто перекупить. "Итоги" попытались разобраться в сложившейся ситуации, предоставив слово и Владимиру Спивакову, и Михаилу Плетневу

Владимир Спиваков: "Не каждый оркестр может называться национальным"

- Владимир Теодорович, на какой стадии находится сегодня проект учреждения вашего оркестра?

- Указ о создании оркестра уже подписан Михаилом Швыдким, так что тема для комментариев исчерпана. Оркестр учрежден Министерством культуры, и в настоящий момент идет подготовка к его созданию. Я занимаюсь материальной базой. Правда, оркестр называется немного иначе, чем предполагалось: не Российский национальный филармонический, а Национальный филармонический оркестр России.

- Название поменяли, чтобы не путать с Российским национальным оркестром Михаила Плетнева?

- Вокруг этой темы наговорено уже столько мути! За наш брэнд я не беспокоюсь, он защищен государством.

- Вас не смущает, что теперь в России будет два оркестра с брэндом "национальный"?

- Нисколько. Посмотрите на Францию - там национальных оркестров вообще несколько. В переводе с любого языка слово "национальный" применительно к учреждению культуры означает государственное финансирование и поддержку.

- Выходит, вы продолжаете утверждать, что, если оркестр частный и, следовательно, не получает от государства ни помощи, ни дотаций, он не может называться национальным?

- Многое из того, что было наговорено на пресс-конференции "Правда и ложь о Российском национальном оркестре", было, мягко говоря, не совсем точно. Долгие годы РНО приравнивался к благотворительным организациям и освобождался от налогов. Так что все рассуждения о терниях, через которые проходит этот оркестр, требуют определенной редактуры.

О правомочности названий лучше расспросить юристов. Я, кстати, спрашивал. Ради интереса. Оказалось, что далеко не каждый оркестр может быть назван национальным.

- Что вы вкладываете в понятие "национальный"?

- Прежде всего национальный - это тот, который выходит из нации и обращен к нации. Играть в таком оркестре должны российские музыканты, а наслаждаться их трактовкой и исполнением - российские зрители. Такой оркестр должен развиваться, основываясь на могучих отечественных традициях. Ведь при всех издержках и безобразиях советской власти у нас была прекрасная музыкальная школа. Когда начался челночный период и Россия ринулась торговать всем и вся, было не до музыки, не до высокого. Но сегодня наступила совершенно другая фаза в развитии общества: страна поднимается. Как всегда, мы выживаем благодаря тому духовному содержанию, которое испокон веку отличало Россию. Наша страна выживала и выживает благодаря духовному. Не сочтите меня квасным патриотом: я знаю, о чем говорю.

- Потому что сами успели поездить по миру?

- Я пожил в Испании, мои дети учатся сейчас во Франции. Но я, перефразируя слова одного из великих, хочу в этой стране не доживать, а жить.

- А ваш оркестр, что, не будет ездить за границу?

- Конечно, будет. У нас уже есть договоренности о гастролях и по Америке, и по Азии, и по Европе. Но они не помешают нам выступать в России перед российскими зрителями.

- Еще одно ваше нарекание в адрес РНО было связано с тем, что этот оркестр сотрудничает в основном с иностранными спонсорами...

- А мы, напротив, собираемся работать с нашими, российскими, меценатами. Это очень важно: российский бизнес должен почувствовать свою социальную ответственность. Только так люди в России смогут воспринимать Национальный филармонический оркестр как свой, созданный не на один день, а для будущих поколений.

На Западе не заинтересованы в популяризации российской музыки. И совсем не задумываются о том, чтобы эта музыка как можно чаще звучала на родине. Не случайно оркестр Плетнева так редко гастролировал по стране.

- Неужели удается находить российских меценатов?

- Первые меценаты уже начинают появляться. Один из них, кстати, купил для оркестра замечательную скрипку 1828 года работы мастера Вильома, которого называют французским Страдивари. Эта скрипка теперь в Москве. Сам я подарил оркестру два великолепных итальянских инструмента. Подчеркните, что итальянских: лучшие скрипки мира изготовлены на Апеннинах. Одна из этих скрипок принесла мне победу на конкурсе в Монреале.

- В начале лета вы начинаете конкурс в состав Национального филармонического оркестра России. Многие опасаются, что вы оставите РНО без лучших музыкантов, просто-напросто перекупив их...

- Это звучит глупо. Между прочим, сегодня в оркестре Плетнева музыкантам - даже тем, кто не пойдет в наш оркестр, - резко повышают зарплату. Признаюсь, что рад такой возросшей творческой активности коллег из Российского национального оркестра.

- Вы не боитесь столкнуться с кадровой проблемой? Как вы оцениваете уровень современных музыкантов?

- Кое-какие традиции сохранились еще с прежних времен. Ведь, несмотря на мнение критики, очень необъективной и часто ангажированной, в Советском Союзе существовали потрясающие оркестры. Такие, как оркестр Мравинского или Светланова, с которыми не может сравниться ни один из современных, кто бы что ни декларировал. Говорю об этом с полной ответственностью: до 16 лет я прожил в Ленинграде, где занимался у профессора Виктора Либермана, концертмейстера оркестра Мравинского. Я часто бывал на репетициях, участвовал в летних сезонах этого оркестра и воочию видел, как работает этот великий дирижер.

Хочется верить, что народившаяся молодая поросль получила - если хотите, просто на генном уровне - информацию от великих учителей.

- Вы расстались с РНО главным образом из-за конфликта с руководством оркестра. Какие, на ваш взгляд, отношения должны связывать творческого человека с "конторой", как называл театральную администрацию еще Станиславский?

- Ни в одном творческом коллективе администрация не руководит творческим процессом. И ни в коем случае не должна этого делать: руководство призвано помогать, а не главенствовать и выстраивать баррикады между худруком и труппой. Быть куклой в руках администрации для меня было неприемлемо. Это ограничивает творческую свободу любого художника.

- Почему вы отказались войти в состав дирижерской коллегии РНО? Ведь, согласитесь, такие мировые звезды, как Кент Нагано и Пааво Беглунд, компания совсем неплохая?

- Идея коллегии, по моему мнению, чистая фикция. Когда дирижер приезжает на программу, он автоматически надевает шапку руководителя. На секунду представьте себе, что было бы со страной, которой управляет, скажем, целая команда президентов, пусть каждый из них и очень достоин? Но гораздо больше, чем размышлять о руководстве, мне хочется вспомнить известную евангелистскую мысль: мы призваны не править, а служить.

- Вы теперь служите сразу на нескольких "объектах". Вот и Дом музыки отдан под ваше руководство. Как думаете везде поспевать?

- Это будет зависеть от организации труда. Некоторый опыт в этой области у меня есть. Безусловно, для того чтобы заложить серьезную основу, фундамент для первого выступления Национального филармонического оркестра, мне пришлось отказаться от ряда сольных выступлений.

- Вы уже знаете, каким будет первое выступление Национального филармонического оркестра России?

- Конечно. Оркестр выступит совместно с Джесси Норман. В программе будут звучать произведения Прокофьева, Чайковского, Малера. n

Михаил Плетнев: "Инцидент со Спиваковым вызвал целую волну, направленную против РНО"

- Михаил Васильевич, вы не были с Российским национальным оркестром три года. Каким вы нашли его по возвращении?

- Должен сказать, что состав оркестра поменялся в лучшую сторону. К счастью, в РНО работают люди, которые заинтересованы в привлечении первоклассных музыкантов. Но для меня всегда была важна атмосфера, царящая в коллективе. А она заметно ухудшилась. Раньше в РНО людей ценили только по одному критерию: уровню их игры. Никого не интересовало, насколько музыкант близок дирижеру или лоялен к руководству. А сейчас оркестр разделился на какие-то группировки, появилась нечестная конкуренция. Так что сегодня моя главная задача - возвращение той дружественной атмосферы, которая всегда была свойственна РНО.

- Сегодня конфликт со Спиваковым разрешен окончательно?

- Частично. Дело не в конкретной ситуации, а в волне, которую она подняла. Недавно мы говорили с министром культуры, и он признал, что культурные явления надо расценивать не по принадлежности, а по их достижениям. До этой беседы ситуация была совершенно иной.

Меня не было три года, и уже какие-то руки потянулись, и уже оркестр стали разрывать на части. Потом закричали, что негосударственным оркестр не может быть, тем более если называется национальным. Мне уже надоело об этом говорить, но инцидент со Спиваковым вызвал целую волну, направленную против РНО. К счастью, торговая марка РНО защищена на международном уровне его известностью. В ином случае оркестр, ясное дело, съели бы с потрохами. Сожрали бы.

- Беседа со Швыдким принесла какие-нибудь более ощутимые плоды?

- Недавно было подписано соглашение, по которому уже в будущем году РНО начнет работать по государственному заказу. Швыдкому вообще хотелось бы, чтобы взаимоотношения оркестров и государства регламентировались востребованностью. То есть мы теперь будем получать заказ - примерно полмиллиона долларов - под проекты, интересующие Министерство культуры. Будь то исполнение современной музыки или поездки по российским городам. Вот только в процессе переговоров количество обещанных нам денег стало резко уменьшаться, а дата их выплаты удалятьсяЙ

- Подобные госзаказы опробованы в мировой практике?

- Нет, в мире государственная поддержка осуществляется иначе. В каждой стране по-своему. В Америке, например, государство формально не участвует в жизни оркестров. Но благодаря закону о налогообложении у тамошних оркестров совершенно иной уровень спонсорской поддержки и соответственно иные бюджеты. В Лондоне - пять оркестров, и каждый из них получает государственную субсидию, примерно одинаковую. Оркестр Берлинской филармонии уникален, государство предоставляет ему льготные условия: его музыканты получают больше, чем в других оркестрах.

...Полмиллиона - это, конечно, не два и не пять, которые выделяют по президентским грантам, но хоть что-то.

- Вам обидно, что РНО не получил президентский грант?

- Налицо несправедливость. Некоторые из оркестров, получивших гранты, были выбраны, вероятно, потому, что ничем не прославились. Чем, например, оправдал свой грант Государственный оркестр? Что он сделал? Никто не знает. А РНО обошли, будто его не существует.

Наш оркестр 10 лет работал на Россию, не дождавшись ни копейки из государственного бюджета. Я лично получил президентскую, две Государственные премии, Ельцин называл меня "посланником свободной России". А оркестр никогда не получал ничего. И не получает по-прежнему.

- Такие значительные гранты выдвинут некоторые коллективы на совершенно иной уровень. Пока этого не произошло, кого вы видите своими конкурентами?

- Наверное, Гергиева с Мариинским театром. В Москве я, честно говоря, не назвал бы никого: класс столичных оркестров ниже. Может, только оркестр Федосеева. Но Федосеев появляется в нем нечасто.

- А сколько вы тратите времени на РНО?

- Процентов 80. Когда оркестр только создавался, я предполагал, что стану осуществлять художественное руководство, формировать программы, привлекать в Россию мировую элиту. Но довольно скоро оказалось, что оркестр требует решения далеких от творчества проблем. Хотя единственно важное для дирижера - чтобы музыканты приходили на работу.

- Не пробовали установить в оркестре подобие демократического правления?

- В искусстве демократия невозможна. А к самостоятельному решению проблем, с творчеством не связанных, люди еще не готовы.

- А не повлияли "встряски" на ваших спонсоров? Как говорят, исключительно иностранных.. .

- Это все ложь, что говорят и пишут про американцев. Наши первые спонсоры были из России, американцы появились позднее, на втором или третьем году существования РНО. Оркестр - дело неприбыльное: хорошо, если после гастролей баланс удастся свести к нулю. А поездки по России - всегда в "минус".

Кроме того, мы до сих пор платим аренду. Через семь лет мытарств нам удалось наконец получить зал в Черемушках. Мы потратили кучу денег, чтобы облагородить это помещение, и даже отремонтировали за счет оркестра теплотрассу района. Два месяца назад получили подарочек: договор аренды пересмотрели, и плата возросла в 7 раз. Мы вообще постоянно получаем такие приятные "подарки".

- Виной тому злой рок или происки конкретных недоброжелателей?

- Я не знаю насчет недоброжелателей, но настоящей оценки сделанного оркестром не дает никто. Хотя идиоту понятно, что сегодня РНО - главный оркестр в Москве и один из лучших в мире. Но никому до этого нет никакого дела. Это большевиков когда-то волновал собственный имидж, и они старались побольше говорить о культуре. Сегодня никто не берет на себя труд даже состроить умное лицо. Все преследуют личные интересы. В результате у каждого оркестра свои покровители. У одних - федеральные, у других - муниципальные. А у нас одна "крыша" - слушатели Большого зала консерватории.

- Кажется, в последние годы этих слушателей поубавилось?

- Мы не жалуемся. Желающих услышать музыку более чем достаточно. Когда РНО гастролировал по Волге, в одной только Самаре мы дали десять концертов подряд. И зал был полон. Наш концертный график заполнен до 2006 года.

- А не боитесь, что Спиваков переманит у вас лучших музыкантов?

- Пока мы не сталкивались с этой проблемой. Может быть, кто-то и уйдет. Независимо от художественных пристрастий у музыкантов существуют семьи и потребности. Нелегко отказаться от зарплаты, в три раза превышающей существующую. Так что я понимаю, что не смогу удержать музыкантов. И не буду этого делать. У меня другая задача - создать в оркестре нормальную атмосферу. Мне кажется, что все, происходящее в последнее время с нашим оркестром, - своеобразная проверка на устойчивость. Ее могут выдержать только самые надежные.

Юнна Чупринина
Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера