Архив   Авторы  

Москва семиглавая
Общество

К 2020 году столица будет радикально перестроена: в Москве появятся семь городских центров, которые до неузнаваемости изменят облик мегаполиса

Ошибки прошлого

Градостроители смотрят на мегаполис совсем не так, как обычные горожане. Если последние воспринимают свой город на уровне ощущений (красиво - некрасиво, удобно - неудобно), то специалисты рассматривают его как сложную систему, сформировавшуюся в результате многолетней градостроительной деятельности предшественников. Наши предки, селившиеся вокруг Кремля, заложили основу радиально-кольцевой структуры города. Генплан 1935 года развивал этот древний принцип, что теперь считается ошибкой. В самом грубом приближении Москва была разбита на три основных пояса: центральный, срединный и периферийный, каждый из которых нес свою функциональную нагрузку. Основными функциями центра были деловая, торговая, культурная и лишь отчасти жилая. Срединный пояс (между Садовым кольцом и Малой окружной железной дорогой) нес научную, производственную и транспортную нагрузки. Именно поэтому в нем сосредоточено большое число НИИ, промышленных зон, крупных транспортных узлов и складов. Жилья здесь строилось немного - в основном вдоль основных радиальных транспортных магистралей. А вот периферия была полностью отдана под жилье, так появились "спальные" районы, по минимуму обеспеченные социальными объектами. Такая структура была неудобна для горожан. При первой же возможности москвичи стремились покинуть труднодоступные, однообразно застроенные районы, где и пойти-то в свободное время некуда, и купить что-либо трудно. В срединном поясе возникала другая проблема: нежелательное соседство с промзонами. Вот и вышло, что уютный и красивый центр, где сосредоточились основные объекты притяжения (органы власти, офисы, магазины, театры и музеи, многочисленные станции метро), стал самым престижным местом города со всеми вытекающими отсюда последствиями. Сегодня здесь сложился фантастический спрос с запредельными ценами на любую недвижимость: офисы, торговые площади и, конечно, жилье. Но, втягивая в себя, как воронка, людские, транспортные, деловые потоки, центр быстро захлебнулся под их напором. Более того, спрос на недвижимость и ее дороговизна в условиях очевидного отсутствия свободных мест для нового строительства привели к невосполнимым потерям исторической застройки. Только за последние год-два городской ансамбль потерял полсотни архитектурных шедевров и старинных зданий, на месте которых выросли новостройки иногда сомнительного качества. Бороться с этими проблемами и призван новый Генплан.

Семь центров

Территория любого города, в том числе и Москвы, четко зонирована. Существуют схемы и планы, в которых указано, какие городские земли для выполнения каких функций предназначены. И если территория служит для проживания, то строить завод там нельзя. Для этого есть промышленные зоны. Согласно новому Генплану к 2020 году свое прежнее функциональное назначение сохранят только 58 процентов московских территорий. Самые радикальные изменения коснутся производственных территорий, которые должны превратиться в жилые и общественные. В результате такого "переназначения", уплотнения и реконструкции уже существующей застройки, по расчетам специалистов НИиПИ Генплана, градостроительная емкость жилых территорий увеличится до 250-270 миллионов квадратных метров общей площади и через 17 лет на долю каждого горожанина будет приходиться в среднем 29-31 квадратный метр жилья. Сейчас в Москве около 39 тысяч жилых домов и более 3,4 миллиона квартир, общая площадь которых превышает 183 миллиона квадратных метров. Значительная часть из них - ветхое и аварийное жилье. Следовательно, на его месте появятся новые дома. Строительному комплексу столицы есть где развернуться. "Если в прошлом году мы построили 4,5 миллиона квадратных метров жилья, то в этом запланировано более 5 миллионов", - заявил глава столичного стройкомплекса Владимир Ресин. И строить такими темпами в Москве можно еще 10-15 лет.

Но изменение функций (если проще - поиск площадок для жилищного строительства) - это еще не все. Главное, что ждет Москву, - это изменение системы общегородских центров. Градостроительное определение центра несколько отличается от бытового. Если для рядового горожанина это скорее место в середине карты, то на языке специалистов понятие "центр" включает в себя наиболее значимые градостроительные ансамбли и территории города, выполняющие функции делового, социального и культурного ядра. Сейчас центром столицы является территория внутри Садового кольца. В будущем власти планируют реорганизовать структуру города так, чтобы его историческая часть стала, как и во всех древних столицах, культурной и туристической зоной, а деловая и обслуживающая составляющие переместились на периферию и в срединную часть. В максимальном приближении к жилым районам будут построены новые торговые центры, офисы, зоны отдыха, спортивные и социальные объекты. В результате у людей отпадет необходимость часто посещать центр города. Кроме того, в срединной части появятся мощные транспортные системы (третье автомобильное кольцо, новые узловые станции метро и скоростной железной дороги), позволяющие перемещаться по городу, минуя его историческую часть. В итоге в районах концентрации центроформирующих объектов должны сформироваться новые городские многофункциональные зоны: Хорошевско-Ленинградская, Тимирязевско-Останкинская, Измайловско-Преображенская, Рязанско-Люблинская, Варшавско-Коломенская и Филевско-Кунцевская. Так, город должен получить вместо одного сразу семь "центров" с удобными транспортными подъездами и всем необходимым для практически автономной жизнедеятельности. Но если историческая часть города уже имеет свой неповторимый облик, то в шести остальных - пока еще "зонах" - предстоит создать новые градостроительные ансамбли, площади, которые бы сформировали их индивидуальную пространственную структуру.

Расстановка акцентов

Планируемая "перекройка" неизбежно приведет к изменению облика Москвы. Главный архитектор города Александр Кузьмин говорит: "Есть историческая часть, зоны действия Кремля, монастырей - композиция, которой мы не имеем права противоречить, строя новые объекты. Но ведь за Садовым кольцом есть большой-большой город с третьим кольцом, и четвертым, и так далее. Есть еще коридоры видимости - магистрали, площади. Мы можем разместить на их базе высотные ансамбли, которые будут формировать новые панорамы и композиции города. Такое строительство уже ведется. Если говорить про удачные примеры, то, не останавливаясь на архитектуре зданий, можно вспомнить Кутузовский проспект и Можайское шоссе. Несколько крупных объектов, построенных там в последнее время, позволяют почувствовать Москву как столицу и европейский город намного раньше, чем это было прежде. Второй пример - жилой комплекс "Алые паруса", построенный "ДОН-Строем" на Северо-Западе. Там успешно использованы природные особенности района, и это красиво. Так же, как сталинские высотки, могут работать на городскую среду и новые высотки-вертикали".

Вспомним, что года три назад широко обсуждалась тема строительства целого кольца из 60 высотных зданий в периферийной зоне Москвы. Споры утихли, а дело идет. Уже построены две высотки - 43-этажный дом "Эдельвейс" на Кутузовском проспекте и башня "Вертикаль" на Ленинском проспекте. Группа компаний ПИК приступила к возведению 35-этажного комплекса "Крылатские огни" и 25-этажки на улице Ферсмана, "ДОН-Строй" заканчивает строительство высотки в районе Сокола и целого квартала на Воробьевых горах. Одним словом, коммерческие застройщики, быстро оценившие перспективы нового градостроительного планирования, уже вовсю расставляют архитектурные акценты. Насколько они удачны, можно спорить, но интерес к этим объектам высок: жить в доме, определяющем лицо целого района, весьма престижно. Но "акценты-высотки" - это только часть строительной программы, причем не самая значительная. Каким будет остальное жилье и где?

Жилье для народа

Свободных площадок для строительства больших районов, где можно возвести порядка миллиона квадратных метров жилья сразу, в городе осталось немного: Ново-Подрезково, Кожухово, Отрадное, Ходынское поле. Но концепция застройки и таких массовых районов изменилась в соответствии с лозунгом "узнаваемости и индивидуальности". Для этого привлекается единый инвестор, способный обеспечить району и "лицо", и развитую инфраструктуру. По такому принципу уже застроены Южное Бутово, Марьино и Куркино. Но если первые два района застраивались силами Московского строительного союза типовыми панельными домами, то в Куркино Департамент инвестиционных программ строил дома только по индивидуальным проектам. Этот район власти считают сегодня лучшим примером массовой застройки, предназначенной для коммерческой реализации. В столице по "куркинским лекалам" будет застраиваться несколько новых районов, например Ново-Подрезково и Ходынское поле. Планируется, что это будут престижные и не самые дешевые районы, попадающие скорее в категорию жилья "бизнес-класса". Более дешевое социальное жилье было и будет типовым, однако качество и внешний вид "панелей" сегодня тоже меняются. "Мы стараемся не застраивать целые кварталы одинаковыми домами. Даже на тех площадках, где возводятся панельные дома, вы не увидите зданий сплошь одной серии. ДСК регулярно разрабатывают новинки, например, на смену неплохой серии П-44 сегодня приходит П-44Т, разработанная ДСК-1. Этот же комбинат вводит новую серию "Юбилейный", СУ-155 - серию И-155. Применение новых технологий позволило сделать эти дома и красивыми, и удобными", - сказал "Итогам" Владимир Ресин. Одним словом, типовые здания будут не портить, как уверяют в стройкомплексе, а украшать город. Большое число таких домов появится на месте пятиэтажек (до 2010 года планируется снести 93 застроенных "хрущобами" квартала и микрорайона).

Судьба советской индустриальной застройки тоже решена. Вот что говорит президент Российской академии архитектуры и строительных наук Александр Кудрявцев: "Сегодня требуется коренная комплексная реконструкция районов застройки прошлых лет: изменение их пространственно-планировочной структуры, обновление архитектурного качества жилых домов, повышение потребительских качеств квартир и инженерного оборудования. Основными объектами реконструкции должны стать районы с морально и технически устаревшими домами, однообразной архитектурой, большими "ничейными" дворами и внутриквартальными и внутрирайонными пространствами". Сегодня уже действует система, при которой инвестор-застройщик отвечает не только за строительство домов, но и за реконструкцию и обустройство отдельного квартала. По словам генерального директора "Жилстройиндустрии" Сергея Канаева, такой подход выгоден и для жителей, и для застройщиков. "Микроквартал в 6-м Подмосковном переулке, построенный нашей компанией, быстро стал центром жизни всего района. Инфраструктура, созданная там - от мини-диснейленда до молодежного клуба, - принадлежит всем жителям, теперь здесь проводятся все мероприятия управы. Практика, когда один инвестор создает, контролирует жилые комплексы и управляет ими, оптимальна для города и жителей", - считает Сергей Канаев.

Из поля зрения жильцов со временем исчезнут промзоны, склады и прочие некрасивые и даже опасные объекты. Более того, реконструкция, вывод предприятий и технических зон должен в принципе изменить ранжирование районов по престижности. Например, если московским властям удастся решить вопрос о выводе Савеловского направления железной дороги с территории города, то зажатые между Дмитровским шоссе и железной дорогой микрорайоны могут претендовать на более высокий статус. После ликвидации дороги можно будет расширить улицы, сделать кварталы нормальной ширины, появятся новые строительные площадки. Есть аналогичные проекты в Северном округе, "разрезанном" Рижской железной дорогой на престижную (до Сокола) и непрестижную части. Если идея с ликвидацией Рижского вокзала найдет поддержку, то это деление исчезнет и Войковский район изменит статус, а на месте самого вокзала можно будет много чего построить. Такая же ситуация прогнозируется и для ряда других территорий, отданных под строительство после вывода промзон и других специализированных объектов.

Не будут забыты и так называемые районы массовой застройки постхрущевского периода. Капитальный ремонт, которым, по решению московских властей, будут заниматься теперь не коммунальщики, а строители, может превратиться в настоящую реконструкцию. По крайней мере глава стройкомплекса заявил в конце прошлого года, что после капремонта дома приобретут новый уровень качества и более презентабельный внешний вид. Трудно представить, каким образом, но возможно, что часть жилья будет просто снесена и построена заново.

Не все останется по-старому и в центре города. Правительством уже подготовлен список более чем из 200 адресов, по которым ветхие и аварийные дома будут ликвидированы. Инвестировать этот проект поручено городскому ДИПСу, который уже в этом году собирается снести в центре 26 домов и на их месте начать строительство новых общей площадью 140 тысяч квадратных метров. Как заверяет глава департамента Леонид Краснянский, отселяемые жители также получат квартиры в ЦАО. Для этих целей департаментом будет построено 37 тысяч квадратных метров нового жилья. Кстати, в центре планируется строить дома только по индивидуальным проектам в соответствии со схемой строительного зонирования (не высоко и не плотно) с уважением к окружающей исторической среде. Как будет на самом деле, увидим очень скоро.

Ложка дегтя

Как бы ни старались быть убедительными разработчики Генплана и городские власти, но поверить в сказку о красивом городе до конца трудно. При всей своей многостраничности и многосхемности Генплан на самом деле лишь устанавливает самые общие правила игры. Заранее осведомленный о том, что в некой зоне должен быть построен жилой дом, высота которого тоже ограничена документами, застройщик сам решает, каким будет этот дом. И если по месту расположения строительной площадки и ее цене можно представить категорию жилья, то предсказать облик объекта крайне затруднительно. Как далеко могут зайти коммерсанты со своими фантазиями и архитекторы, работающие над воплощением этих фантазий, уже сегодня можно увидеть на улицах города. И несмотря на то, что решение о каждом крупном объекте, влияющем на восприятие всей столицы в целом, принимает специально созданный Общественный совет при мэре, об архитектурном единстве, визуальном сочетании и соразмерности новостроек с окружающей средой говорить не приходится. Почему? Получить правдивый ответ у людей, включенных в градостроительную систему города, крайне затруднительно. Но вот как ситуацию оценивает человек независимый, голландский архитектор и издатель профессионального журнала "Проект/Россия" Барт Голдхоорн, по мнению которого Москва живет в эпоху капиталистического реализма: "Капреализм отражает реалии рынка и демократии, при которых население требует исторических стилей, инвесторы - максимальных прибылей, а чиновники - оплаты своих услуг. При капиталистическом реализме урбанистическое планирование затруднено, потому что каждый проект становится предметом непредсказуемого процесса переговоров, каждый участник которого стремится достичь максимума, но никто не хочет заранее договариваться о результатах этих усилий, поскольку такой договор ограничивает их шансы поймать удачу за хвост - а ведь суть капитализма именно в этом! Строительный объем, то есть количество квадратных метров, которые можно впихнуть на этот участок, - главная ставка в этой игре. Фиксация этого показателя в Генеральном плане испортит все на корню". Голдхоорн полагает, что дело все же в отсутствии градостроительной идеи. Если бы имелась мощная архитектурная традиция, сложившаяся естественно или даже насильственно, как при Сталине, то был бы возможен плавный переход от города к объекту, поскольку все архитекторы работали бы в рамках одной концепции. А поскольку опереться не на что, то и результат не радует - эклектика вместо гармонии может стать итогом появления новых архитектурных ансамблей и акцентов.

Но и это еще не все. Академик Российской академии архитектуры и строительных наук Юрий Бочаров предупреждает: "Строительное зонирование почти игнорирует геологически опасные территории Москвы, где за последние годы произошло более полусотни карстовых провалов. В ряде районов Москвы накладываются друг на друга зоны карстовых пустот, оползневой опасности и подтопления. Последствия не заставят себя ждать. В проекте Генплана нет схемы использования подземного пространства или комплексной системы развития многоярусных магистралей, а такой гиперконцентрированный город, как Москва, остро нуждается в подобных документах. И еще: разработчики Генплана серьезно ошиблись в ключевых расчетах, поскольку брали за основу то, что население столицы к 2020 году будет составлять порядка 9 миллионов человек. Предварительные данные переписи, доложенные президенту, неожиданно выявили, что уже сейчас эта цифра превышает 10 миллионов. Значит, реализация Генплана чревата тяжелыми последствиями для города и его жителей, поскольку основные его показатели занижены. А резервов для развития нет. Плотность населения и движения на единицу территории близка к критической. Концепцию развития города необходимо менять". Так что будет "семиголовая" Москва хороша и удобна, как декларируют власти, или не будет, как считают противники Генплана, мы почувствуем на себе всего через 17 лет.

Ирина Мельникова
Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера