Архив   Авторы  

Концерт для дирижера с хором
Искусство

Государственная академическая симфоническая капелла России, снискавшая шумный успех на Западе, начинает новый сезон у себя дома в нелегких условиях

- Валерий Кузьмич, хоровые коллективы наряду с балетом считались визитной карточкой советского искусства. Потом интерес к ним упал. Почему?

- Интерес упал не только к ним. Настоящий расцвет хорового искусства у нас был еще до революции, Синодальный хор тогда буквально гремел. Когда церкви стали закрывать, все рухнуло. В 70-е годы действительно наметился какой-то сдвиг, но потом опять все забуксовало. Вообще до начала 80-х слова "Бог" и "Богородица" нельзя было петь со сцены. Правда, записать "Всенощное бдение" Рахманинова мне тогда помог не кто-нибудь, а замминистра культуры. Я пришел к нему в кабинет и сказал: "Мне стыдно за Россию. Немцы, англичане, болгары, чехи - все поют, а мы не поем". Тогда он набрал нужный номер - и разрешение было получено. Мой бывший профессор мне сказал потом: "А я думал, что тебе башку открутят". А ведь хоровая духовная музыка - это наше подлинное прошлое. Но сегодня на повестке дня лишь сиюминутная музыкальная мода, о хоровом пении по-прежнему редко вспоминают.

- Обидно, тем более что на Западе ваш коллектив весьма популярен...

- Да, в Европе интерес к нам стабильно высокий. Мне особенно нравится итальянская публика, она открытая и экспансивная, русская музыка ею весьма любима. Этим летом мы в Италии пели "Всенощное бдение" в соборе на 2000 человек. Публика была в полном восторге и от самой музыки, и от исполнения. А еще нашу музыку почему-то очень любят в США. Иногда меня упрекают в том, что я везу русскую музыку на Запад, а здесь, в Москве, мы играем ее редко. А западные импресарио уверены, что лучше русских никто ее не сыграет, и хотят, чтобы немцы играли Брукнера, а мы - Чайковского.

- Тем не менее "Евгения Онегина" в Гетеборге вы ставили со шведским оркестром...

- Это была сложная задача. Были стилевые проблемы с оркестром. Когда я вышел к музыкантам и начал репетировать ларинский бал, они мне заиграли венский вальс. Но после нескольких репетиций все наладилось, потому что у оркестра высокая дисциплина, а западные музыканты очень любознательны.

- А как вы относитесь к западному стилю дирижерской работы, когда один дирижер задействован сразу в нескольких проектах?

- Эта мода появилась в Европе недавно. Некоторые ухитряются работать сразу в четырех местах, я их называю "наездниками". В России невозможно работать по такому принципу: приехал дирижер, дал четыре концерта и уехал. Мол, не мешайте мне, я свободный художник, что хочу, то и делаю. Если у нас художественный руководитель даст несколько концертов и уедет, то возникают многочисленные проблемы в коллективе.

- Почему?

- А у нас другое оркестровое воспитание, да и железный занавес оказал свое влияние. Возьмите Мравинского, ведь он никуда не выезжал без своего оркестра. Кирилл Петрович Кондрашин долгое время был настоящим воспитателем для своих музыкантов, такими же опекунами и воспитателями были Светланов и Рождественский. Да, кстати, и на Западе великие дирижеры раньше пестовали оркестры. Много времени проводили со своими оркестрами Караян, Тосканини, Аббадо, Бернстайн, Селл. А сейчас, увы, в дирижерском деле появилось очень много любительщины. Дирижеры приходят и уходят, а музыканты рвутся дирижировать, не умея этого делать. Зачем, если их талант совсем не в этом? В свое время даже Святослав Рихтер захотел дирижировать. Но он вовремя понял, что к чему. Вышел, попробовал и сказал: "Нет".

- В отношениях между дирижером и оркестром существует вечная дилемма: пряник или кнут? Что вы предпочитаете?

- Дирижер ни в коем случае не должен быть тираном. Ему надо быть музыкантом и любить свой инструмент - оркестр. Но оркестр - это еще и большая семья, поэтому бывают ссоры, осложнения, даже предательства. Надо уметь прощать.

- Но вот знаменитый Караян бывал жестким и бесцеремонным, мог навязать свое прочтение, свой темп...

- Но при этом Караян был гением. Все-таки я думаю, что время дирижеров-тиранов уже ушло. На страхе нельзя работать, поверьте. Когда у человека при виде дирижера начинают дрожать руки, когда он роняет инструмент, он уже не может ни петь, ни играть.

- Вы известны как музыкант, который находит забытые произведения и возвращает их к жизни. Вы возродили музыку Шостаковича к фильму "Новый Вавилон", какие-то редкости находили у Шнитке и БартокаЙ Сегодня продолжается поиск раритетов?

- Да, конечно. И в русской, и в европейской музыке мы знаем только вершину айсберга. Вот был такой русский композитор Гречанинов, о его существовании многие даже не подозревают. В этом году буду ставить его оперу "Сестра Беатриса". Она шла только в начале ХХ столетия. В предстоящем же сезоне у меня будут идти оперы "Андре Шенье" Умберто Джордано и "Луиза Миллер" Верди - сочинения, которые крайне редко исполняются. Первый раз в России "Луиза Миллер" прозвучала в Петербурге в 1934 году, потом в 60-м прозвучала в концертном исполнении - и все. А для многих Верди - это только "Травиата", "Риголетто", "Аида" и "Трубадур". Еще поставим малоизвестную оперу Стравинского "Соловей", оперу Шнитке "Джезуальдо", прокофьевскую "Войну и мир". В последнее время я стараюсь выстраивать программу так, чтобы вслед за симфонией шла, например, кантата и был задействован весь коллектив, все 200 музыкантов. Этого просит и заказчик, например дирекция Дома музыки. Мы будем играть фортепианный квартет Брамса в инструментовке Шенберга и большую органную мессу Гайдна, вокальный цикл Малера и его же Четвертую симфонию. Совсем скоро, 11 октября, споем в Государственном Кремлевском дворце на юбилейном творческом вечере Евгения Евтушенко, там будет "Казнь Степана Разина". Я рад, что в последнее время в Москве появились новые музыкальные фестивали, которые позволят вспомнить полузабытое музыкальное наследие. Например, сегодня проезжал по Москве и впервые увидел большой плакат с объявлением о том, что состоится фестиваль Рахманинова. И это замечательно. Другая проблема, пожалуй, общая для нашей филармонической деятельности, - это проблема продюсерства и менеджмента. Например, эстрада этой технологией владеет идеально, а классическая музыка делает только первые шаги. Считаю, мне повезло, что пути моего коллектива пересеклись с Дирекцией концертных программ Министерства культуры России, которую возглавляет талантливый продюсер Олег Березкин. Думаю, это лучшее, что есть сегодня в области продюсирования классической музыки. Знаете почему? Дирекция позволяет музыкантам сосредоточиться на творчестве и не думать об организационных проблемах.

- От музыкантов часто приходится слышать, что на радио и телевидении не хватает классики...

- Да, не хватает. Да и круг музыкантов один и тот же - одни и те же лица мелькают. Канал "Культура" замечательный, но классики на нем мало, потому что за это сейчас надо платить. Да и среди десятков радиостанций только на одной - на радио "Орфей" - звучит классическая музыка. Люди, которые работают на этой станции, часто приходят к нам и просят разрешения записывать наши концерты. И станция существует, а вот такого же телеканала пока нет. В Англии, между прочим, есть, а у нас на телевидении, кроме эстрады, по-моему, вообще уже ничего не осталось. Говорят: классика - это скучно. А мы ее знаем?

- Если бы культуру финансировало государство, ситуация была бы иной?

- Думаю, если бы у государства были деньги, все было бы по-другому. У нас если государство об искусстве не позаботится, то уж точно никто не позаботится. Вот у оркестра из Гетеборга на каждом диске написано: данный диск произведен благодаря помощи завода "Вольво". В России сейчас тоже намечается некое движение бизнеса в сторону культуры. Насколько я знаю, крупная компания спонсирует Эрмитаж, какой-то банк помогает театру "Современник". Быть может, в скором времени бизнесмены обратят внимание и на классическую музыку. Я как-то беседовал с Геннадием Николаевичем Рождественским после того, как он дирижировал стокгольмским оркестром, и спросил его, из чего складывается бюджет этого оркестра. Оказалось, что 50 процентов платит правительство, 25 процентов - городские власти, 15 процентов - спонсоры и еще 10 процентов оркестр зарабатывает сам.

- А из чего складывается бюджет вашей капеллы?

- Несмотря на то что наш коллектив уникален, положение с бюджетом очень тяжелое. Есть коллективы, в которых музыканты получают зарплату в десять раз выше, чем у нас. Вот, например, в недавно созданном японском "Миллениуме" оркестрантам предлагают 1300 долларов. А у нас к зарплате по 18-й категории и небольшой надбавке удается присовокупить лишь то, что зарабатываем на концертах. В итоге выходит 5-6 тысяч рублей, не больше. Разве это деньги за такой труд? Надеемся на помощь Министерства культуры. К сожалению, на этот раз мы не получили президентский грант.

- Гранты в этом году получили только семь российских коллективов. По-вашему, во всех ли случаях выбор был оправдан?

- То, что их получили Московская и Ленинградская консерватории, - это, конечно, правильно. Правда, другие учебные заведения остались вообще ни с чем. Дали грант Госоркестру, оркестру под руководством Владимира Федосеева - ну ладно, это я еще могу понять. Хотя я абсолютно уверен, что мои музыканты играют не хуже. Думаю, они вполне заслужили внимание со стороны государства.

- Раздача "госпайков", наверное, порождает взаимные обиды...

- Ну вы же знаете, на обиженных воду возят. И потом, как бы ни были распределены эти гранты, по крайней мере, сделан первый шаг. Раньше наши проблемы вообще никого не волновали. Теперь государство пытается что-то восстановить из руин, правда, боюсь, как бы не было поздно. Ведь в том, что касается кадров, положение сложилось просто критическое. Фактически нет ни одного оркестра, который был бы полностью укомплектован, здесь и Госоркестр, и оркестр филармонии, и оркестры Плетнева и Спивакова не исключение. Боюсь, что процесс уже выходит из-под контроля.

- Литургия в церкви и она же в концертном зале - это два разных произведения или одно и то же?

- Дух один, суть одна, но восприятие разное. Меня этот вопрос тоже всегда страшно интересовал. Я беседовал об этом со слушателями, которые присутствовали в зале, в том числе со священниками. И они признавались, что пока мы пели, они, слушая, молились про себя и получали огромное удовольствие. Лучшей благодарности и лучшего отзыва я не жду.

Виктор Канавин
Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера