Архив   Авторы  

Купание бледного коня
Искусство

"Нужно знать, какая идея ведет смертника - религиозная, ницшеанская, патриотическая, националистическая? Я не великий специалист в данном вопросе, но тем, кому по рангу положено противодействовать террору, почитать Савинкова следовало бы", - считает известный режиссер, глава киноконцерна "Мосфильм" Карен Шахназаров

- О терроризме говорили с президентом, Карен Георгиевич?

- Нет, все больше о кино. Владимир Владимирович подтвердил, что "Мосфильм" сохранит статус федерального унитарного предприятия. Еще речь шла о проблемах проката, о поддержке со стороны государства отечественного кинематографа... А с чего вы взяли, будто мы должны обсуждать тему террора?

- Разве вы не решили поддержать антитеррористическую операцию?

- До вашего вопроса считал, что это задача спецслужб, а не киношников.

- В общем-то и я так думал, пока не узнал, что вы взялись снимать фильм по книжке Бориса Савинкова "Конь бледный". Вот уж кто всем террористам террорист: Усама с Шамилем отдыхают!

- Но я ведь не пособие для будущих бомбометателей экранизирую, правда? И документальное кино о Савинкове не делаю. Меня заинтересовала повесть, поскольку это настоящее художественное произведение. Без всяких натяжек. У Савинкова, писавшего под псевдонимом В. Ропшин, определенно был писательский дар, что признавали и Мережковский, и Гиппиус, и другие литературные авторитеты начала того века. И, кстати, печатали его в СССР еще в 20-е годы, несмотря на конфликты с советской властью. Безусловно, эта литература не лишена позерства, но - что важнее - есть там и внутренняя правда. Савинков писал о том, что знает.

- Упреков в конъюнктурности не боитесь?

- Это плюс, если художник тонко чувствует и точно угадывает, что вызовет повышенный интерес зрителя. Актуальность избранной темы очевидна, но не скажу, будто специально искал, где погорячее. Подозреваю, проблема терроризма еще долго будет на повестке дня. Все лишь начинается. Не в одной России, а повсеместно. Государства становятся все более уязвимыми перед современными методами террора, не готовая же к компромиссам власть порождает новую волну насилия.

- После чтения Савинкова вам стала понятнее природа его поступков?

- Сюжетная линия "Коня бледного" - покушение на московского губернатора великого князя Сергея Александровича, который был взорван бомбистом Каляевым. Но в книге есть и любовная линия, и философские рассуждения автора. Повторяю, Борис Викторович - единственный в мире крупный террорист, который оказался и хорошим писателем. Он не условные схемы рисовал, а создавал полноценные психологические портреты, объясняя причины, внутренние мотивы поведения людей, решивших посвятить жизнь террору. Скажем, Каляев, выведенный в повести под именем Ваня, был фанатично религиозным человеком. Следить за его логикой, системой аргументации чрезвычайно интересно.

- Борец за веру, православная версия шахида?

- Наверное, допустима и такая параллель, но, на мой взгляд, интеллектуальный уровень русского террора начала прошлого века несравненно выше нынешнего. В боевики шли выдающиеся люди, это было уделом сильных и смелых. Борис Викторович увлекался идеями Ницше, воплощал в себе образ нового человека, настроенного враждебно по отношению к уходящему времени. В отличие от девятнадцатого столетия, последней эры гармонии, двадцатый век - эпоха разрушений.

- А двадцать первый?

- Это уже следующий этап - апокалипсис, то, что Савинков описал в "Коне бледном". Увы, мне так кажется...

- Все, приплыли?

- Абсолютного конца не существует, движение никогда не прекращается, но порой узел затягивается туго...

- Пугает перспективка?

- Какой смысл бояться? Надо жить, стараясь обезопасить себя. Для этого нужно хотя бы попытаться разобраться в непонятном. К террористам нельзя относиться ни свысока, ни снисходительно. Конечно, среди них есть процент людей с психическими отклонениями, но записывать всех в сумасшедшие по меньшей мере недальновидно. И бороться с ними, только твердя "Это плохо, это зло", бесполезно.

- Допустим, поймем: главные движущие силы - деньги и фанатизм. Что дальше?

- Сомневаюсь, будто человек ради денег лишит себя жизни. В основе же фанатизма лежат вера, твердые убеждения. Или столь же стойкие заблуждения, которые еще можно назвать зомбированием, идеологической обработкой. Во всяком случае нужно знать, какая идея ведет смертника - религиозная, ницшеанская, патриотическая, националистическая? Я не великий специалист в данном вопросе, не могу давать советы и рекомендации, но тем, кому по рангу положено противодействовать террору, почитать Савинкова следовало бы.

- Себя вы можете представить в рядах боевиков?

- С трудом. У меня, наверное, характер не тот. Все-таки это люди определенного типа. Может, для такой роли я слишком эгоистичен или жизнелюбивЙ Нет, в смертники не гожусь. Но, кстати, и у Савинкова главный герой Жорж - не машина для убийств. Он пережил тяжелый душевный кризис, довел себя до полного морального опустошения и пришел к мысли о самоубийстве. Если хотите, "Конь бледный" - антитеррористическое произведение.

- Написание которого не помешало Савинкову и дальше успешно "мочить" врагов.

- Но он же сочинил художественную книгу, а не автобиографию изложилЙ Важно, чтобы вы поняли: я не прокурор и не судья, не собираюсь никого оправдывать или пригвождать. И фильм мой не о террористе. Это рассказ о человеке со сложной судьбой.

- Словом, повторяется история "Цареубийцы". Вы же снимали кино не о Юровском, так?

- Безусловно. Не только и не столько о палаче Николая Второго...

- "Конь бледный" - какая ваша работа по счету?

- Режиссерская - одиннадцатая.

- Когда рассчитываете закончить?

- К январю будущего года. Не отношусь к числу режиссеров, которые готовы годами снимать фильм, обычно делаю картины быстро. Устаю от однообразия, не люблю затягивать процесс, наверное, поэтому и к сериалам равнодушен.

- У вас нет любимых актеров, на каждом фильме тасуете колоду. Боитесь постоянных привязанностей?

- Вне съемочной площадки поддерживаю хорошие, даже товарищеские отношения со многими из тех, с кем прежде работал. Но это не значит, будто непременно приглашу приятелей в новый проект. Поступаю достаточно прагматично и зову лишь тех, кто нужен мне в данный момент. Обязательно провожу кинопробы. Обязательно! К примеру, давно дружу с Олегом Басилашвили, но никогда не утвержу его на роль без предварительного просмотра.

- Не обижается мэтр?

- Может быть. В душе. Но виду не подает. А что делать? Фильм снимается только раз, допущенную ошибку потом не исправишь. Ладно, если недотянул, таланта не хватило, тут, как говорится, ничего не попишешь, но давать себе поблажку, позволять слабину... К каждой картине отношусь как к последней. По-другому не умею.

- Свою семью в кино никогда не снимали, Карен Георгиевич?

- Нет. А надо?

- Вам виднее.

- Опасаюсь работать с родственниками. Смотрю на примеры других и... останавливаюсь.

- А, извините, "лошадиное" продолжение возможно? У Савинкова ведь есть и книга "Конь вороной", посвященная борьбе с большевизмом. Не думаете ее экранизировать?

- Пока рано планы строить, надо сперва эту работу завершить. Но, согласен, "Конь вороной" - интересная повесть. Прочел ее еще при советской власти, и, помню, она произвела на меня впечатление. Да, Савинков - не Толстой и не Чехов, но, повторяю, это вполне добротная проза. Особенно на фоне того, что предлагают многие современные авторы. Часто читать это невозможно - ни сюжета, ни стиля, ни языка...

- Знаю, вы активно выступаете против использования ненормативной лексики в литературе и кино. Наверное, Владимир Сорокин - не ваш писатель?

- Давайте обойдемся без конкретных фамилий, ладно?

- И фильм "Старухи", собравший все награды на последнем "Кинотавре", обсуждать не будем?

- Не хочу быть ханжой: с русским матом я знаком весьма хорошо - все-таки армейская школа за плечами, нередко в быту позволяю себе конкретные и недвусмысленные выражения, но повседневная жизнь - одно, а искусство - другое. Моим детям семь и десять лет, и мне не нравится, что они слышат ругань с экрана. Даже из фильмов отца. Тем более из фильмов отца! Я и о чужих детях помню, поэтому никогда не перехожу в картинах грань дозволенного. Вполне литературное "дерьмо" - максимум допустимого. Убежден: мата можно избежать. Ведь обошелся же без этого Шолохов в гениальном "Тихом Доне", хотя ясно, на каком языке говорили реальные казаки. Но я не чувствую неправды, верю автору и его героям. Зато от иных сегодняшних "произведений", персонажи которых только и делают, что трехэтажно кроют друг друга, за версту разит фальшью. И ругаться тоже нужно уметь.

- Готовы ввести лингвистическую цензуру?

- Нет, но, повторяю, в фильмах, к которым я причастен, сквернословия не будет.

- Однако сейчас вы так или иначе имеете отношение ко всему, что снимается на "Мосфильме". Выходит, ваша студия - оплот нравственности?

- У нас делается до ста картин в год. Мое участие ограничивается режиссурой или продюсированием лишь некоторых. Студия предоставляет производственную базу всем желающим. Нам платят деньги за аренду помещений, техники, реквизита, но мы не влияем на то, что и как снимают. Другое дело, многие хотят получить марку "Мосфильма" и видеть наш логотип в титрах картины...

- Берете деньги за брэнд?

- Предоставляем бесплатно, но именно поэтому можем согласиться или отказаться давать его. Если фильм не нравится, говорю "нет". Это единственный рычаг, который у меня есть.

- А сидеть в двух креслах не устали?

- Пока вроде бы справляюсь, но судить другим.

- Понимаю: режиссеру Шахназарову удобно сотрудничать с директором Шахназаровым...

- Никаких поблажек для этого режиссера не делается. В том и заключалась моя главная задача как директора: создать равные условия для всех, гарантировать высокое качество услуг каждому, кто к нам обратится. Мне кажется, проблема решена.

- Однако же для своего "Коня" вы соорудили декорации, которых здесь не видели сто лет!

- И другие могли сделать такие же, если бы захотели и нашли деньги! Я ведь строил не на средства студии, а на выделенные Министерством культуры и частной финансовой структурой. Мы воссоздали уголок старой Москвы, и, вы правы, декорации получились уникальные, на "Мосфильме" не было ничего похожего, наверное, лет двадцать, с момента съемок картины "Осада Венеции".

- Неужели легче построить, чем найти натуру?

- Парадоксально звучит, но в Москве почти не осталось... Москвы. Той, начала двадцатого века. Чем искать осколки прошлого в Твери, Нижнем Новгороде или Ярославле, оказалось проще и дешевле сделать декорации. К тому же в них смогут снимать и другие. Мосфильмовская Венеция, например, простояла лет пять, пока случайно не сгорела... Возвращаясь же к теме качества оказываемых услуг, могу утверждать: за пять лет мы создали студию, которая с точки зрения технологии не уступает никому в Европе и даже в мире.

- И Голливуд нам не указ?

- Повторяю: технически российское кино оснащено не хуже западного.

- Теперь бы с творческой составляющей разобраться...

- А вот за это мы, простите, ответственности не несем. Для решения таких задач есть более компетентные органы. Но спорить глупо: качество отечественных фильмов оставляет желать лучшего. Впрочем, старые мастера планку стараются держать. Скажем, посмотрел не так давно новую картину Станислава Говорухина "Благословите женщину". С первых кадров видно: профессионально сделанный фильм. Чтобы понять это, мне хватило бы сцены на Красной площади. Один в один - Москва 30-х годов, не подкопаешься! Молодые режиссеры так масштабно снимать уже не умеют. Широты не хватает. Впрочем, чего ждать, если сценарий пишется за две ночи, а потом все мысли направлены на то, как бы побольше украсть из бюджета картины? Голливудское кино часто бывает ужасно по сути, но качество съемок у американцев почти всегда отменное. У нас же новое поколение разучилось держать марку. Или не научилось...

- Так, Карен Георгиевич, и не ответили, как вам удается совмещать обязанности гендиректора "Мосфильма" с режиссерской работой?

- Официально на весь съемочный период я ушел в отпуск, но все равно с утра прихожу в кабинет, занимаюсь неотложными делами, держу, так сказать, руку на пульсе. В итоге рабочий день растягивается до неприличия - двенадцать часов длится смена плюс мосфильмовская текучка. Но, кстати, режиссер Шахназаров очень помогает директору Шахназарову: на площадке и в монтажной заметнее многие проблемы студии, которые не так видны из руководящего кресла.

- А говорят, за двумя зайцами...

- А вы не все слушайте, что говорят...

Андрей Ванденко
Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера