Архив   Авторы  

Женщина и ее кадры
Общество

"Мы никогда сами не идем к клиенту, клиенты всегда приходят к нам", - утверждает в интервью "Итогам" один из крупнейших хед-хантеров мировой фэшн-индустрии Флориан де Сен-Пьер

Каждый год журнал "Тайм" составляет список 25 самых влиятельных людей в мире моды. Последние три года в этот список неизменно попадает женщина по имени Флориан де Сен-Пьер. Она не модельер, не менеджер и не топ-модель. Она - хед-хантер, "охотник за головами". От госпожи де Сен-Пьер во многом зависит, кто будет стоять у руля крупнейших Домов. Именно благодаря ей ожил один из старейших французских Домов Lanvin: Флориан привела туда на пост креативного директора Альбера Эльбаза. Burberry начал свое возрождение с прихода дизайнера Кристофера Бейли, тоже с подачи де Сен-Пьер. А ее встреча с бельгийцем Кристофом Лемером вылилась в назначение последнего на пост дизайн-директора Lacoste. Говорят, что Флориан де Сен-Пьер обладает удивительным чутьем на "правильных" людей. Сама она объясняет свой успех тем, что просто очень любит моду, но, к сожалению, ничего не может делать своими руками. Флориан де Сен-Пьер выкроила в своем плотном графике время для эксклюзивного интервью "Итогам".

- На сегодняшний день вы ведущий хед-хантер в мире моды. Когда вы нашли свою первую "голову"?

- Четырнадцать лет назад, в 1990 году. С 1984 года я работала в Christian Dior: сначала была стажером в финансовом отделе, потом контролером отдела розничной торговли - присматривалась к миру моды. В 1990 году ушла в рекрутинговую компанию, но через два месяца уволилась и с июля 1990-го работаю как самостоятельный хед-хантер. Первым моим клиентом стал Christian Dior. Они подписали со мной контракт на пять лет.

- Кого вы нашли для них?

- Это закрытая информация. Хотя прошло уже много лет, я все равно не могу сказать вам, кто это был. Сохранение конфиденциальности - часть контракта, от этого зависит моя репутация.

- Кто пользуется услугами хед-хантеров?

- Начнем с того, что у всех крупных корпораций, у всех основных компаний есть свой человек в штате, который занимается поиском нового персонала. Эти люди, как правило, хорошо знакомы с местным рынком, но когда компания решает выйти на международный уровень, то обращается к агентству, которое владеет соответствующей информацией. Например, к нам.

- Или к вашим конкурентам?

- Мы, конечно, не самое большое рекрутинговое агентство в мире моды, но в списке "Тайма" указаны только мы. И если кто-то хочет найти лучшего, то, как правило, обращается к нам. Мы никогда сами не идем к клиенту, клиенты всегда приходят к нам. Они говорят, кто им нужен и для чего, а мы уже ищем подходящего человека.

- Каков алгоритм вашей работы?

- Мы, как врачи, задаем огромное количество вопросов, для того чтобы как можно точнее поставить диагноз. Нас интересует все: история брэнда, настоящее положение, почему компания занялась поиском нового человека, каких результатов руководство хотело бы достичь, какая конкретно кандидатура требуется. Главное - направление движения компании. Откуда и куда вы идете, что вы хотите увидеть в результате - вот основные вопросы. После этого мы уже уточняем детали: хотите ли вы видеть в дизайнере или менеджере больше креативности или практической сметки, кем он должен быть по складу характера: традиционалистом или бунтарем? Когда есть ответы на все эти вопросы, мы начинаем искать. Из огромного количества возможных претендентов постепенно выбираем небольшую группу, человек пять, как правило. Их уже представляем клиенту. С каждым из них беседуют, и в финал выходят два кандидата, которые создают контрольные проекты. Главное, найти того единственного дизайнера, который подходил бы именно этому модному Дому. Его духу, его идее. И сделать так, чтобы модельер смог понять брэнд, проникнуться им и дать ему новую жизнь. Нового дизайнера, "свежую кровь" всегда приглашают с одной целью - оживить старый Дом, возродить его, поднять продажи. И всегда существует опасность того, что человек не сможет понять, в каком русле ему стоит проводить эту "реанимацию". Поэтому на нас лежит очень большая ответственность: марка и дизайнер должны идеально подходить друг другу. Это очень трудная работа.

- Сколько человек у вас в штате?

- Десять человек в Париже и один в Милане. Они все очень заняты, у нас много проектов, поэтому в течение недели менеджер может переехать из Парижа в Лондон, потом в Берлин, а затем в Нью-Йорк. Но я и не ставлю задачу создать крупнейшее рекрутинговое агентство. Я хочу, чтобы мы были лучшими, а это не зависит от количества служащих.

- Поле вашей деятельности - показы, модные выставки, выпускные экзамены художественных колледжей и дизайнерских школ?

- Не совсем. Это, конечно, часть нашей работы, и очень значительная, мы знаем всех мало-мальски заметных учеников всех известных дизайнерских колледжей. Студенты - это та информация, которую всегда нужно брать на заметку. Но когда перед нами стоит задача найти креативного директора в существующий Дом, мы ищем не в школах. Мы всегда пытаемся найти талантливых дизайнеров, которые работают ассистентами у основных модельеров известных марок. Они не устраивают своих показов и не участвуют в выставках от своего имени, но они очень талантливы и очень профессиональны. Именно на них мы и обращаем внимание в первую очередь. Потому что они уже знают всю кухню изнутри, знают, как делается коллекция, в какие сроки, сколько человек над ней работают. Они знают производство, а не витают в облаках, как выпускники колледжей.

- У вас на примете есть талантливые русские?

- Я видела русский дуэт Середин и Васильев, у них собственный брэнд, совершенно сумасшедшие показы, они просто потрясающе гениальны.

- После ухода Тома Форда освободятся сразу два дизайнерских места в Gucci и Yves Saint Laurent. Кто, по вашему мнению, может претендовать на эти должности?

- Кто бы ни пришел, он должен понимать, что возрождение этих марок связано с именем Тома Форда, и от этого никуда не деться. У этих марок долгая, но разная история. Yves Saint Laurent создавался как марка одежды и связывается именно с одеждой. Новый креативный директор YSL должен быть очень сильным модельером. Успех Gucci, наоборот, больше связан с аксессуарами, следовательно, и искать надо креативного директора, который бы развивал именно это направление марки. Но в любом случае новичков будут сравнивать с Томом Фордом, как Форда несколько лет назад сравнивали с Ив-Сен Лораном. И здесь могут быть только два пути: или идти по дороге, которую проложил Форд, и в таком случае надо очень хорошо понимать, что и как он делал. Или искать собственный путь, что гораздо продуктивнее.

- Сейчас в списке претендентов на место Форда много имен. Какие кандидатуры кажутся вам наиболее возможными?

- Знаете, возможно абсолютно все. Мой собственный опыт подсказывает, что самые невероятные кандидатуры оказываются иногда наиболее удачными.

- Ходят слухи, что скорее всего место исполнительного директора Gucci Group займет Роуз Мари Браво, исполнительный директор Burberry. Это возможно?

- Она - прекрасная кандидатура, но если она покинет Burberry, для марки это будет катастрофой. Gucci Group должен возглавить человек, у которого, во-первых, есть опыт управления крупным международным холдингом, во-вторых, который знает специфику рынка товаров класса люкс, включая ювелирные изделия и часы. Потому что Gucci Group - это не только одежда, не только Gucci, Yves Saint Laurent, Alexander Mcqueen, Balenciaga, но и ювелирные изделия, и часы, и парфюм, и Boucheron, и Bedat. Я знаю, что Роуз Мари Браво не собирается уходить из Burberry, потому что она фактически возродила эту компанию из пепла. Но, несомненно, она является самым правильным кандидатом на это место.

- А куда может пойти Том Форд?

- Я не могу точно сказать, я не Том Форд. Он потрясающий человек, гений, который при этом еще очень много работает. Не уверена, что он пойдет куда-нибудь сразу после ухода из Gucci Group. Но в будущем многие марки захотят заполучить такого креативного директора: он, как никто другой, умеет сочетать прошлое и будущее, прекрасно чувствует рынок и, более того, умеет управлять им. Конечно, он может пойти в Versace, если захочет. Но с тем же успехом может прийти и в любую другую компанию.

- Том Форд создал новый тип дизайнера: дизайнер-администратор. Чтобы модельер стал успешным креативным директором, что сегодня важнее: быть больше художником или менеджером?

- Все зависит от брэнда. Хотя сейчас функции дизайнера и менеджера так переплелись, что вы не можете создать успешную марку, посадив на место креативного директора чистого художника, а на место исполнительного - чистого администратора. Найти хорошего креативного директора все сложнее, потому что выпуск коллекции и организация показа не ограничиваются только творчеством. Нужно подобрать музыку, моделей, выставить свет и предусмотреть еще кучу мелочей. Сегодня, даже при условии, что человек - гениальнейший дизайнер, он все равно не станет креативным директором, если не понимает того, что дизайн - только часть его работы. Он должен быть немного менеджером. Так же как и менеджер должен понимать, что он управляет не лесопилкой, а модным Домом, у которого своя история и свои законы развития. Тот маркетинговый ход, который применим для Gucci, никогда не сработает для Yves Saint Laurent, поэтому и менеджер должен разбираться в моде.

- Какое главное качество людей, работающих в мире моды, вы бы выделили?

- Главное - это культура. Чтобы понимать моду, нужно не только хорошо разбираться в индустрии, но и знать, что происходит вокруг. Не только в легкой промышленности, но и в театре, кино, современном искусстве. Нужно знать историю искусств и не забывать о том, что она продолжает развиваться, а не остановилась на эпохе Ренессанса. Чтобы коллекция стала успешной, нужно придумать то, что отвечало бы настроениям людей, а поэтому нужно следить за политикой. Нужно уметь мыслить и анализировать. Мода - это продукт, который, с одной стороны, порождается культурой, а с другой - сам диктует каноны этой культуры. Поэтому общая культура для людей, создающих моду и пишущих о ней, очень важна.

- Извините, можно личный вопрос? Говорят, что в Париже вы водите мотоцикл в туфлях на высоких каблуках?

- Это все слухи. Я действительно езжу на мотоцикле в туфлях на высоких каблуках, но не за рулем. За рулем мой муж, я только пассажир со своими высокими каблуками. В Париже ужасные пробки, часто негде припарковаться, поэтому мотоцикл - самый удобный транспорт, а зачастую и единственно возможный.

Москва - Милан

Наталья Филатова
Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера