Архив   Авторы  

Операция "Реставрация"
Общество

Подготовка проекта обновления Большого театра выходит на финишную прямую: скоро документ отправится по инстанциям на согласование. Противоречия, вокруг которых еще недавно ломались копья, разрешены. И не всегда в пользу памятника

"Итоги" внимательно следят за ситуацией вокруг реставрации Манежа, Средних торговых рядов и, конечно, Большого театра. Так, в материале "Большой почти не виден" ("Итоги" N 13) речь шла о том, что в ходе реконструкции главный театр страны перестанет быть шедевром мирового значения, поскольку предполагается снос и трансформация тех элементов здания, которые и делают его памятником архитектуры и культуры. Впрочем, главный архитектор реставрации театра Никита Шангин так не считает. И со всей ответственностью он готов заявить, что после реконструкции Большой останется памятником и шедевром.

Портик все портит...

Большой театр - уникальное сооружение. В мире нет других таких театров, которые играют активную градообразующую роль, какую играет он в центре Москвы. Со стороны Театральной площади в его облике за все время существования почти ничего не изменилось. Но необходимость увеличения сценических пространств привела к тому, что театр расширялся с тыла - с северной части, к которой постоянно что-нибудь пристраивали. Некогда изящный северный фасад превратился в неопрятный задний двор. А внутри здания оказалась колоннада Бове - портик, похожий на тот, что украшает театр с главного входа. Когда пять лет назад только заговорили о реконструкции Большого, колоннаду хотели вернуть к жизни. Но со временем выяснилось, что это невозможно. И тот проект реконструкции, который был отправлен на рассмотрение в Госстрой, предполагает разбор портика Бове и перенос его в другое место.

Иными словами, Большой театр лишают элементов, благодаря которым он является памятником по закону. Но главный архитектор реставрации театра продолжает настаивать на том, что Большой останется памятником и шедевром и после реставрации.

"Давайте говорить о том, из чего складывается брэнд Большого театра как здания, - рассуждает Никита Шангин. - Прежде всего из главного фасада с парадной колоннадой. Здесь в ходе реконструкции ничего не изменится. Не изменится ничего и с боковых фасадов. А вот северный фасад предметом охраны не является (является только колоннада). Он производственный, так мы к нему и подходим. Наше творческое кредо - не имитировать старину, а следовать за временем".

Время, судя по проекту, требует, чтобы со стороны северного фасада появились функционально необходимые, выполненные из металлостеклянных конструкций лифты и лестничные клетки, между ними - загрузочный проем. А исторические "наслоения" были разобраны. Кстати, по поводу этой части Большого сломано немало копий. Предлагались и другие проектные решения. Однако они были отклонены. "За шумом про северную колоннаду стоят коммерческие интересы моих оппонентов, - говорит Шангин. - Если бы они предъявили реальную альтернативу моему проекту, я готов был бы с ними разбираться на профессиональном поле. Но специалисты сочли их работу некомпетентной. И могу вам сказать, что, если бы мне пришлось выслушать все то, что высказали в адрес оппонентов - центральных научных мастерских - на методсовете в Минкультуры, я бы отдал им свой диплом архитектора и ушел из профессии... А у нас не было цели снести колоннаду. Сохранить ее мы честно пытались".

Действительно, "Курортпроект" предлагал и варианты с сохранением колоннады. Судя по всему, они не удовлетворили заказчика. Ведь сохранение колоннады привело бы к ограничению проектных параметров. Без нее Большой вполне может расти с севера "до бесконечности".

Рейс Большой - Манеж

Сегодня проект реконструкции Большого театра от "Курортпроекта" единственный в своем роде, других нет. До этого были лишь концепции, проработки, эскизы. Что касается 1999 года, то тогда провели конкурс на определение генерального проектировщика, целью которого было выяснение, кому поручить миссию реконструкции. В нем участвовали не столько проекты, сколько тендерные предложения. Но тендер хоть и провели, что делать с театром, точно не знали: задание на проектирование определено не было, были только предложения, прописанные в общих чертах. И хотя получившийся вариант отличался от заявленного не только по сути, но и по стоимости, главный архитектор Большого считает, что новый конкурс проводить нет оснований. "Вы пишите, что стоимость проектных работ выросла в 6 раз, - объясняет свою позицию Шангин, - но в тендере не было задания на проектирование. Заявленные в тендерной документации объем работ и их стоимость участники конкурса определяли по своему видению. После тендера началась настоящая работа. 9 концепций, разработанных мною с 2000 года, понадобились для того, чтобы сформировать и утвердить задание на проектирование, чтобы отсечь тупиковые варианты и определить стратегию объемно-планировочных преобразований".

По официальной версии стоимость работ по самому Большому театру изменилась только на инфляционный коэффициент, определенный Госстроем. Но понадобились средства для комплекса художественно-производственных мастерских на Петровке и производственно-складского комплекса на улице Плеханова. Каждый из них по объему такой же, как основное здание Большого театра, что и увеличило стоимость проектных работ. Ко всему этому добавилось полное инженерно-конструктивное обследование объекта, стоимость которого в 1999 году также не учитывали. Оно понадобилось для того, чтобы ответить на вопросы, связанные с новыми сценическими технологиями.

Не очень понятно, впрочем, какое все это имеет отношение к реставрации как таковой, ведь само это понятие предусматривает бережное и тщательное воспроизведение всех деталей памятника, а не новое строительство внутри, снаружи и поодаль, которое даже не попадает под другое понятие - приспособление объекта под современные нужды. И именно реставрация должна была происходить в Большом. Для этого, кстати, приглашена специальная фирма "Реставратор-М", которая занималась воссозданием залов Большого Кремлевского дворца. Никита Шангин утверждает, что не делает ни одного шага без согласования с этой фирмой. Хотя сам он, по нашим сведениям, много лет работал как реставратор. Реставрировал церковь у Покровских Ворот, реконструировал Школьную улицу. Однако один из самых болезненных вопросов, который существует в данном случае, - разбор портика Бове, как выяснилось, предложили отнюдь не реставраторы. "Это коллегиальное решение, - говорит архитектор, - которое обсуждалось со всех сторон и рассматривалось на методсоветах Минкультуры. На последнем методсовете было принято окончательное решение о разборе. Но не потому, что всем этого очень хочется, а потому, что реальность такова. Кроме того, я категорически протестую против термина "снос портика". Вот гостиница "Москва" сносится, а портик будет аккуратно демонтирован, и так же, как переносят в заповедники памятники деревянного зодчества, колоннаду Бове можно перенести в другое место".

По мнению Шангина, самый реальный вариант - восстановление портика вместе со зданием Манежа. Портик может отделить входную зону в Манеж (с вестибюлями и гардеробами) от выставочного пространства. Теоретически портик может "сыграть" в паре с Манежем. Однако тогда мы получим сразу два измененных внешне памятника: и Большой, и Манеж.

Единственная часть Большого театра, к планам вмешательства в которую до недавнего времени не было претензий, - внутренние интерьеры. Однако если интерьеры зрительного зала - также предмет охраны - являются зоной научной реставрации с соблюдением всех канонов, то с вестибюлями и лестницами все не так просто. Например, как стало известно "Итогам", сегодня рассматривается вопрос о создании лифтов для инвалидов, которые должны разместиться рядом с основными лестницами. Для этого, правда, придется серьезно поработать с массивом лестниц, которые тоже имеют ценность. Как этот вопрос будет решен, пока неясно: лестницы жалко, но и без лифтов для инвалидов театр не может претендовать на соответствие европейским нормам.

Театр не роскошь?

Все ровесники Большого один за другим переживают реконструкцию. Накопившийся по этому поводу опыт можно свести к двум подходам: французскому и английскому. Французы построили L'Opera de la Bastille (филиал Парижской оперы). Там соотношение зрительской и сценической зон один к девяти. Таким образом, французы сняли нагрузку с исторической сцены, мемориализировали ее, не изменив объемно-планировочную структуру. Иной подход продемонстрировал лондонский "Ковент-Гарден": государство выкупило недвижимость в прилегающем к нему квартале и реконструировало его, создав единый театральный комплекс. В нашем случае ни тот, ни другой путь нельзя было выбрать. "Я никогда не скрывал, всегда прямо говорил, что строительство филиала Большого - стратегическая ошибка, - объясняет Никита Шангин. - Неправильно было строить новый театр, который по вместимости зала, по размерам сцены уступает историческому зданию. Если бы был построен некий вариант L'Opera de la Bastille, не было бы на сегодняшний день коллизии с колоннадой Бове. Более того, я много раз представлял себе, как могло было бы быть. На Крымской набережной - новая Третьяковка, новый Большой. Но не случилось... Имеем, что имеем. И надо искать выход из той ситуации, какая сложилась".

Почему же сложилась такая ситуация? Оказывается, потому, что в 1999 году, когда эпопея с реставрацией-реконструкцией Большого только начиналась, не ставился вопрос о применении новых сценических технологий. И все проектные предложения в связи с этим не учитывали интересов театра. Что театру нужно, стало ясно позже. Обычное соотношение зрительской и сценической зон один к четырем. В современном же оперном театре, помимо главной сцены, нужна еще арьерсцена - пространство за сценой почти такого же размера. Арьерсцене в свою очередь нужны равные ей по площади боковые "карманы" для хранения декораций. И все эти площадки по мере необходимости должны двигаться и меняться друг с другом местами. Это позволяет в спектаклях применять сложные декорации. То, что "карманов" и арьерсцены в настоящее время нет, очень неудобно. Недавний пример - гастроли Дзеффирелли с "Травиатой". Перед премьерой Большой закрывали на три дня: столько времени понадобилось, чтобы смонтировать привезенные декорации на главной сцене. После спектаклей театр не работал два дня: декорации разбирали. Подобное - непозволительная роскошь, она приводит к неоправданному подорожанию билетов. В Большом театре возможности получить боковые "карманы", просто пристроив их, нет: он зажат с одной стороны Петровкой, с другой - собственным филиалом. "Пришлось "карманы" спроектировать подземными и... отказаться от портика, - говорит Никита Шангин. - И в этом нас поддержал сам Большой, поскольку наш проект, насколько это возможно, бережно относится к памятнику архитектуры и культуры, обеспечивает безопасность зрителей и при этом позволяет театру полноценно работать".

Одним словом, после реконструкции москвичи увидят несколько другой, но очень современный театр. Хотя зрители по-прежнему будут входить в здание через парадную колоннаду со стороны Театральной площади, они попадут в более скромный вестибюль (часть его между наружными дверями и парадными лестницами отведут службе безопасности). В зрительскую зону придется спускаться: фойе, буфеты, гардероб, камера хранения, туалеты будут находиться под Театральной площадью. А под Копьевским переулком расположится сценическая зона. Со стороны этого же переулка будут подвозить декорации и опускать их в складской комплекс, рассчитанный на недельный репертуар. Будет реконструирована и оркестровая яма. Та, что существует, недостаточна для размещения оркестра, который мог бы исполнять оперы Вагнера или Штрауса. В Большом появятся две отдельные сцены: одна для опер, другая для балета. Останется историческое деление артистических на мужскую и женскую половины. Все артистические, кроме мемориальных - улановской и шаляпинской, - оборудуют душевыми и санузлами.

Наверное, это будет удобно и красиво. А портикЙ Его и так никто не видел. И только отдельные люди некоторое время будут говорить: это уже не тот Большой. А потом все привыкнут, как привыкли к Гостиному Двору и перестали связывать его с многовековой историей города.

Екатерина Бычкова, Ирина Мельникова
Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера