Архив   Авторы  

Зыкина forever...
Искусство

"Я уже... большая. Мне никто не может помешать заниматься любимым делом. А если кто и захочет, я отодвину", - сказала "Итогам" накануне своего юбилея Людмила Зыкина

"Течет река Волга", "Оренбургский платок", "В этот тихий и ласковый вечер", "Матушка, что во поле пыльно" - знакомый, не меняющийся с годами грудной, завораживающий голос, спокойное достоинство, душевная ясность, властная сила лаконичного жеста... Людмила Зыкина давно стала национальным символом России. Но только юбилей дал наконец редкую возможность поговорить о главном...

- Людмила Георгиевна, объясните, пожалуйста, почему сегодня певцы "зыкинского" масштаба не появляются?

- Вообще-то это не у меня надо спрашивать. Но думаю, что причин много. Главное - сегодня у молодых певцов, за редким исключением, нет хорошей школы, качественного профессионального образования. Критерии-то все сбиты. Поэтому звезды зажигают, но ненадолго. Даже промоушн, как сейчас говорят, помочь не может. Нет ярких индивидуальностей, нет голосов. Как-то всеЙ грустно. Ни дикции, ни чистоты интонацииЙ Штамповка. Фабрика... звезд! Я недавно болела, было время посмотреть телевизор и радио послушать. Ни одной песни не запомнила или хотя бы музыкальной фразы.

- А как же "муси-пуси"?

- Муси-пуси меня часто спрашивают: "Людмила Георгиевна, а как стать знаменитой? Звездой?"

- И какой же рецепт от Зыкиной?

- Поменьше об этом думать и, извините, много работать, учиться. Меня всегда интересовал сам процесс: что-то новое понять, выразить. Я учусь до сегодняшнего дня. Хотя вроде бы за плечами образование хорошее: и училище имени Ипполитова-Иванова и институт Гнесиных, и хор Пятницкого. А мне все кажется, чего-то я не знаю, недобираю.

- Неожиданное заявление для звезды и легенды советской эстрады.

- Вот хоть убейте, не могу понять, что это такое. Звезда я или не звезда - какая разница? К сути эти громкие слова ничего не добавляют. Каждый делает свое дело. Если делает его хорошо, значит, о нем говорят, его любят. И потом, я такую трудную жизненную школу прошла, что уже никакие звания, регалии моего собственного ощущения изменить не могут. Во время войны работала токарем на заводе. И меня любили, потому что я знала свою работу, любила станок. А мне было только двенадцать, хотя писала я - четырнадцать, чтобы на работу взяли. Потом работала швеей, в хор-то имени Пятницкого на спор попала. Много всего было...

- В том числе и создание Государственного академического народного ансамбля "Россия". Почему он так мало появляется на экране?

- Наш коллектив был создан еще в 1972 году. Замечательные баянисты, домристы, балалаечники, певцы, прекрасный солист, баритон Михаил Кизин. А по поводу телевиденияЙ Действительно, зрители видят наш коллектив куда реже, чем прежде. А объясняется это очень просто: раньше за выступления по ТВ платили нам, а теперь за это должны почему-то платить мыЙ Это правильно? Ведь у телевидения имеются огромные возможности для показа прекрасных певцов, музыкантов. Но я даже не говорю о приглашении коллективов в телестудии, хотя раньше их туда охотно приглашали. И новые концертные программы регулярно шли в эфир. Но архивы-то телевидения огромны, есть записи прежних концертов! Ну хоть раз-другой в месяц это можно было бы показать?

- Может быть, потому, что сейчас в моде другая музыка?

- В российских телекомпаниях действительно к этому направлению относятся как к чему-то давно отжившему. А за границей совсем не так. Парадокс: унификация, смешное подражание Западу начинают раздражать тот же Запад, Америку, где к нашей музыкальной культуре относятся как к абсолютной, непреходящей ценности. Скажем, открылся в Нью-Йорке, на Брайтоне, новый концертный зал. Его посетители, а это не только русские, евреи, украинцы и другие наши "бывшие", но и стопроцентные американцы, захотели увидеть наш ансамбль "Россия", то есть то, что в их представлении связано с подлинной национальной культурой. И все они в один голос говорили мне: мы хотим видеть настоящее русское искусство, а не американизированную пошлость, которую шлет нам Россия и которой у нас самих хватает. А у нас этого не понимают. В одной только Москве работают такие выдающиеся коллективы, как ансамбль народного танца Игоря Моисеева, хор имени Пятницкого, оркестр народных инструментов под управлением Николая Некрасова. А Омский, Воронежский, Северный народные хоры? Кто их слышит? Они же совершенно не звучат на телевидении. Это что? Упущение, непрофессионализм редакторов?

- Или издержки переходного периода...

- Это издержки коммерциализации культуры, которая приняла в нашей стране такие уродливые формы. Конечно, если мы хотим, чтобы на улицах, в домах торжествовал криминал, шла стрельба и лилась кровь, ну что ж, давайте чаще показывать зубодробильные боевики. Но, может быть, посреди всей этой рыночности и конъюнктуры мы задумаемся все-таки о наших детях? Какое вокруг пьянство, наркомания! Мы так много говорим об общечеловеческих ценностях, а как это конкретно проявляется?

- А у вас есть конкретный план действий?

- Я уже так много об этом говорила, убеждала. А сейчас задумала создать Институт народного творчества. Там можно будет учиться и вокалу, и танцам, и игре на музыкальных инструментах... Он будет строиться в Коломенском. Там замечательное место, особая аура.

- Как, однако, удачно вы вписались в новую реальность: бизнес освоили, осталось попробовать себя в политике.

- Никуда я не вписывалась, просто продолжала делать свое дело. Когда началась перестройка, у меня был момент шока, прямо скажем, я растерялась. Месяца два-три не знала, как быть и что делать. Мне говорили: вам надо измениться, перестроитьсяЙ А я решила, надо просто идти своей дорогой. Пела я раньше русские народные песни, песни советских композиторов, пела про русскую природу, людей, Родину и дальше буду этим заниматься. А политика, всякие партии - не для меня, этим должны заниматься люди компетентные. И когда меня пытаются втянуть в эти дела, я всегда говорю "нет". Я умею только петь.

- Но вы и здесь неустанно экспериментируете. Пели дуэтом с Юлианом, Николаем Расторгуевым...

- Я давно слежу за Юлианом, мне интересно, как он растет, находит свою манеру, стиль. Я считаю, что это большой талант и настоящий труженик в отличие от многих проходимцев, заполонивших эстраду. Он не пытается, как, скажем, Киркоров, "встроиться" в зарубежную эстраду, кому-то подражать. Я искренне желаю ему успеха. А с Колей Расторгуевым мы случайно встретились на студии звукозаписи, и так же спонтанно возникла идея записать вместе песню. Вот и появился вариант "Течет моя Волга".

- Конкуренции не чувствуете? Справа Кадышева, слева Бабкина...

- И слава богу, что есть такое разнообразие имен, исполнительских манер. Всем места хватит. Зачем толкаться? Я вот, например, никогда не умела частушки петь. У меня - свое.

- А молодежь на ваши концерты ходит?

- Конечно! Для многих это вообще первое прикосновение к русской песне. Подходят ко мне после концерта и ахают: "А мы думали, что вас уж и на свете нет! И не знали, что у вас такой прекрасный ансамбль и даже сейчас вы поете без фонограммы!" Действительно, я под "фанеру" просто не умею.

Я никогда не ставила перед собой цели заработать с помощью песни состояние. Если мы и даем коммерческий концерт (а мы очень много делаем благотворительных), то самые дорогие билеты у нас стоят не более 100 рублей, причем они сразу же раскупаются.

- В первые годы реформ рухнули прежние надежды на такие структуры, как Госконцерт, Росконцерт, Министерство культуры. Как выживали?

- Сейчас это в прошлом. Но было очень тяжело. Я сама очень не люблю приспосабливаться. Надо было надеяться только на себя, начинать самим договариваться о гастролях, аренде залов, ценах на билеты. Я считаю, нам очень повезло, что директором нашего ансамбля является его дирижер Николай Степанов - талантливый музыкант и удивительно умелый, энергичный менеджер.

- В своей книге "Течет моя Волга..." вы много писали об издержках советской системы управления в области искусства - поборах, взятках, чиновничьем самодурстве. А сейчас вам что-нибудь мешает?

- Я уже... большая. Мне никто не может помешать. А если кто и захочет, я отодвину.

- Вас всегда любили в правительственных кругах. Ходили даже слухи о ваших романах с некоторыми высокопоставленными лицами.

- Не могу сказать, чтобы с кем-то у меня были уж очень теплые отношения в тогдашнем руководстве страны. Да, общались, здоровались. Единственным человеком из правительства СССР, с которым я по-настоящему дружила, была Екатерина Алексеевна Фурцева, я и сейчас вспоминаю о ней с искренней любовью и уважением. Волевой характер, жесткий мужской ум, и при этом была женственной и красивой. А скольким талантливым людям помогла, сколько театров при ней открылось!

Ну а романов и замужеств мне всегда приписывали множество. Очевидно, в нашей стране популярность без этого не мыслится. Даже Алексея Николаевича Косыгина связывали со мной. И не только у нас. Очень рассмешила меня тогда и озадачила встреча в Чехословакии. На гастролях после каждого концерта дарили украшения, картины. А когда мы уезжали, просили передать привет Косыгину. Я обещала, но только если увижу. Наши хозяева были в растерянности: а разве, мол, вы не его жена? В общем, в Москву я привезла столько подарков, что, сдав половину в комиссионку, купила на эти деньги дачу.

- Вы, говорят, вообще предпочитаете жить не в Москве, а за городом.

- У меня хорошая квартира в высотке на Котельнической. Но дачу, конечно, люблю больше. Очень благодарна нашим руководителям, которые меня устроили на правительственную дачу в Архангельском. Там просто замечательно, спокойно. Красивая березовая роща. Особенно весной она необыкновенно хороша. Я сажаю там много цветов, кустарники, фруктовые деревья. Есть и земляника. Я безумно люблю все, что связано с природой, напоминает деревню.

- А личный садовник имеется?

- Нет, зачем мне садовник, когда такое удовольствие самой все делать. Возиться с землей, растениями - радость! Просто заново начинаешь жить...

- Счастливый человек!

- Я отвечу вам без паузы: конечно. У меня много оснований для этого. Во-первых, и это главное, я родилась в России. Кроме того, я хозяйка своего положения. Имею возможность помогать другим. Разумеется, есть проблемы со здоровьем. Но у кого их нет в моем возрасте? Только я в отличие от многих моих ровесников настроена решительно: на милость недугу сдаваться не собираюсь!

Елена Сизенко
Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера