Архив   Авторы  

Оптимизм - это не лечится
Общество

"Должна быть обязательно какая-то цель в жизни. Неважно какая, пусть маленькая. Она должна сидеть в голове и не должна угнетать. Нужно всегда думать о будущем и строить планы", - считает академик Евгений Чазов

В свое время дотошные американские журналисты из Си-эн-эн подсчитали, что через руки всемирно известного российского кардиолога академика Чазова в разное время прошли 22 лидера из 16 стран мира, а потому он вполне достоин занесения в Книгу рекордов Гиннесса. Ученики же Евгения Ивановича подсчитали, что за пятьдесят с лишним лет работы врачом он прослушал около 50 тысяч сердец! Недавно руководителю Российского кардиологического научно-производственного комплекса МЗ РФ Евгению Чазову исполнилось 75 лет, но он по-прежнему много работает и на покой не собирается. Главный рецепт, который Чазов выписал сам себе: быть всегда оптимистом.

- Евгений Иванович, вы и всемирно известный кардиолог, и глава крупнейшего медицинского центра, были в свое время и министром здравоохранения СССР... Так кто же вы на самом деле - ученый, врач или все же чиновник?

- Я, конечно, прежде всего врач. Моя мать была врачом, и я с детства привык вдыхать запах больницы. Больничная атмосфера с малых лет была мне по душе. В те времена, когда я еще учился в школе, медицина была окружена ореолом романтики. Стать хирургом - это было достойно настоящего мужчины. И потому врачебная деятельность была для меня всегда очень важна. В процентном соотношении медицине я отдал шестьдесят процентов жизни, науке - остальные сорок.

- А где же проценты руководителя?

- Руководство я считаю своим хобби. Ведь я никогда не был просто чиновником, руководство открывало мне возможности для творчества.

- Вас сам Брежнев назначил руководителем Четвертого главного управления Минздрава СССР. Но и Горбачеву вы пришлись по душе, и он сделал вас министром здравоохранения. Чем объяснить такую любовь к вам власти?

- Этого я не могу знать. Ведь у меня не было влиятельных родителей и никакого блата. Да я никогда и не рвался к власти. И даже отказывался, когда мне предлагали руководящие должности.

- Может быть, потому, что вы досконально познали медицинскую изнанку власти? Взять хотя бы вашу книгу "Здоровье и власть"...

- От здоровья руководителя государства, от его мышления зависит жизнь миллионов людей. Андропов, например, на протяжении восемнадцати лет страдал болезнью почек. Но его сознание было ясным и здоровым, он прекрасно мыслил и до самой смерти мог плодотворно работать. А Брежневу, которого я очень любил и уважал, в последние годы надо было уйти. Если бы он оставил пост вовремя, в 1975 году, это было бы благом для страны. Ведь он был статным мужчиной, любимцем женщин, сильным политиком. Но рано постарел: болезнь привела к тому, что он стал беспомощным старичком, за которого думали и решали другие.

- Вот вы лечили партийных и государственных лидеров СССР и соцстран, деятелей искусства и культуры. А с ходу сможете назвать своего самого покладистого и самого "тяжелого" VIP-пациента?

- Мне очень легко работалось с Андроповым. Он был очень аккуратный пациент, уважал медицину, выполнял все рекомендации. Он в общем-то и прожил долго благодаря медицине. А тяжелее всего приходилось с Сусловым. У него была стенокардия, но боль не в области сердца, а в руке. Так бывает. Ему было под 80 лет, но он категорически не хотел признавать себя больным. И когда мы его убеждали, что у него серьезная болезнь сердца, он нам не верил и твердил, что у него болят суставы. Кричал и прогонял своего врача Виталия Григорьевича Попова, кстати, моего большого друга. И нам приходилось хитрить, чтобы хоть как-то облегчить его боли...

Маршала Рокоссовского я лечил, когда был еще мальчишкой. У него была раковая опухоль. Это самый интеллигентный военный из тех, которых я знал. Когда я входил в его палату с осмотром, этот выдающийся человек и герой войны всегда вставал мне навстречу и каждый раз благодарил.

Я лечил и Жукова. У него обнаружили тромбоз сосудов мозга. На консилиуме известные академики пришли к единому мнению, что сделать уже ничего нельзя. Жуков погибал, ему оставалось жить не более четырех часов. Консилиум зафиксировал это в истории болезни, и тогда я рискнул ввести Жукову новый тромболитический препарат, который я уже применял при инфекциях, при тромбах на ногах и в легких, но мозга не касался. В молодости я как-то не боялся рисковать. В результате тромб в сосудах головного мозга растворился и Жуков восстановился. Потом он мне сказал: "Евгений Иванович, не будь вас, я бы мемуары не успел закончить".

Но среди моих пациентов были и простые люди, которые запомнились мне больше, чем знаменитые, потому что благодаря им я делал новые открытия. В монографии "История кардиологии" я обозначен как создатель метода тромболитической терапии. Я как сейчас помню первого больного, на котором впервые опробовал этот метод, и точно помню число, когда это произошло: 5 октября 1961 года. Это был простой инженер, перенесший тяжелейший инфаркт миокарда. У него развилась тромбоэмболия сосудов ноги, даже ампутацию было опасно делать. Единственным спасением для него было опробовать новый препарат в надежде на то, что он растворит образовавшийся тромб. И это помогло, мужчина выздоровел. Так вот, тот больной мне так же дорог, как и партийные лидеры, которых я лечил и спасал.

- Но вам же тогда было чуть больше тридцати. И был огромный риск...

- Как сказал кто-то из великих, науку движет любопытство. И потом, вся основная наука делается в молодости. Действительно, мне было около тридцати, а надо было применить совершенно новый препарат, чтобы доказать его эффективность. Знаете, как страшно быть первым? Я бы время творчества поделил на два этапа: первый продолжается до 45 лет, когда у ученого полно идей и сил для того, чтобы много работать, а вот после 45 лет есть уже не только идеи, но и опыт, но сил меньше, поэтому необходимо опираться на единомышленников, учеников.

- Но вы и сегодня, судя по всему, оправданного риска не чураетесь! Иначе медицинское сообщество так и не дождалось бы ваших последних разработок...

- В прошлом году запустили первый генно-инженерный препарат для растворения тромбов. Этот препарат в 70 процентах случаев восстанавливает коронарное кровообращение, то есть предупреждает инфаркт. Если его ввести в первые часы, то инфаркт не разовьется. Еще мы разработали, но пока не пустили в продажу новое лекарство для лечения мерцательной аритмии. В настоящее время проходит испытания препарат для лечения атеросклероза. Надеюсь и предполагаю, что доведем и это дело до конца. Главное преимущество нашего комплекса в том, что мы имеем возможность разрабатывать новые лекарства и тут же использовать их по прямому назначению. Когда клиницисты и теоретики работают бок о бок, лечение намного эффективнее.

- Цитата из вашего выступления: "От инсульта и кровоизлияния в мозг умирает в два раза больше людей, чем от других заболеваний. Ежегодно в России от сердечных недугов умирает более миллиона людей". Цифра страшная...

- Я считаю, наша страна сейчас переживает катастрофу. С 1990 года смертность от болезней сердца и сосудов увеличилась на 30 процентов. Причем, когда мы стали анализировать эту смертность, выяснилось, что умирают в основном молодые люди, а не пожилые. В возрасте от 20 до 25 лет смертность от сердечных заболеваний возросла аж на 80 процентов. Тогда мы стали изучать риск-факторы: курение, алкоголизм, уровень холестерина, ожирение. Оказалось, что с 1990 года курящих, пьющих и людей с излишним весом не стало существенно больше. И уровень медицинской помощи не понизился.

- Тогда в чем причина?

- Оказалось, резко изменилось психоэмоциональное состояние общества: увеличилось количество стрессовых ситуаций, а наряду с этим общество заразилось так называемым синдромом потери жизненных сил, многие впали в депрессивное состояние. Депрессия - болезнь очень серьезная, поскольку она негативно влияет не только на психологическое состояние человека, но и на его внутренние органы: поражает сердце и иммунную систему. И способствует смертности. На выстроенных нами графиках хорошо просматривается, что первый пик смертности от сердечно-сосудистых заболеваний приходится на 1992-1993 годы (последствия путча 1991 года), к 1996-1997 годам она значительно снижается, а в 1998-м, когда был дефолт, опять резко подскакивает вверх.

- И что делать? Некоторые считают панацеей обязательное медицинское страхование. Вы как к ОМС относитесь?

- В 1987 году, в бытность мою министром здравоохранения, мы начали заниматься страхованием. Послали бригады в Англию, Швецию, Германию, где изучали все формы страхования. Во-первых, страхование не должно быть фикцией. Важно понимать, что мы страхуем: лечение от гриппа или здоровье человека? Для лечения некоторых заболеваний нужны огромные деньги. Обязательным медицинским страхованием не предусмотрены, например, дорогостоящие операции на сердце. Хорошо, если бы работодатели страховали здоровье своих сотрудников, гарантируя им какой-то уровень медицинской помощи. А государство должно брать на себя страхование всех пенсионеров, бюджетников. Но стандарт страхования должен устанавливать врач, а не финансист, как у нас.

- С обязательным страхованием все понятно. А как страхует себя от груза прожитых лет сам академик Чазов? Вот, к примеру, интересно, как складывается ваш обычный рабочий день?

- Я всю жизнь встаю в 6 часов. Контрастный душ, легкая зарядочка. В 8 часов начинается рабочий день. До 9 занимаюсь бумажными делами, потом иду в клиническое отделение смотреть больных. Около двух часов занимаюсь пациентами, затем с 11 до 12 совещаюсь с заместителями и докторами. После 12 часов занимаюсь наукой, провожу семинары, учу молодежь. Вторую половину дня обычно провожу в разъездах: то в Академию наук, то в Минздрав. В пять часов отправляюсь домой и там читаю доклады и статьи коллег, подправляю, что-то пишу.

- А отдыхать когда?

- Я люблю отдыхать на охоте. Причем на охоте для меня главное не стрельба по животным, а возможность побыть на природе в хорошей компании. На даче я посадил сад, и некоторым деревьям уже сорок лет. С удовольствием слежу за газонами. Собираю живопись. Среди моих хороших знакомых Илья Глазунов, известный пейзажист Щербаков. В молодости с друзьями часто ходили в горы, раскидывали палатки и ночи напролет смотрели на звезды, до которых, кажется, протяни руку и достанешь. Правда, последние десять лет я не был в отпуске.

- У врачей почему-то не принято спрашивать о здоровье, но все-таки позволю себе поинтересоваться...

- На здоровье, доставшееся мне от родителей, я никогда не жаловался. Хотя три раза едва не погиб в автомобильных авариях.

- Как поддерживаете форму?

- Ну, я уже сорок лет живу в деревне. В Барвихе. Мне от мамы там достался участок, на котором я поставил недорогой двухкомнатный финский дом. Помню, в 70-х годах решили проверить, у кого и за какие деньги построены дачи по Рублевскому шоссе. Брежнев меня спросил: "Говорят, у тебя какая-то дача на Рублевке есть? Посмотрим". Посмотрели и предложили мне коттедж в поселке, где сейчас живут многие известные академики, я отказался. Никакими льготами я никогда не пользовался, как и моя мама, которая, кстати, имела на них полные права. В Гражданскую войну ее - 15-летнюю комсомолку - расстреливали белогвардейцы. Она чудом выжила: пуля прошла чуть выше сердца. Она выползла из кучи расстрелянных, ее подобрали добрые люди. Так вот, мама никогда не была прикреплена ни к одной поликлинике, не получала персональных пенсий. Когда я был министром здравоохранения, мне была положена государственная дача, я тоже отказался. У меня была своя избушка на курьих ножках, и мне этого вполне хватало.

- Выпишите рецепт от доктора Чазова. Как быть здоровым и, главное, как сделать так, чтобы здоровья хватило на всю жизнь?

- Здоровье закладывается с детства. Многое зависит от воспитания, от обстановки в семье. Родители должны воспитывать в маленьком человеке характер, поведение. Надо всегда сохранять активность. Самое страшное, когда человек садится в кресло, берет газету или бутылку пива и смотрит "ящик". Должна быть обязательно какая-то цель в жизни. Неважно какая, пусть маленькая. Она должна сидеть в голове и не должна угнетать. Нужно всегда думать о будущем и строить планы. Еще важно при любых обстоятельствах всегда оставаться оптимистом. Меня предавали и ученики, и друзья. Но я стараюсь не помнить зла, а тем более не в моих правилах кому-то мстить.

- Евгений Иванович, а не возникает крамольной мысли - "пора и на покой"?

- Э нет. Этого вы не дождетесь. Дел еще много. Много идей.

Наталья Дьячкова
Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера