Архив   Авторы  

Марк продает марку
Искусство

"Дольше меня на своем посту сидит только Жиль Жакоб, президент Каннского фестиваля. И только у меня и у него есть международная награда - медаль за поддержку национального кино", - с гордостью говорит Марк Рудинштейн

- Марк Григорьевич, до последнего момента казалось, что вы разыгрываете какую-то карту и в конце концов никуда не уйдете...

- Теперь не кажется?

- К сожалению.

- Я действительно ухожу, и тому есть немало причин. И чисто житейских, связанных со здоровьем, - видимо, от страшного перенапряжения мой диабет вконец разыгрался, - и более серьезных, принципиально-идеологических.

- Главная из которых - недостаточное финансирование "Кинотавра"? Но в недрах Минкультуры считают, что ваши высказывания на этот счет некорректны, что "Кинотавру" достается львиная доля госсредств, предназначенных для поддержки фестивалей...

- Меня всегда бесит, когда мои слова неверно трактуются, вынимаются из контекста и извращаются. Я же не говорю, что не нужно давать денег никому, кроме "Кинотавра". Я говорю совсем другое - нужно давать деньги только тем фестивалям, которые доказали свое право на существование. Таких фестивалей всего пять (Министерство культуры и массовых коммуникаций финансово поддерживает 15 кинофестивалей. - "Итоги"), и я могу вам их перечислить. Это, само собой, Московский международный, "Киношок", "Окно в Европу" в Выборге, Международный фестиваль анимационного кино "Крок" и, естественно, "Кинотавр". Все остальные еще должны доказать, что чего-то стоят. Разве можно давать на смотр русского кино в Лос-Анджелесе миллион долларов? Это же уму непостижимо! Как будто я не знаю, что проведение этого, с позволения сказать, фестиваля стоит максимум тридцать тысяч! Даже если золотые дорожки всем под ноги постелить. И только после того как я закатил скандал, требуя отчитаться за истраченные средства, сократили финансирование этого фестиваля до ста тысяч долларов. У нас в стране с этими фестивалями просто беспредел какой-то, иначе не скажешь. Еще нет идеи смотра, никакой концепции, а уже на него деньги отстегиваются. Приходи в Минкультуры с предложением провести фестиваль в море Лаптевых, какой-нибудь там "Лапоть-2004", - и пожалуйста, получи, распишись!

- А "Кинотавр" сколько лет доказывал свое право на существование?

- Восемь! Восемь лет "Кинотавр" существовал за счет спонсоров, на свой страх и риск. Только после этого мне позвонили с предложением, от которого, как говорится, я не смог отказаться. И до сих пор жалею об этом. Обошлись бы и без них. Дадут десятую часть от общего бюджета, а потом все время выражают недовольство - то не так, это не так.

- Говорят, вы отказались от финансовой помощи на проведение "Кинотаврика", фестиваля детского кино? Из каких соображений?

- Да вот из этих самых, о которых уже говорил. Так и сказал на заседании фестивального комитета: когда "Кинотаврик" станет явлением, тогда и попросим у вас помощи. А пока его финансируют местные власти, сочинские бизнесмены и администрация края. И мне хотелось бы, чтобы каждый фестиваль был поставлен в такие же условия. А Швыдкой, видите ли, обиделся, что я обвиняю Минкультуры в плохом руководстве кинематографом. Но разве мои претензии не обоснованны? Почему, скажите на милость, фестивалю в Ханты-Мансийске или в Хабаровском крае дают столько денег? Это же край миллионеров - местная администрация вполне может справиться. Там такие деньги крутятся, что на них не то что Ханты-Мансийский, Московский фестиваль можно провести! Или даже Каннский. Это как с кинопрокатом - не деньги нужно на него давать, а поставить наше кино в равные условия...

- С американской продукцией?

- Послушайте, я же не идиот и говорю сейчас не о строгих ограничениях на голливудскую продукцию. Не о том, что российского кино должно быть в наших кинотеатрах 90 процентов. Я понимаю, что это невозможно. Поставить в равные условия российское кино и американское - значит предоставить скидки на рекламу для отечественного продукта. Причем реклама должна быть везде: на улицах, по радио, телевидению, плюс увеличение числа кинозалов и строительство новых. Вот тогда года через два мы получим достаточно большую сумму, чтобы сделать скачок и вступить в рыночные отношения с прокатом американского кино. Это же не означает, что нужно волюнтаристским путем заставить смотреть зрителей отечественное кино. Ничего подобного! Я говорю лишь о том, что тридцать процентов всего объема кинопроката в нашей стране должно быть отдано для показа отечественного кино, о том, что государство должно защищать свой продукт, как это во всех странах делается. Представьте, если бы американцам сказали, что нужно создать равные условия проката для своего кино и какого-либо другого, российского или французского? Да они умерли бы со смеху. Нужно строить мультиплексы, а не создавать какие-то непонятные структуры типа "Роскинопроката", вваливая туда огромные средства, чтобы опять эти деньги исчезли неизвестно куда. Ведь этот "Роскинопрокат", который должен заниматься прокатом российского кино, что следует уже из его названия, на самом деле прокатывает американскую продукцию. Хотелось бы понять, идут ли средства, заработанные на американском кино, на прокат российского? Насколько мне известно, нет.

- Когда Путин встречался с режиссерами на "Мосфильме", они как раз настаивали на квотах, на ограничении проката американского кино.

- Да, это ошибка гендиректора "Мосфильма" Карена Шахназарова, мы часто с ним об этом спорим. Но, если помните, именно там произошел очень важный разговор. Когда Меньшов сказал, что ему необходимо три миллиона долларов на фильм о войне, Путин повернулся к Звягинцеву и спросил, сколько стоило "Возвращение". Звягинцев честно отрапортовал, что 400 тысяч долларов. Причем уточнил, что деньги были не государственные. После этого Меньшову ничего не оставалось, как примолкнуть. Я тогда обрадовался - вот, думаю, просвет наконец появился: президент понимает суть проблемы. Но ему же некогда всем этим заниматься, а вокруг столько чиновников, которые представляют все так, как им выгодноЙ При правильном подходе к делу, при условии тридцати процентов проката российского кино мы со сборов реально можем вернуть средства на воспроизводство. На создание новых фильмов.

- Вернемся к "Кинотавру". Помнится, лет десять назад российские фильмы можно было посмотреть только там...

- Если честно, я и "Кинотавр"-то создал, потому что сцепился с небезызвестным Таги-заде. Этот Таги-заде, который сейчас неизвестно где обретается, совершил тогда преступление, иначе не назовешь, остановив прокат российских картин. Его ребята просто приходили в кинотеатры и, угрожая директорам, заставляли катать второсортное американское кино. А три бывших кинобосса - Ермаш, Павленок и Сизов, работавшие в кино еще при старом режиме, в СССР, были у него замами. Можете себе такое представить? Однако так и было. Потому-то и возник "Кинотавр" - как альтернатива этому беспределу, как фестиваль, заменяющий собой прокат российского кино. Мы тогда ездили по всей стране, от Ташкента до Калининграда, всюду показывая российские фильмы, поскольку в кинотеатры проникнуть было невозможно.

- И вот теперь, когда ситуация начала исправляться, вы покидаете "Кинотавр"? Парадокс какой-то...

- Ничего подобного. Все логично. Мой уход своевременен, это никакая не трагедия для "Кинотавра". Фестиваль в зените, ему всего-то 15 лет, и тот, кто придет после меня, получит налаженную структуру, отличную команду, которая каждый нюанс знает, получит, одним словом, готовый фестиваль. Нужен новый человек, который мгновенно сориентируется в нынешней экономической ситуации и поставит фестиваль на здоровые коммерческие рельсы. Возможно, я устарел, как человек уже прошлой эпохи, возможно, я уже чего-то не понимаю.

- Ну а если все-таки при новом руководстве фестиваль погибнет?

- Это невозможно. Если все же случится, значит, я банкрот, напрасно тащивший на себе эту махину. Но, повторяю, этого не будет. Последнее, что сделаю, - поставлю вопрос о государственном статусе фестиваля. Это важнее всего. А кто его будет возглавлять - неважно. Вот вы помните, кто создал Каннский фестиваль? И никто не помнит. Не в этом суть. И потом - сколько можно? Дольше меня на своем посту сидит только Жиль Жакоб, президент Каннского фестиваля. И только у меня и у него есть международная награда - медаль за поддержку национального кино. У меня остаются и "Лики любви", и "Кинотаврик", и "Золотой овен" и, в конце концов, торговый знак под названием "Кинотавр", если кто-то захочет его купить - пожалуйста, продам. Так что не беспокойтесь, все идет хорошо и даже слишком хорошо.

Диляра Тасбулатова
Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера