Архив   Авторы  

Зачитайте права!
В России

"Не надо ни перегибать, ни недогибать палку. Сегодня мы наблюдаем два вида истерики: первый - это повальный страх, второй - повальное ожесточение", - о правовой стороне борьбы с террористической угрозой размышляет уполномоченный по правам человека в РФ Владимир Лукин

В связи с намерением думского большинства принять пакет "законов военного времени" начались разговоры о грядущем "закручивании гаек" и ущемлении прав человека. И в самом деле: не перегнем ли мы палку, как это случалось уже не раз? На вопросы "Итогов" отвечает уполномоченный по правам человека в Российской Федерации Владимир Лукин.

- Владимир Петрович, у вас как у уполномоченного по правам человека есть вопросы к руководству страны в связи с последними трагическими событиями в Беслане?

- В качестве уполномоченного по правам человека я обязан следить за соблюдением конституционных прав граждан. Право на безопасность было нарушено, и, разумеется, у меня есть серьезные вопросы. Прежде всего к работе наших правоохранительных служб. Я, естественно, не знаком с оперативной стороной этой работы, но результаты говорят о том, что эффективность ее оставляет желать лучшего. В общем-то такие же вопросы сегодня задают все граждане страны, включая президента.

- Как же получить ответ на эти вопросы?

- Честно говоря, не верю в разного рода внутренние расследования. Они проводятся, как правило, теми же чиновниками, действия которых подлежат анализу. Если мы живем в условиях демократического государства, то должно быть проведено демократическое расследование. Оно возможно в разных формах - в парламентской (правда, тут возникает другой серьезный вопрос - о качестве работы нашего парламента) либо в общественной. Так, например, в Соединенных Штатах для расследования событий, приведших к трагедии 11 сентября 2001 года, самим президентом была учреждена независимая комиссия, состоявшая из представителей различных политических групп. И этот анализ сопровождался очень серьезной дискуссией, нелицеприятной критикой властей.

- После событий в Буденновске руководители силовых ведомств подали в отставку, продиктованную, по их словам, честью офицера. Как вы считаете, мы вправе ожидать повторения подобных поступков после Беслана?

- Скажу одно: я очень положительно отношусь к понятию "честь офицера".

- Парламентарии уже выказывают готовность принять "законы военного времени", что подразумевает определенное ущемление гражданских свобод. Не перегнем ли мы тут палку и что, собственно, хуже в такой ситуации - перегнуть или недогнуть?

- Не надо ни перегибать, ни недогибать. Сегодня мы наблюдаем два вида истерики. Первый - повальный страх, второй - повальное ожесточение. Посмотрите на опыт Соединенных Штатов. Произошла страшная трагедия: погибли три с половиной тысячи человек, но никаких отступлений от демократии не допущено. Рассказы о том, что там все за всеми следят, - чушь. Такого рода предложения - в отношении только лишь иностранцев - были отвергнуты палатой представителей. Но одновременно были сильно реформированы правоохранительные органы, заменено их руководство. То есть произошли изменения на точечном уровне, вовсе не на уровне конституционных норм. И в результате вот уже три года в Америке не было ни одного заметного теракта. То же самое в Испании - чудовищный террористический акт. И что, там сменилась демократическая система? Нет, прошли нормальные выборы, пришла к власти оппозиционная партия, которая сейчас проводит серьезные реформы с целью повышения качества работы правоохранительных органов. Вот этот опыт надо изучать, а не впадать в истерику - ни в ту, ни в другую.

- Тем не менее речь идет о жестких мерах, в частности об ужесточении правил регистрации.

- Это напоминает детскую игру в прятки: "Стой, я иду искать. Кто не спрятался, я не виноват". Только вряд ли террористы захотят играть в эти игры. Кроме того, и ужесточать уже дальше некуда. Существующий сегодня в некоторых наших регионах фактически разрешительный принцип регистрации и так противоречит Конституции. Должен быть уведомительный принцип. Мне могут возразить, что это порождает массу проблем. Да. Но такие проблемы можно решить либо созданием государства Оруэлла с тотальной слежкой Большого Брата за всем и вся, либо эффективным мониторингом, обеспеченным государственной, чиновничьей деятельностью в хорошем смысле этого слова. Если мы выбираем последнее, то нужно не ужесточать правила регистрации, а наоборот. Ведь что происходит сегодня: можно приехать в Москву на две недели и из них неделю простоять в очереди за регистрацией. Естественно, никто не будет соблюдать такие нормы.

- В Мосгордуме намерены решить вопрос радикально: вообще закрыть столицу для иногородних.

- Это предложение мало того что антиконституционно, оно просто разрушительно по своей сути. Появление на границах регионов пограничных, а может быть, и таможенных пунктов приведет к средневековой раздробленности. Это прямой путь к гибели России. Я москвич в четырех поколениях, но я и представить себе не могу, чтобы жители из провинции не ездили в Москву. Что, после событий 11 сентября 2001 года американцам из провинции запретили ездить в Вашингтон и Нью-Йорк? Нет, там наладили серьезную слежку за реальными гнездами терроризма, арестовывают время от времени подозрительных лиц. Давайте смотреть, как делают другие, если у самих не получается.

Кстати, к вопросу о регистрации: пусть московские власти вспомнят о том, что сами приглашают огромное количество гастарбайтеров для строительных и прочих работ. И по существу поощряют их незаконное пребывание, потому что незаконным мигрантам можно меньше платить, можно содержать их в бог знает каких условиях. Пусть сначала разберутся с этим. Пусть разберутся с тем, что по Москве может пройти и проехать кто угодно, как угодно и в каком угодно виде, заплатив небольшую мзду милицейскому чину. Коррупция в Москве - и не только в Москве, а по всей стране - вот что прежде всего мешает нам решать проблему терроризма. Сделать то, что сегодня предлагают московские власти, значит, просто увеличить благосостояние московского чиновничества, которое будет тогда драть деньги со всех приезжих.

- Высказывается и другая идея: вместо того чтобы учреждать пункты пропуска на всех административных границах, закрыть один регион - Чечню.

- Беда в том, что дело не только в Чечне. События в других, соседних с ней регионах показывают, что там тоже есть, мягко говоря, серьезные проблемы. И потом - как закрыть? Мы уже слышали о тройном окружении школы, мы постоянно слышим, как что-то такое закрывают, а потом те, кого якобы блокировали, оттуда убегают.

- Насколько велика мера ответственности власти за то, что произошло в Беслане?

- При всем том, что, как сейчас говорится, это война, это все-таки не война двух равноценных держав. Понятно, что терроризм - очень серьезная проблема, но ведь мы тратим с каждым годом все большие средства на поддержку тех органов, которые занимаются противодействием этому бедствию. И у общества возникает закономерный вопрос: соответствует ли постоянное увеличение средств достигаемым результатам? С моей точки зрения - не соответствует. Это изначальная точка анализа ситуации. Конечно, полностью застраховаться от терроризма не может ни одно государство. Вопрос в другом. Возьмем Израиль: там тоже очень плохая ситуация, но при всем том 95 процентов всех террористических планов пресекается у них в момент начала реализации или даже до начала. Это говорит о двух вещах: об очень большой эффективности системы раннего оповещения и о том, что в Израиле неподкупные правоохранительные органы. Вот здесь, как говорили в брежневские времена, у нас еще есть неиспользованные резервы.

- Отдельный сюжет - ситуация в самой Чечне. Многие ваши коллеги, российские и зарубежные правозащитники, постоянно указывают на то, что выборы и война - две вещи несовместные. Какой точки зрения придерживаетесь вы?

- Трудный вопрос. Да, конечно, проводить выборы во время военных действий - странное дело, потому что военные действия не предполагают наличия у людей возможности высказаться. Есть такая формула - ballot or bullet (голосование или пуля, англ. - "Итоги"). Но, понимаете, война бывает разной. Проблема в том, что в Чечне сейчас не идут прямые военные действия. Понятно, что в то время, когда штурмовали Грозный, проводить выборы вряд ли было возможно. Можно ли проводить сейчас? Многие в самой Чечне считают, что можно, и у меня нет оснований выступать против этих людей.

- Возникает такое ощущение, что ситуация в Чечне просто зашла в тупик: накал противостояния не только не снижается, но, судя по последним событиям, увеличивается.

- Что касается проблемы урегулирования такого конфликта, как чеченский, я не могу говорить, какие политические решения верны, какие нет. Как у гражданина у меня есть мнение на этот счет, но закон не разрешает уполномоченному по правам человека вмешиваться в политику. Могу сказать одно: все конфликты такого рода являются очень продолжительными и ожесточенными. Решение находится на пересечении трех факторов. Первое - усталость обеих сторон конфликта. Второе - вытекающее отсюда снижение уровня упорства обеих сторон. И третье - комбинация давления и положительных стимулов с обеих сторон. Сочетание кнута и пряника, ничего нового после Макиавелли здесь не придумано. Так обстоит дело в североирландском и баскском конфликтах, так обстоит дело во Франции с Корсикой. И даже при всем этом такого рода конфликты могут вспыхивать вновь. Надеюсь, что и наш конфликт будет постепенно разрешаться. Но иных базовых параметров для этого, кроме тех, что я обозначил, не вижу.

- На наших южных границах разгораются еще два конфликта. В вашу компетенцию входит, насколько я понимаю, и защита наших граждан за рубежом, а к таковым относится большая часть населения Абхазии и Южной Осетии. Поступают ли к вам обращения из этих регионов?

- Такие обращения есть, но, как правило, это отголосок тех политических страстей, которые там кипят. В политические вопросы я не вмешиваюсь, поэтому отдаю такого рода заявления в МИД, если это относится к нему. Если же речь идет о конкретных судьбах, то я, конечно, пишу в соответствующие органы и активизирую их деятельность.

- Тогда вопрос к вам как к эксперту-международнику: насколько адекватны, с вашей точки зрения, действия России в этом регионе?

- Как эксперт-международник я могу вам сказать, что нигде не слышал, чтобы официальные представители российской власти ставили под сомнение юридическую принадлежность Абхазии и Южной Осетии к Грузии. Другое дело, как урегулировать этот конфликт. У меня есть вопросы к политике всех без исключения правительств Грузии в этом вопросе. Там слишком много шумного и декоративного. Единственно возможный для Грузии путь вперед - это попытаться наладить дружеские, учитывающие взаимные интересы отношения между Тбилиси и Москвой. Кавалерийской атакой в политике ничего не сделаешь, особенно если у тебя мало кавалеристов, а кони не очень сытые.

- Все-таки, как поведет себя грузинское руководство, очень сложно предсказывать, и "кавалерийская атака" не исключена. И что тогда делать нам?

- Задача России, как и любого другого государства, - сохранить благоприятную для нее ситуацию вокруг своих границ. У нас есть очень серьезные проблемы в этом плане. Существует фактор Северной и Южной Осетии, существует проблема Абхазии, где безотносительно к проблеме гражданства есть серьезная прослойка российского населения, других национальностей, объективно тяготеющих к России. Россия крайне необдуманно поступила бы, поссорившись с ними. Но крайне необдуманно мы поступили бы и в том случае, если бы вдруг в той или иной форме вздумали, как предлагают некоторые горячие головы, присоединять эти области. Нет, наша цель - создать ситуацию, при которой вся Грузия, в том числе те части, которые отколоты от нее де-факто, была бы комфортным соседом России.

- Все-таки непонятно, зачем в массовом порядке принимать в гражданство, если не можешь обеспечить определенные гарантии своим гражданам.

- Ну почему же нельзя обеспечить? Можно обеспечить.

- Мирными средствами?

- Сейчас мирными. В случае если возникнет угроза жизни граждан, тогда не только мирными. Но это совсем не равнозначно тому, что мы кого-то хотим к себе присоединить.

Андрей Камакин
Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера