Архив   Авторы  

Моя маленькая Рамаяна
Искусство

Вышла в свет книга прозы Александра Давыдова "Повесть о безымянном духе и черной матушке"

Как назвать давыдовскую вещь - "апокрифическая повесть" или, к примеру, "мифосказ", - критики разберутся. Но отыскать у кого-нибудь образцы подобного письма довольно затруднительно. В качестве очень далекой аналогии приведем лингвистическую прозу Жолковского. В отличие от нее "Повесть о безымянном духе" - проза мифологическая. Вообще-то желающих скрестить "нормальный" роман с мифом со времен Джойса было немало. А после Маркеса это и вовсе стало хорошим тоном. Но если там сок мифа питает и сдабривает литературную лозу, то здесь как раз наоборот: миф безраздельно довлеет над синтаксисом, системой времен и стилем. А литературность как бы вывернута наизнанку и показывает читателю свое древнее и темное нутро. А в результате, о чем бы Давыдов ни рассказывал, получается этакая маленькая "Рамаяна" или, к примеру, Гесиод в прозе.

Главный герой Давыдова - дух. Но не древний дух отрицанья и сомненья, бегающий по белу свету черным пуделем. И не тот, что влетает в темницу души белым голубочком. Давыдовский дух - одинокий, молодой и ребячливый, очень похожий на человека, хотя рассказ о нем напоминает книгу Бытия. "Жил на свете один дух. Да неизвестно, жил ли он. Может, и не жил вовсе, столь зыбким было его существование. Может, и не жил, а так, всего лишь веял в щелях, что паутинкой, ветвясь, рассекали миры. Он сам, однако, был уверен, что живет, и был готов жить вечно". Этот дух строит свой мир "из соплей и хлебного мякиша", устраивает над ним светила из медной и перламутровой пуговиц. Видимо, ему, словно Заратустре, наскучило быть львом рыкающим и терпеливым верблюдом, и превратился он в ребенка, играющего вещами, словно разноцветными крупинками бисера. Играет дух и, как водится, ждет. Ждет, когда придет за ним "по полю черная матушка, среди трав тебя отыщет, украдет из мира и вдаль понесет. И назовет... тайным именем".

Рассказ ведется не как обычная "история". Повествование нарочито выпрямлено, язык стерт, но все же интонационные шероховатости авторского голоса нет-нет да и дают о себе знать. У Давыдова Автор - демиург, он жив-живехонек (в пику литературным обывателям, уверенным в том, что "автор умер, остался только скриптор") и с успехом творит миры. Творит он их без счета, словно индийский бог. И сразу покидает очередное свое детище, отряхивая прах с ног, смеясь и уходя прочь по кругам вечности. А потому почти все давыдовские "новеллы" космогоничны. В них обитают боги зооморфные и боги, похожие на людей. А еще животные, здания, портики и чугунные ограды. И все это подчиняется непостижимой логике, которая пробивается сквозь страницы совсем без авторского нажима. Потому что "ведь из чего ни твори мир - хотя бы даже из соплей и хлебного мякиша, - невольно заложишь в него крупицы истинной жизни, и он заживет сам по себе, не тоскуя по создателю".

Евгений Белжеларский
Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера