Архив   Авторы  

Есть ли жизнь на "Марсе"?
Искусство

Путешествие одинокого боксера с лицом Гоши Куценко

Кино любит путешествия в прошлое и будущее. Чаще всего - с помощью всяких фантастических машин времени, мгновенно перебрасывающих героев то куда-нибудь в Средневековье, то в запредельно далекий послезавтрашний день. Но бывают и другие путешествия - неторопливые и странные. Просыпаешься пасмурным утром в вагоне поезда дальнего следования и обнаруживаешь себя на какой-то неведомой станции. И вроде бы что-то подобное было в жизни лет 15-20 назад - и ушло, казалось, безвозвратно. Однако вот оно, прошлое, - остановившееся, пыльное, разваливающееся, но существующее.

Герой фильма Анны Меликян (она и режиссер, и автор сценария) как раз и совершил путешествие то ли в пространстве, то ли во времени. Когда убегают от жизни, не интересуются названием станции назначения. В данном случае город, куда он приехал, назывался Марс. Вообще-то изначально этот тихий провинциальный городок был Марксом, но на вокзале из неонового названия выпала одна буква. Абсурд начался с буквы, продолжился разноцветными слонами и медведями - в городе единственным предприятием была фабрика мягкой игрушки, и зарплату выплачивали исключительно готовой продукцией.

"Марс" перенасыщен киноассоциациями и цитатами. Что легко выдает вкусы и "насмотренность" режиссера-дебютантки - недавней выпускницы ВГИКа. В маленьком кинотеатре созданного ее фантазией города постоянно идет "Касабланка" с Хамфри Богартом и Ингрид Бергман. Героиня рыдает всякий раз, когда смотрит "Римские каникулы". Еще более знаковыми кажутся параллели, напоминающие о двух отечественных картинах. Потому что Марс - эдакий современный аналог "Города Зеро", эпицентра советского абсурда, куда попадал 15 лет назад персонаж Леонида Филатова и откуда не было дороги назад. Что до "Безымянной звезды", то придуманная Меликян история почти дословно воспроизводит сюжет старой румынской пьесы и снятого по этой пьесе грустного фильма. Только вместо скромного провинциального очкарика-учителя - одинокая красивая библиотекарша, а вместо ветреной заезжей горожанки - знаменитый боксер, бежавший из столиц в глушь то ли от усталости, то ли от городской суеты. Пожалуй, это лучшая роль новейшего секс-символа Гоши Куценко, герой которого нокаутирован жизнью. На протяжении всей картины он словно пребывает в состоянии грогги. Тем более что путешествие в прошлое может по силе воздействия оказаться посильнее нокаута.

Эта странная история обнадеживает прежде всего появлением нового режиссерского имени. И это несмотря на то, что Анна Меликян совершила ошибку, типичную для дебютанта, - она вложила в "Марс" все, чему научилась во вгиковских аудиториях. Фильм до краев переполнен ассоциациями, цитатами, авторскими реминисценциями, и под тяжестью этого груза действие ближе к финалу начинает проседать. И все же ошибки Анны Меликян не только типичны, но и простительны. Потому что речь идет о человеке безусловно талантливом, умеющем то, что недоступно большинству сегодняшних молодых, лихо клепающих сериалы и не замахивающихся на большее. Меликян умеет создавать на экране авторский мир - завораживающий, нескучный, живой. Она понимает, как радикально может измениться реальность, если из слова, эту реальность обозначающего, выпадет одна буква. Всего одна. Но ведь и в самом деле от Маркса до Марса - расстояние длиной в вечность.

Александр Колбовский

Сто дней без детства

В московский прокат выходит новая картина Романа Балаяна "Ночь светла"

Помню, как в детстве, узнав, что есть такие люди - ничего не слышат, никого не видят и говорить не могут, - я зажала уши, закрыла глаза и так сидела с полчаса, пытаясь понять, каково это. И только много лет спустя узнала, что существуют особые методики, следуя которым эти люди могут стать чуть ли не полноценными членами общества. Одна слепоглухонемая женщина даже защитила диссертацию, самостоятельно вела хозяйство и в своей трогательной, величественной исповеди описывала, в частности, как научилась вдевать нитку в иголку. Для обычного человека ничего не значащая бытовая мелочь, для слепоглухонемого - едва ли не подвиг духа. Собственно, от фильма Балаяна ожидаешь чего-то подобного - что он проникнет в закрытый наглухо мир этих людей, чтобы вместе с ними открыть какие-то новые, неведомые нам, нормальным людям, духовные горизонты. Балаян, однако, ограничивается дачно-лирической атмосферой, любовными томлениями воспитателей (один из них влюблен в директрису, она любит другого, которого, в свою очередь, любит воспитанница интерната и т. д.) и всеобщей лирической расслабленностью, пришедшей к нам из благословенных семидесятых. Лето, трава по пояс, дача, июль, сто дней после детства. Одно плохо: ни этого благословенного лета, ни голубого неба, ни реки - ничего этого новоявленные идиллические пастушки и пастухи не видят. Зато - слышат, ощущают, впитывают всеми порами жаждущей души. Другой мир, иная точка отсчета, совершенно отличная от нас топонимика души, глядящей в себя, внутрь. Может, об этом нужно было говорить? Хотя, кто бы спорил, такую задачку решить не всякому под силу. Интересно, но во время просмотра этого фильма, полного благородных намерений, все время возникает неловкое чувство - что автор сам так и не смог ни на йоту приблизиться к таинственному миру инопланетян, живущих бок о бок с нами. Тем более что в картине снимались настоящие воспитанники интерната для слепоглухонемых детей. Даже в декоративной "Стране глухих" Валерия Тодоровского - скорее эстетской, нежели клинической - и то чувствовалось большее проникновение в мир иных, других, отличных от нас с вами. Мир балаяновского фильма, несмотря на схожесть темы, почему-то абсолютно не затронул. Как будто происходит это где-то далеко, не с нами, не про нас и нас не касается. И не от равнодушия, вовсе нет. Сама картина тому виной: мир изменился, Балаян же меняться не хочет. И говорит об этом с принципиальным напором - не хочу, мол, кассы, не знаю, что такое "современное" кино и прочее. В этом упорстве - эстетическом и человеческом - наверное, что-то есть. Но вот только после его фильма никто не зажмуривал глаза, не хватался за сердцеЙ Лишь равнодушно пожимали плечами.

Диляра Тасбулатова

Театр имени Джугашвили

Вышла в свет новая книга Соломона Волкова - "Шостакович и Сталин: художник и царь"

После перестройки Шостакович, как и Шнитке, попал в число "модных" композиторов. О нем писали много и с увлечением. Казалось бы, все подробности композиторской судьбы уже извлечены на свет. Что нового можно сказать о главном "формалисте" сталинской эпохи и его высокопоставленном критике? Но когда читаешь книгу Волкова, понимаешь, что его предшественники упустили в этой истории самое главное.

Волков называет отношения между Шостаковичем и Сталиным дуэлью. На первый взгляд сравнение не слишком удачное. Какая это дуэль, если и шансы сторон не равны? Но Волков находит у своих персонажей скрытые мотивы, которые выводят их отношения за рамки голой схемы "тиран - диссидент".

Тучи сгустились над Шостаковичем в 1936 году, когда вышла статья "Сумбур вместо музыки", написанная явно сталинской рукой. Началась травля. Шостакович всерьез думал о самоубийстве. И в этот момент тон переменился. Композитору было предложено отказаться от экспериментов, поездить по провинции и поучиться, ну и сочинить что-нибудь для народа. Однако опальный Шостакович делает удивительные вещи. В ответ на обвинения в формализме он пишет "Антиформалистический раек" - сатиру, герой которой выпевает свои реплики на мотив "Сулико" с грузинским акцентом. А чего стоит его открытое заявление: "Я не для "Правды" пишу, а для себя"?! А прозрачный намек в четвертой симфонии ("Славим королеву Иокасту в зачумленных Фивах")?! Трудно поверить, что Сталин не знал об этих выпадах. Однако не репрессировал непокорного композитора. Во время войны тот был заботливо эвакуирован, а его "Ленинградская" симфония исполнялась повсеместно. Почему тиран поддерживал того, кто ему противостоял?

Волков считает, что объяснить парадокс можно, применив сюжет "Бориса Годунова". Ведь в диалоге с народом нуждается и тиран. Но в условиях тирании говорить правду дозволяется только юродивым - им все прощается. Юродивых любил Иван Грозный, и Сталину они тоже были нужны. Поэтому он и вел тонкую психологическую игру с Пастернаком и Булгаковым. Своими телефонными звонками коммунистический монарх вовлек их в диалог, и тот и другой чувствовали себя на крючке. А Шостакович оказался крепким орешком. Он стал почти официальным Юродивым при советском Иване Грозном. Пушкинскую пьесу грозный Иосиф, разумеется, читал и мог оценить дерзкие жесты своего визави. Почувствовав сталинский интерес, Шостакович продолжал в том же духе. Вряд ли он совсем не боялся. Но уничтожение всемирно известного композитора вызвало бы большой резонанс в Европе и дома. С другой стороны, и Сталин был не прочь последить за развитием действия. Ведь "Бориса Годунова" в исполнении Сталина - Шостаковича смотрела вся интеллигенция. Но, похоже, композитор в отличие от литераторов переиграл генсека.

Евгений Белжеларский

Rаmmstein kaput?

Группа Rаmmstein выпустила новый альбом - Reise, Reise

Rammstein - один из главных музыкальных брэндов Европы, и каждый альбом этой группы - событие. Перед выходом Reise, Reise пресса намекала, что в рядах группы зреет раскол, однако междоусобицу преодолели, и публика получила долгожданный CD. Но тут случилась другая неприятность. Распробовав альбом, некоторые критики заговорили о "потере группой собственного лица". Вряд ли это справедливо. Сохранить лицо музыкантам удалось, правда, его выражение изменилось...

Что такое традиционный Rammstein? Это бравурные марши, подкрепленные мощным барабанным боем, скрежетом зафузованных гитар и электроникой. Что касается вокалиста, то он поет так, будто это не человек, а исполинский боров. Как известно, Rammstein родом из Восточной Германии, и детство, проведенное в соцлагере, повлияло на их музыку и имидж. Кроме того, сказывается увлечение эстетикой Третьего рейха - в клипе Stripped даже были использованы фрагменты из фильма "Олимпия" Лени Рифеншталь. В общем, музыканты все время играли с огнем, в том числе и в прямом смысле. Во время их знаменитого пиротехнического шоу из сцены бьют фонтаны огня, а лидера группы поджигают на глазах у публики.

И вот теперь в музыке Rammstein появилось нечто новое. Reise, Reise - альбом непривычно медленный и мелодичный, и назвать его "индустриальным", как предыдущие, можно лишь с большой натяжкой. Зато присутствуют атрибуты модной ныне готики: подпевки, "объемные" клавишные, симфонические аранжировки. Правда, фирменных раммштайновских маршей и сейчас хватает, но былой исступленности в них почти не осталось - зато есть море иронии и подтекст. Скажем, Amerika, в которой группа демонстрирует несгибаемый антиглобализм, построена на очевидной цитате. Припев We're All lLiving In Amerika! ("Мы все живем в Америке!") - это парафраз знаменитого битловского марша We All Live In A Yellow Submarine, который превращен музыкантами в издевательский гимн Микки-Маусам и Санта-Клаусам. Крестовый поход против американских культурных стандартов сменяет еще один марш - Moskau. Это что-то вроде ностальгии по "советскому", однако перемешанной с чувством тошноты. Вначале слышится смешная песенка-речовка: "Раз-два-три! Посмотри! Пионеры там и тут песни Ленину поют! Не могу устоять!" Ее напевает по-русски некая особа с тонким голосом, похожим на вокал "Тату". Но песенка с двойным дном. Дальше вокалист Линдеманн вступает на немецком - и пионерская торжественность сменяется цинизмом. Столицу "одной шестой" сравнивают с располневшей и стареющей проституткой, сверкающей зубными коронками, - забыть ее все не удается, но от общения уже начинает мутить. Moskau наверняка станет мегахитом в русскоязычных странах - ведь знатоков немецкого среди публики немного.

В ближайшее время за новый Rammstein публика "проголосует" своими кровными. Тиражи подсчитают, и будет ясно, нужны ли Линдеманн и компания только как эталон "имперскости" и "ностальгии", или творческая эволюция - вещь позволительная даже для Rammstein.

Евгений Белжеларский

Валенки Большого стиля

Алексей Беляев-Гинтовт в Крокин-галерее

Алексей Беляев-гинтовт - художник необычный. Он борец против либеральных ценностей и актуального искусства. Не нравится ему броуновское движение отдельных индивидуумов на просторах столичных галерей, лишенное стилевого компаса и какого бы то ни было направления. Он борется за возрождение Большого Стиля. Борется серьезно и без дешевых провокаций. И считается при этом одним из самых модных и актуальных художников.

Несколько лет назад Беляев-Гинтовт организовал проект "Полюс", которым помимо него занимались также художники Андрей Молодкин и Глеб Косоруков. Цель проекта состояла в создании Большого Стиля (точнее, возрождении Большого Классицизма), и результатом активной работы художников стал небольшой альбом из 10 фотографий, на которых были запечатлены псевдостатуи, пафосные и очень похожие на памятники эпохи сталинизма. Альбомы эти участники "Полюса" рассматривали как высокоточное художественное оружие и рекомендовали их в помощь агитатору. Помимо создания этих агитальбомов "Полюс" разработал очень подробную теоретическую базу, обосновывавшую прямую связь процветания государства российского с тотальным торжеством классицизма на всей территории страны.

Новый проект Беляева-Гинтовта в Крокин-галерее "Боевые страницы" является логическим продолжением "Полюса", только менее глобальным. Название взято из цикла советских мультфильмов, посвященных успехам первых пятилеток. Сюжеты принтов - подробная раскадровка этих самых мультиков: флаги, Ленин - Сталин, поля страны, первые электростанции, когорты красноармейцев, шагающих дружно в ногу, и прочие знакомые сюжеты. Материал - войлок - тоже имеет корни самые великорусские. На огромных, полтора на два метра войлочных полотнищах победы советского строя смотрятся угрожающе. Хотя выясняется, что иконография этих побед в 20-е годы сильно отличалась от иконографии 50-х. На ранней стадии она была гораздо индивидуальнее и человечнее, что ли. Ряды защитников Отечества состоят не из безликих шаблонных роботов, а из живых людей с разными чертами лица и настроениями. Сталин тоже еще не успел забронзоветь в классической иконографии и имеет какую-то молодцеватую талию и не самую богатырскую грудь.

Монохромные бело-коричневые полотнища несомненно принадлежат столь воспеваемому Беляевым-Гинтовтом Большому Стилю, но на агитки они не тянут - слишком монументальны. Хотя это скорее всего следующая стадия развития проекта "Полюс": когда классицизм уже утвержден сверху, принят массами и требует некоего сурового украшения, в качестве коего сии ковры и можно рассматривать.

Наталья Филатова

Сеанс гипноза

Павел Пепперштейн в галерее "Риджина"

Теоретик мифологии и герменевтики Павел Пепперштейн показывает в "Риджине" свой новый проект "Гипноз". Проект состоит из двух частей: живописной и кинематографической. Первая выглядит очень возвышенно и тонко: акварельные зарисовки, на которых нежные женские профили соседствуют с различными знаковыми объектами - флагами, мандалами, горами и пустынями. Тщательно вырисованные фигурки людей, лошадей, деревья, кусты и птицы словно окутаны дымкой. Красота, романтизм и нежность - вот как можно охарактеризовать живописную часть "Гипноза". Из этих десяти - пятнадцати акварельных листов вполне получилась бы законченная выставка. Хотя, если бы проект состоял только из нее, его вполне можно было бы назвать "Мечты и сны" или как-нибудь похоже. И даже тогда оставалось бы поле для фантазии и герменевтической расшифровки акварелей, что предполагает биография художника: в любом, даже самом простом его высказывании нужно искать подтекст и скрытый смысл. Главная мысль художника о том, что современное общество живет во власти знаков, казалось бы, достаточно проиллюстрирована: в одном из листов флаг вырезан из экспозиции, превратившись таким образом из "знака" в "не-знак". Но у проекта есть и вторая часть, в которой проиллюстрирован сам процесс превращения "не-знака" в "знак". На первый взгляд она довольно грубо контрастирует с первой. В шестичастном фильме разные девушки гипнотизируют взглядом мужские члены. Цель фильма: запечатлеть символический процесс превращения "не-знака" пениса в один из наиболее семантически насыщенных "знаков" мировой культуры - фаллос. Никакого телесного контакта, ни доли эротизма - только гипноз. Только не до конца определено кто же субъект, а кто объект гипноза - мужчина или женщина.

Впечатление от кинематографической части герменевтического исследования Пепперштейна заставляет по-новому взглянуть на часть живописную, которая, собственно, оказывается дополнительной и второстепенной. И становится понятно, что все эти акварельные женские профили срисованы с реальных девушек из фильма, а гипнотизирующие их объекты (или видения, возникшие в результате гипнотического транса) есть не что иное, как некие заместители мужского начала. Потому что если уж идти до самых глубин расшифровки смыслов, обозначением которых является фаллос, то упремся мы даже не в символическую картину мира, мировую ось и прочие мифологические сказки, а в начало начал, то есть мужскую плоть как таковую. А визуализация сего глубинного смысла может быть любой: хоть флаг, хоть буденновская конница, хоть пик Коммунизма - все это внешние, даже не означающие, а так, наносные прикрытия. А цель современного искусства - докопаться до скрытых смыслов всего и вся в современном мире. Даже если в процессе исследования выяснится, что дальше голого человеческого тела копать некуда.

Наталья Филатова

ЧТО В ИТОГЕ

Спартак - чемпион

Давно замечено: Все могущественные империи - от наполеоновской до советской - обожали параллели с античностью. Особенно когда речь шла о Древней Греции или Риме, где, как известно, и были заложены основы современной цивилизации. А поскольку Америка сегодня - общепризнанная сверхимперия, то и голливудские деятели прямо-таки помешались на "имперском" жанре кинематографа, для которого искусствоведы придумали название "пеплум" - то есть блокбастер из жизни какого-нибудь Спартака и прочих Македонских античного мира.

Только в последнее время на голливудских студиях были сработаны такие высокобюджетные, громыхающие, лязгающие и бряцающие эпопеи, как "Гладиатор", "Троя" и, наконец, "Александр", премьера которого сейчас идет в Штатах. Причем "Александр" (Македонский, разумеется) снят не кем-нибудь, а самим Оливером Стоуном, социально озабоченным режиссером, больше прославившимся своим обличительным пафосом, нежели псевдоисторическими поделками. Мне могут возразить - кино, мол, искусство приблизительное, грубое, исторической правды отнюдь не придерживающееся, а жаждущее зрелищности, внешних эффектов, аффектов и пр. Особенно когда дело касается выдающихся деятелей нашего славного прошлого - военачальников, героев, вождей. Или даже самого Иисуса Христа, которого совсем недавно не пощадил - ни в прямом, ни в переносном смысле - экспансивный артист Мел Гибсон, подробно и смачно живописав мельчайшие подробности крестных мук Спасителя. Не пожалев ради этого кровавого гиньоля ни сил, ни денег, ни наших нервов. Однако какой эффект, какие сборы, сколько разговоров, скандалов, как все взбудоражены!

Но, думаю, ненадолго. Все эти пеплумы, кинобиблии в картинках и прочая продукция останутся в истории кино как казусы, отдельно взятые эпизоды из творческой биографии отдельно взятых второстепенных авторов. Зато "Сатирикон" Феллини, "Евангелие от Матфея" Пазолини и "Андрей Рублев" Тарковского - как редкостные примеры понимания сути Истории. Тарковский и Пазолини вообще добились невероятного - "документального" эффекта присутствия, как будто и тот и другой ходили за своими героями с камерой в руках. Что-то мистическое, сродни гипнозу, под воздействием которого люди начинают говорить на мертвых, уже не существующих языках (были такие опыты). Какой-то генетический феномен, как будто художник в самом деле обладает сверхзрением, способным видеть сквозь века. Что же касается феллиниевского "Сатирикона", придуманного, нарочито забавного и ернического, - он один стоит всех этих многомиллионных усилий и дорогостоящих конных лав. Видимо, только такому режиссеру, как Феллини, под силу вернуть к жизни обломки Древнего Рима и вдохнуть в них жизнь. Хотя он, насколько мне известно, не корпел в библиотеках и не бегал по консультантам, дознаваясь о форме пряжки на сандалиях античного воина, подобно бедному Стоуну, который со страху прочел об Александре все, что существует на английском языке.

Диляра Тасбулатова

ЗАМЕЧЕНО "ИТОГАМИ"

Признание на заданную тему

Десять лет войны в Чечне. Юбилей, мягко говоря, нерадостный. Но как бы мы ни относились к этой войне, она не перестанет быть частью российской истории. За десятилетие, прошедшее со дня начала боевых действий, немало написано мемуаров и снято телерепортажей. И все же многое так и осталось "за кадром". И вот в памятные дни 22, 23 и 24 ноября спецкорреспондент НТВ Алексей Поборцев представляет свое документальное расследование причин затянувшегося конфликта.

Фильм, снятый режиссером Натальей Васьковой, называется "По ту сторону войны". В трехсерийной картине использованы кадры из частных архивов, никогда раньше не демонстрировавшиеся по телевидению. Первая серия расскажет, как объявляли о суверенитете Чечни, проследит жизненный путь Дудаева, проанализирует попытку ввести в республике чрезвычайное положение в 1991 году. Вторая раскроет завесы денежных тайн. Как могли оказаться в Чечне миллиарды рублей из российских банков? Почему Москва делала вид, что не замечает активного вооружения республики? Наконец, в третьей части картины автор пытается объяснить, кто позволил войне начаться. Почему из всех возможных вариантов был выбран, как стало со временем очевидно, не самый оптимальный? Точкой в этой картине стали штурм Грозного и трагедия 131-й Майкопской бригады. К сожалению, последующие события показали, что это всего лишь многоточие...

"Идея сделать такую картину пришла мне в голову уже давно. Но все упиралось в нежелание людей причастных говорить на эти темы и комментировать порой абсурдные решения первых лиц. Сейчас нам удалось разговорить многих", - рассказал Алексей Поборцев. Слово в его фильме берут практически все основные фигуранты чеченского "дела". Кроме разве что двух главных, как выражается сам автор, "антигероев" - Джохара Дудаева и Бориса Ельцина. Первый погиб еще в 96-м. А экс-президент России на предложение дать комментарии ответил отказом. Но другие участники, известные персонажи тогдашней политической элиты, принимавшие ключевые решения, на "чистосердечное признание" согласились. Может быть, действительно для появления столь многоплановой киноработы о сложном периоде истории необходима временная дистанция? Даже если эта работа - документальная.

Стас Лобастов

HOW MUCH

215 миллионов 600 тысяч евро в год

такова, по самым скромным оценкам экспертов, стоимость незаконно вывозимых из Италии предметов старины. Но официальные лица страны не стесняются признать, что реальные масштабы антикварного воровства им неизвестны. Для того чтобы ввести вывоз ценностей хоть в какое-то законное русло, правительство Сильвио Берлускони предложило рассмотреть законопроект, согласно которому все найденные в стране клады будут передаваться в собственность нашедшим их людям и последние смогут безбоязненно продавать находки, правда, внутри страны. Итальянские археологи уже высказались против, назвав предложение "хартией мародерства".

194 миллиона долларов

было выручено в ходе недавних торгов аукционного дома "Сотби", самых успешных за последние 14 лет. Полотна величайших художников-модернистов, среди которых работы Пита Мондриана, Василия Кандинского и Поля Гогена, были выставлены на торги знаменитой коллекционершей Эстер Даймонд. Решение собирательницы вызвано отнюдь не материальными проблемами. Просто госпожа Даймонд внезапно сменила "ориентацию" и решила собирать живопись эпохи Ренессанса.

500 тысяч рублей

намерены отсудить у Российского общества по мультимедиа и цифровым сетям (РОМС) вдова барда Юрия Визбора Нина Тихонова-Визбор и две дочери поэта - Татьяна Визбор и Анна Уралова. На одном из сайтов наследники обнаружили более 280 песен автора, выставленных на продажу по цене от полутора до семи центов за композицию. Обратившись к владельцу интернет-портала, они выяснили, что лицензия на коммерческое использование песен была получена от РОМС. Наследницы же отрицают наличие какого-либо соглашения с этим обществом.

ЖДЕМ-С

Европа нам покажет

Традиционный международный театральный фестиваль NET (Новый европейский театр) пройдет в этом году в Москве с 1 по 14 декабря и обещает программу, как никогда, интересную. Цели свои устроители уже не раз декларировали: знакомить театралов с новыми европейскими знаменитостями и не забывать об уже известных и полюбившихся. Знакомство в этот раз нас ожидает прелюбопытное. Известный в Европе немецкий режиссер Томас Остермайер, руководитель берлинского "Шаубюне", уже приезжал в Москву на этот фестиваль, но только с лекциями. А вот театральные критики, видевшие его спектакли на разных фестивалях, писали о них в восторженных тонах. И пожалуйста, сразу два его спектакля - "Нора" Генрика Ибсена и "Концерт по заявкам" Франца Ксавера Креца - будут представлены на фестивале. О "Норе" писали, что Остермайер перенес действие в современную Германию, один из персонажей по воле режиссера болен СПИДом, но самое интересное поджидает зрителей в конце - главная героиня не просто покидает свой "кукольный дом", заявив о своих женских правах, как это предписано автором, но прямо-таки расстреливает несчастного мужа, не сумевшего разобраться в ее душевных переживаниях.

Хорошо известно, что Чехов - самый популярный в Европе русский автор, вот и на этот раз из Венгрии привезут его "Чайку". Будапештский театр "Кретакор" покажет ее в режиссуре Арпада Шиллинга. Имя пока совершенно неизвестное, тем интереснее будет увидеть его спектакль: а вдруг какое открытие случится?

Литовца Оскараса Коршуноваса открытием, строго говоря, назвать нельзя: о том, что он талантлив, хорошо всем известно. Его спектакль "Ромео и Джульетта" в Москве ждут с большим нетерпением. Актер Юозас Будрайтис в "Итогах" уже назвал его гениальным, критики, видевшие спектакль в Петербурге на "Балтийском доме", все как один хвалят, говорят об интереснейшем решении известной шекспировской трагедии. Две итальянские пекарни представляют конкурирующие семьи Капулетти и Монтекки, на сцене много муки, теста, драк, но и настоящей любви тоже.

Еще один старый знакомый, живущий во Франции венгр Жозеф Надж, руководитель Национального хореографического центра в Орлеане, привезет спектакль "Дневник неизвестного". "Золотую маску" за лучший зарубежный спектакль Надж уже дважды получал, будем надеяться, не подведет и в этот раз.

Ну и, наконец, наши. Петербургский Русский инженерный театр АХЕ, тоже лауреат "Маски" в номинации "Новация", покажет свое новое представление "Господин Кармен". Будет показан новый проект Ивана Вырыпаева "Бытие N 2" в режиссуре Виктора Рыжакова (знакомое по "Кислороду" сообщество). А МХТ им. Чехова выступит со спектаклем Кирилла Серебренникова "Изображая жертву".

Марина Зайонц

"ИТОГИ" ПРЕДСТАВЛЯЮТ

Ва-банк

Коллекция "Дойче Банка" - одно из самых богатых (50 тысяч произведений изобразительного искусства) и дорогих (к примеру, полотно Нео Рауха стоит 75 тысяч евро) собраний. В Москву немцы привезут 120 шедевров ХХ столетия и представят их публике 16 ноября в Музее личных коллекций ГМИИ. Выставка "Взгляд из Германии", представляющая работы Эмиля Нольде, Эрнста Людвига Кирхнера, Гюнтера Юккера и многих других, будет открыта до 20 января.

За гранью разума

Обаятельная плакса Бриджит Джонс в исполнении Рене Зеллвегер снова на экранах. Нет чтобы успокоиться, все-таки красавец адвокат Марк Дарси (Колин Ферт) ею уже заарканен. Но теперь Бриджит борется с ревностью, подозрениями и тенью "мужчины ее мечты" Дэниела Кливера (Хью Грант). Продолжение одной из самых кассовых английских комедий последнего времени "Дневник Бриджит Джонс" поставлено по второй части одноименного бестселлера и обошлось создателям в 70 миллионов долларов. "Дневник Бриджит Джонс-2: грани разумного" на экранах с 24 октября.

Музыка вместо сумбура

История оперы Дмитрия Шостаковича "Леди Макбет Мценского уезда" не менее драматична, чем история ее героини Катерины Измайловой. Не полюбилась она вождю всех времен и народов. Печально знаменитая статья "Сумбур вместо музыки" надолго прекратила ее сценическую жизнь. Лишь в 80-м году Борис Покровский и Геннадий Рождественский вернули шедевр Шостаковича на сцену Большого театра. 19, 21 и 23 ноября премьерой "Леди Макбет..." на главной сцене страны дебютирует Темур Чхеидзе, нынешний руководитель Большого драматического театра им. Г. Товстоногова. Мастер тонкой психологической режиссуры, Чхеидзе успешно работал на сцене Мариинки и уже не раз доказывал, что можно преодолеть оперную статуарность.

Под управлением любви

Традиционный фестиваль "Посвящение Олегу Кагану" предваряет день рождения маэстро - 21 ноября. Концерты пройдут в Большом и Малом залах консерватории и соберут блистательных исполнителей: Элисо Вирсаладзе, Юрия Башмета, Государственный симфонический оркестр "Новая Россия", камерный ансамбль "Солисты Москвы", Академический камерный оркестр "Musica Viva"... и, конечно, прозвучит виолончель Натальи Гутман - жены и сподвижника великого скрипача.

Старый граф

Old boy южнокорейского режиссера Пак Чен Вука получил Гран-при жюри 57-го Каннского фестиваля 2004 года. Председательствовавший Квентин Тарантино признался, что фильм его просто очаровал. Сюжет - вариации на тему бессмертного "Графа Монте-Кристо". На экранах с 28 ноября.

КАК ПОЖИВАЕТЕ?

Гарри Бардин, режиссер-мультипликатор:

-За последнее время я прочитал уйму литературы. Счет ведется уже не на книги, а на килограммы печатных изданий. Дело в том, что мне пришлось изучить весь лонг-лист Букеровской премии, в жюри которой я в этом году вхожу. Пока, к сожалению, я не могу сказать, произведения каких писателей мне понравились больше всего. Просто не имею права, ведь вручение еще не состоялось. Но на сей раз в номинантах - самые лучшие прозаики современности: Василий Аксенов с романом "Вольтерьянцы и вольтерьянки", Людмила Улицкая ("Искренне Ваш Шурик"), Александр Кабаков ("Все поправимо"), Анатолий Курчаткин ("Солнце сияло"), Людмила Петрушевская ("Номер один, или В садах других возможностей"), Дина Рубина ("Синдикат") и другие замечательные писатели. Чтение мне приходилось совмещать с работой. Недавно я закончил съемки третьей части своего мультипликационного фильма "Чуча". Целых два года я провел в компании классиков симфонической музыки Бизе и Щедрина - их произведения звучат в картине. И могу порекомендовать каждому еще раз послушать их замечательную музыку. За делом я, к сожалению, пропустил массу интересных кинопремьер. Последние картины, которые произвели на меня сильное впечатление, - это "Водитель для Веры" Павла Чухрая и "Папа" Владимира Машкова. А сейчас пытаюсь найти время для "Своих" Дмитрия Месхиева.

КОРЗИНА

Из князя в грязи

Театральная мастерская Георгия Тараторкина представила спектакль "Откровения князя Касатского" по повести Льва Толстого "Отец Сергий". На премьере критики вспоминали Каму Гинкаса. Похоже, режиссер Александр Назаров именно Гинкаса, отлично умеющего обходиться с литературой на сцене, взял себе за образец. Взять-то он взял, но отчего-то все происходящее более напоминало капустник, ловко пародирующий чужую манеру. А тут еще Игорь Гордин, герой гинкасовской "Дамы с собачкой", князя Касатского изображает. И все представлено как игра. Мучительный порыв князя Касатского к Богу, его разочарования, борьба с собой и поиски истины представлены как резвый анекдот - торопливо, поверхностно и демонстративно саркастично. От Гинкаса взяли отстранение и жесткую иронию, доведенную до гротеска, а от себя (или от автора, Толстой все-таки) не вложили ничего. Бегают по сцене люди, руками машут и что-то представляют, а что всем этим сказать хотели, зритель должен сам догадываться? Ну уж нет, увольте.

Мать вашу, креветку

Надо отдать должное отечественным издателям: они навострились оформлять обложки так, что, даже не открывая книгу, можно получить довольно точное представление о ее содержимом (иногда слово "содержимое" уместнее, чем привычное "содержание"). Именно к таким изданиям относится роман Александра О' Шеннона "Антибард". На обложке честное предупреждение: "Внимание! Ненормативная лексика", на задней обложке - бесчисленные восторги маргинальной прессы, возвещающие рождение нового литературного жанра - Саги Одного Дня. Шеннон действительно описывает один из дней "исполнителя авторской песни" по фамилии Степанов, начавшийся наутро после попойки в незнакомой квартире и с незнакомкой в постели, а завершившийся неприличным конфузом на сцене заштатного клуба. Между двумя этими декорациями романтический герой мечется в поисках смысла жизни, самоидентификации и, естественно, большого и светлого чувства. Как и положено, попутно отвлекаясь на рассуждения о путях России и природе либидо. Книжка толстая, но единственная полезная ее страница - 108-я, на которой герой делится своим способом приготовления креветок. Рецепт, признаться, чересчур сложный, особенно учитывая, что исходный продукт - дешевые мороженые креветки - закуска под пиво в пластиковых бутылках. Точно так же внутренние терзания героя, какими бы сложными они ни казались, в сухом остатке сводятся к немудрящему: "Все тщета и ...уета ...ует".

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера