Архив   Авторы  

Последний народный артист
Искусство

Олег Янковский: "Как-то мой товарищ, режиссер по профессии, решил порекомендовать меня коллеге. Мол, предложи Олегу роль в картине. Но вместо благодарности за совет услышал: "Янковский? Да он же отработанный материал!"

Олег Янковский - последний, кто удостоился звания народного артиста СССР. Михаил Горбачев подписал соответствующий указ в декабре 91-го, всего за несколько дней до распада советской империи. Сегодня Олег Иванович вспоминает об этом как о курьезном факте биографии, не более. И с улыбкой добавляет: первым народным был Константин Станиславский... 23 февраля Олегу Янковскому, зрительская любовь к которому определяется отнюдь не званиями и регалиями, - 60 лет. В канун юбилея он дал интервью "Итогам".

- Предлагаю, Олег Иванович, разнообразия ради не говорить сегодня об этапах вашего боевого пути.

- Очень обяжете. Не могу больше пересказывать автобиографию. Как родился в Джезказгане, учился в Саратове и даже не мечтал о Москве... И юбилей, в общем-то, не этап. Никаких спецмероприятий не планирую. Сыграю премьерный спектакль "Все оплачено", потом соберу друзей и близких на банкет. Честно говоря, самое большое желание - поскорее пережить этот день, оказаться в 24 февраля.

<img src="Itogi_2004_02_25_12_3628f.html/$file/ISKUS-yankov-48hi.jpg">]
[<FONT SIZE=-1>С Галиной Волчек и Вячеславом Фетисовым на церемонии вручения призов кинопремии "Ника", 2003 год<BR><I>(Фото: АЛЕКСАНДР ИВАНИШИН)</I></FONT>]

- Наверное, проснетесь утром другим человеком.

- Какие же, по-вашему, изменения должны произойти во мне за ночь?

- Встанете гражданином, достигшим пенсионного возраста.

- По паспорту - да. Но на заслуженный отдых пока не собираюсь. Ужас, кошмар! Даже не думаю об этом, мысли гоню. Не хватает фантазии представить себя в роли пенсионера. Меня нельзя назвать трудоголиком, но без дела никогда не сидел. Рано попал в круговорот и всю жизнь работал даже не на третьей, а на четвертой скорости. Почти сорок лет в подобном ритме, с 1966 года.

- Но периодически вам все же приходилось сбрасывать обороты, Олег Иванович.

- Был момент, когда вместе с разваливающимся Советским Союзом посыпался и наш кинематограф. На время я перестал активно сниматься, но до полных остановок не доходило. Компенсировал возникший дефицит игрой в "Ленкоме", театральными ролями на Западе. Я тогда на полгода уезжал во Францию... Потом наше кино встало на ноги, и все вернулось на круги своя. Сегодня чувствую себя вполне востребованным, не жалуюсь на отсутствие внимания.

- Да, у вас в последние годы что ни слово, то золото. Я о ролях и призах. Возьмем навскидку: Петр Первый из "Шута Балакирева", граф Пален из "Бедного, бедного Павла", главный герой "Любовника", режиссура фильма "Приходи на меня посмотреть" - за все вы получали награды на фестивалях. В десятку бьете, Олег Иванович!

- Что касается призов, тут вот какая штука... Однажды мне вручали очередную премию, сейчас уже точно не скажу, за что именно. Словом, нужно было выйти на сцену и произнести полагающуюся в подобном случае речь. Говорить банальности не хотелось, и я рассказал эпизод из своей молодости. Как мой товарищ, режиссер по профессии, решил порекомендовать меня коллеге. Мол, предложи Олегу роль в картине, пусть сыграет. Но вместо благодарности за совет услышал: "Янковский? Да он же отработанный материал!" Заметьте, на тот момент у меня за плечами было всего пять или шесть фильмов - "Щит и меч", "Служили два товарища"... Помню, я страшно разозлился: отработанный?! Еще посмотрим! И пошли роли - "Мой ласковый и нежный зверь", "Тот самый Мюнхгаузен", "Обыкновенное чудо", "Влюблен по собственному желанию", "Полеты во сне и наяву"...

- Значит, хотели доказать несчастному, что он погорячился, отнеся вас к утилю?

- Азарт проснулся! Почувствовал вызов и принял его. Доказывал состоятельность игрой. Спустя годы ситуация повторилась. Когда мне предложили стать президентом "Кинотавра", одна критикесса ехидно спросила: "Наверное, вам, Олег Иванович, больше нечего сказать как артисту, вот и решили податься в члены президиума?" Опять страшно разозлился! И сыграл новые роли, в том числе те, которые вы перечислили.

- Понял: вас надо периодически злить.

- Шутки шутками, но иногда встряски полезны, ведь путь по жизни длинный. И критика нужна, и награды. Главное - ко всему относиться адекватно. Художник не имеет права расслабляться, почивая на лаврах, иначе утро 24 февраля в самом деле может застать врасплох. Мне это, надеюсь, не грозит. Да, призы приятны, они греют душу, но по большому счету это лишь куски хрусталя, железа или другого материала. Для подобных предметов у меня дома выделено специальное место. Стоят там все эти статуэтки, вазы, теснятся, как в резервации, жена периодически с них пыль стирает... А что еще делать? Не молиться же на них, верно?

- А к белому золоту вы как относитесь?

- Равнодушно. Никогда не носил ни колец, ни цепей... Если же спрашиваете про содружество людей, объединившихся в мужской клуб "Белое золото", то ему симпатизирую.

- "Мужской клуб" звучит как-то этак...

- На последнем фестивале членом "Белого золота" стал Сергей Безруков. Ему вручили боевой клинок - за создание образа настоящего мужчины на экране и на сцене. Свято верю в мужской дух русского актера. А уж что вам почудилось в названии, не ведаю...

- Подозреваю, вашему светлому образу никакое членство не в силах навредить, народ все равно будет любить Янковского.

- Для меня это не вопрос любви или нелюбви...

- Ладно, спрошу о другом. Как вам удалось, Олег Иванович, ни разу в сериал не вляпаться?

- Держусь... В телефильмах снимаюсь, да. Например, почему было не сыграть в "Идиоте"? У меня масса претензий к картине, и все же это настоящее кино, а не "мыло". Сейчас грядут "Анна Каренина", "Мастер и Маргарита", "Бесы", "Доктор Живаго".

- Во всех проектах собираетесь участвовать?

- Нет, я говорю, что знаю о планах телеканалов приступить к съемкам по этим произведениям.

- Но для вас там роли найдутся?

- Пока рано рассуждать о чем-то конкретном.

- Сергей Соловьев ведь обещал вам дать сыграть Каренина.

- Эта картина задумывалась еще лет семь назад. Тогда ничего не получилось. И сейчас все еще может перемениться. В кино ничего нельзя загадывать.

- А вы готовы, Олег Иванович, вслух признаться: приходилось ли вам в жизни промахиваться по-крупному?

- В кино? Да сколько угодно! Я снялся почти в сотне фильмов и не могу отвечать за качество всех. Взять, к примеру, "Роковые яйца". Казалось бы, Булгаков, классика... Как было не сыграть Персикова? А кино не получилось. Впрочем, другие картины называть не хочу - не себя обижу, а режиссера, сценариста. Провалы помогают ценить удачи. Всегда чувствовал: судьба мне уготована счастливая. Вот и подчинялся поступательному движению, плывя по жизни по воле волн. Видимо, я не из тех, кто ставит высокую задачу и героически стремится ее выполнить, идя напролом. Хотя допускаю, сложись обстоятельства по-иному, смог бы показать характер.

- Например?

- Такой эпизод. Я уже достаточно активно снимался в кино, пользовался спросом в столице, но при этом продолжал жить в Саратове, играл в местном театре, хотя по всем законам должен был отчалить в Москву. И дело не в том, что я не любил город, не чувствовал себя патриотом и все такое прочее. До сих пор чту Саратов, он мне много дал, но наступает момент, когда надо уезжать, если хочешь расти дальше. У нас в театре служил очень известный - по саратовским меркам! - актер, любимец местной публики. Услышав, что я раздумываю, не пора ли податься в Москву, он искренне сказал: "Бегите, Олег! Посмотрите на меня, проведшего здесь жизнь, и - бегите!" Нет, ему не было плохо, но долгая работа на периферии неизбежно накладывает отпечаток, понижает планку. Это писатель может жить в провинции и снискать народную любовь, известность. Вампилов прекрасно чувствовал себя в Иркутске, Астафьев - в Красноярске, а Белов - в Вологде. Но актеру, стремящемуся к настоящей популярности, нужны столичные подмостки. Понимал: переезд неизбежен, но не спешил.

- Ждали, пока предложат вашу цену?

- Хватило ума не хвататься за первый подвернувшийся вариант, не рвался абы куда. Имел определенные ориентиры, представление, чего хочу. Супруга, например, мечтала о "Современнике". Люда (Людмила Зорина, заслуженная артистка России. - "Итоги") уже была звездой саратовского театра, очень талантливо играла в спектакле "104 страницы про любовь" и грезила Москвой. Помню, "Современник" приехал к нам на гастроли. Мы не пропустили ни одной постановки, сидели в проходе на приставных стульях и представляли, как пойдем знакомиться со столичными звездами. Долго не осмеливались приблизиться к ним, но после спектакля "Строится мост" решились. Стояли у служебного входа и смотрели на выходивших из театра в окружении поклонников Михаила Козакова, Игоря Квашу... За Ефремовым подкатила "Волга", он сел и уехал. Только Лилия Толмачева оказалась одна, без сопровождения. К ней мы и обратились. Я стал рассказывать, что жена хочет проверить свои силы, показать себя московским гостям. Толмачева спокойно ответила: "Подойдите к Олегу Николаевичу. Мы берем молодых артистов". Однако у нас с Людой не хватило смелости явиться на просмотр. Испугались. Наверное, к счастью.

- Но это приключилось, насколько понимаю, до того, как вы стали сниматься в кино. А потом-то почему отказывались от переезда в Москву?

- Ждал. Посмотрел "Доходное место" и "Разгром" Захарова и мечтал работать именно у него, но у Марка Анатольевича не было своего театра. А вот, скажем, у Любимова играть никогда не хотел. При всей любви к "Таганке". Пересмотрел там весь репертуар, стоя буквально на одной ноге, поскольку народу в зал набивалось столько, что вторую поставить было некуда. При этом, повторяю, чувствовал, что Юрий Петрович - не мой режиссер. И жизнь показала, что я не зря ждал: Захарову дали театр, и он пригласил меня в труппу. К чему этот длинный рассказ? Иллюстрация к мысли об уготованной мне счастливой судьбе. Я плыл по течению, не совершал резких движений, но свой шанс не упустил. Важно вовремя сделать нужный шаг. Еще Ролан Быков на съемках картины "Служили два товарища" говорил: "Олег, ты обязательно будешь в Москве. Только не торопись. Туда надо въезжать на белом коне".

- Так и получилось?

- Парад в мою честь не проводили, но после спектакля "Автоград" толпа поклонников ждала меня у выхода из "Ленкома". Это была пьеса Юрия Визбора и первая постановка Марка Захарова в этом театре. По киноролям меня узнали, конечно, раньше, я успевал сняться в 6-7 картинах за год. Что касается "Ленкома", то здесь все шло поступательно, не скажу, будто роли так и сыпались. Захаров редко, почти никогда не ставит пьесы специально для артистов. Он берет тему и уже под нее подыскивает подходящего исполнителя. Допустим, сперва у Захарова и Горина родилась идея Тиля, и потом только Николай Караченцов получил предложение сыграть эту роль. Роль, сделавшую его звездой... Не устаю повторять: в жизни многое определяет случай. К примеру, не окажись я в нужный момент на "Мосфильме", почти наверняка не довелось бы поработать с Андреем Тарковским. В первоначальном сценарии "Зеркала", носившем название "Белый, белый день", роли у моего героя, по сути, не было. Но Лариса, жена Тарковского, столкнулась со мной в коридоре "Мосфильма" и вдруг увидела поразившее ее сходство с собственным свекром. Так эпизодический персонаж приобрел вес, роль переписали, видоизменили, домыслили. В картине появился Отец.

- А "Ностальгия"?

- Совершенно иная история, абсолютно продуманный акт! За десять лет между этими фильмами у нас много чего было с Андреем Арсеньевичем. И очарование, и дружба, и даже период охлаждения. Тарковский ведь именно мне предложил сыграть Гамлета на театральной сцене. Я принес идею Захарову, тот с радостью ее поддержал. Два года я ждал, пока приступим к репетициям, но за несколько дней до их начала Тарковский неожиданно сказал: "Меняем концепцию. Гамлета будет играть Толик".

- Солоницын?

- Ну да. А мне предложили роль Лаэрта.

- Обиделись?

- Взбрыкнул и отказался. Потом, спустя годы, Тарковский позвонил: "Олег, обиды не держишь?" Я ответил: "Все забыто, Андрей Арсеньевич".

- Вы обращались к Тарковскому по имени и отчеству?

- И никак иначе. И к Быкову тоже. Он все возмущался, а я по-другому не мог, исключительно - Ролан Анатольевич. Воспитан так...

- А когда Тарковский остался на Западе, вам это не аукнулось?

- Вроде бы особенного давления не чувствовал, но на съемки "Жертвоприношения" меня уже все-таки не пустили. Я ведь должен был сниматься в главной роли. Картина замышлялась как продолжение "Ностальгии". И на похороны Андрея Арсеньевича не смог поехать, не разрешили... Такие вот воспоминания.

- Ностальгические.

- И жертвопринесенные...

- Грех не вспомнить, когда есть что.

- Это только по случаю юбилея. Завтра перестану оглядываться и снова буду смотреть вперед. Так правильнее.

- А если там, впереди, новые взрывы в метро и техногенные катастрофы?

- О, как вы разговор повернули! Да, такова наша жизнь, от нее не спрятаться,не заслониться. Мир жесток, но мы не имеем права озлобляться. Верю, люди образумятся, террор и насилие сойдут на нет и выпуски новостей будут начинаться с рассказов о театральных премьерах, а не с репортажей об очередных трагедиях. Верю, так случится скоро. Еще при нас.

Андрей Ванденко
Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера