Архив   Авторы  

Искусство строгого режима
В России

Российские власти намерены твердой рукой навести порядок на отечественном антикварном рынке

Как стало известно "Итогам", правительство РФ решило установить госконтроль над одним из самых закрытых и скандальных рынков - антикварным. Основными мотивами внедрения цивилизованной схемы купли-продажи культурных ценностей провозглашается защита покупателей от подлога или некомпетентности экспертов, гарантирующих подлинность шедевров, а также легализация заработков специалистов-оценщиков. Сомневаться в серьезности намерений чиновников не приходится, поскольку этой проблемой озаботился лично Владимир Путин. На недавнем заседании президиума Госсовета он заметил: "В результате бездействия не решаются многие важнейшие вопросы сохранения культурного наследия. В том числе вопросы, связанные с проведением экспертизы". В том, что идея госконтроля в сфере оборота антиквариата вышла на столь высокий уровень, ничего удивительного нет. Ведь в среде российской экономической и политической элиты каждый второй что-нибудь да коллекционирует. И это, как правило, отнюдь не этикетки от спичечных коробков.

Искусствоведы в законе

Зачем понадобился столь строгий режим регулирования рынка раритетов? По мнению замруководителя Федеральной службы по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия (Росохранкультура) Анатолия Вилкова, "отсутствие четких правил игры на рынке сказывается на бурном росте числа фальшивых произведений", а значит, появляется все больше жертв подобного рода мошенничества или ошибки экспертов. Условия торговли ценностями, по словам Вилкова, будут прописаны в двух нормативных актах. Первый касается госаттестации экспертов и скорее всего будет подписан министром культуры Александром Соколовым в течение ближайших недель. Причем некоторым музейным работникам уже сегодня запрещают проводить экспертизу до введения официального института клеймения ценностей. Второй документ (его принятие намечено на осень) будет посвящен непосредственно правилам антикварной торговли в магазинах и на аукционах.

Аккредитацией экспертов-искусствоведов правительство занимается последние несколько лет, но на рынке автономно от Росохранкультуры продолжают работать "серые" специалисты, в чьей квалификации официальные органы сомневаются. Теперь же лицензированию подвергнутся все частные консультанты, а также работники отделов экспертизы музеев и хранители коллекций, непонятно на каком основании мнящие себя экспертами. Аттестация будет отличаться от аккредитации экзаменом по выяснению уровня компетентности экспертов с неизбежным отсевом самозванцев. Она коснется примерно тысячи человек по всей стране и продлится год. Аккредитованным ревнителям искусства выдадут государственный сертификат и удостоверение с гербовой печатью. Таким образом, уже с середины будущего года в России невозможно будет купить или продать шедевр без атрибуции государственного эксперта. При этом музеи полностью освобождаются от функций выдачи заключений о подлинности того или иного произведения. По идее должны быть расформированы и соответствующие отделы экспертиз в Третьяковской галерее (экспертиза живописи с печатью музея здесь, например, стоит от 1 до 8 тысяч рублей за полотно), Русском музее или реставрационном центре имени академика И. Э. Грабаря. Разумеется, аттестованным специалистам не возбраняется пользоваться спецтехникой музеев, просто официальное заключение о подлинности "культурного" товара будет напечатано на личном, а не на музейном бланке. Такая персонификация в случае заведомо ложной или ошибочной оценки позволит в судебном порядке взыскивать с эксперта в пользу "обманутого вкладчика" денежную компенсацию. Размер ответственности предполагается дополнительно прописать в административном кодексе. После получения сертификата каждый его обладатель обязан в качестве индивидуального предпринимателя встать на учет в налоговые органы. Как и на Западе, списки экспертов с указанием специализации будут публиковаться в печати, размещаться в Интернете и регулярно обновляться.

Права потребителей шедевров

За основу российских "правил антикварного поведения" взят опыт Франции, где "знаток" по решению суда лично выплачивает компенсацию за неправильно атрибутированное произведение. В других странах таких строгостей нет. Именно поэтому нередки случаи, когда оцененный в миллионы и проданный на аукционе "шедевр Рембрандта" вдруг оказывался полотном неизвестного мастера его школы, а то и современной подделкой. Некоторые элементы "закона о защите прав потребителей шедевров", которые собираются внедрить у нас, давно действуют на Западе, но, как показывает практика, это не панацея от подделок. Нередко атрибуцией ценностей занимаются сами продавцы сомнительных произведений искусства. Хватает там и амбициозных непрофессионалов. В отдельных случаях не на высоте оказывается техника. За примерами далеко ходить не надо. Не так давно выяснилось, что купленные японцами в 1987 году через известный аукционный дом за 25 миллионов фунтов стерлингов "Подсолнухи" Винсента ван Гога написаны Полем Гогеном. Это, впрочем, еще ничего, нередко под видом шедевров продаются откровенные подделки. Особенно "везет" в этом смысле изделиям Фаберже, которые начали фальсифицировать еще в XIX веке. Например, летом 1995 года один литовский гражданин в депозитарии фирмы "Кристи" в Швейцарии приобрел так называемое "пасхальное "Аметистовое" яйцо мастера Михаила Перхина" за миллион долларов. Причем покупатель положился не только на техническое описание изделия на бланке "Кристи". Его подлинность подтверждали два "уважаемых специалиста" из Швейцарии. Однако, мягко говоря, к удивлению покупателя, независимая экспертиза (ее проводили Валентин Скурлов и Татьяна Фаберже) в марте 1996 года пришла к мнению, что изделие стоит не больше 6 тысяч долларов. Как ни смешно, но в декабре 1997 года в Калининграде искали покупателя для этого "шедевра" уже за полтора миллиона долларов...

Как не попасть в пикантную ситуацию с поддельными или неправильно атрибутированными предметами искусства?

Во-первых, следует разобраться как с историей происхождения предмета, так и с прошлым его продаж (затребовать соответствующий комплект документов), обращая особое внимание на права собственности. Необходимо выяснить, не было ли произведение вывезено из России или других стран на незаконных основаниях. Имущество могли банально своровать или конфисковать у реабилитированных впоследствии лиц, у жертв фашизма и так далее. Если у ценностей "нехорошая" история, то родственники их бывших владельцев (государство занято помощью в основном иностранцам) могут поставить в суде вопрос о законности сделки. По российским нормам наследники, безусловно, признаются законными собственниками. При этом добросовестному приобретателю, конечно, выплатят "справедливую компенсацию", вот только насколько справедливую, решать суду.

Во-вторых, следует набраться терпения для проведения тщательной экспертизы: профессиональное исследование подлинности предмета искусства может затянуться на месяцы. Дело в том, что настоящая экспертиза подразумевает исследование всей истории раритета, для чего понадобится посетить архивы нескольких стран. Когда речь идет о действительно дорогих предметах искусства, авторы подделок создают не только сам "шедевр", но и его историю, которую эксперты обязаны досконально проверить. Также обязательно привлечь к независимой оценке не менее трех экспертов, лично не заинтересованных в продаже предмета и имеющих научный авторитет в данной области. Возможны варианты оплаты их услуг: либо гонорар, либо процент (на Западе - до 10) от рыночной стоимости ценности.

В-третьих, сделку на крупную сумму ни в коем случае нельзя проводить с рук или при посредничестве аукционного дома. Только непосредственно на аукционе. Как правило, известные аукционные дома на Западе гарантируют возврат денег, если в течение трех лет суд выяснит, что вам продали подделку. Сам коллекционер может помимо этого застраховать риски на десять лет в страховой компании.

Доверяй, но проверяй

Интерес состоятельных россиян к покупке антиквариата на западных рынках прогрессирует год от года. Однако только в последнее время коллекции стали возвращаться на родину. Как сообщили "Итогам" в Федеральной таможенной службе, с января 2004 года, с момента вступления в силу правил, освобождающих коллекционеров от уплаты таможенных пошлин и налогов, по февраль 2005 года только через Шереметьевскую таможню с предметами искусства в Россию проследовали 74 физических лица. Хочется верить, что ввозятся исключительно подлинные вещи.

Между тем, как выясняется, от подделок не застрахованы даже олигархи, имеющие возможность нанять, с их точки зрения, лучших экспертов. В фонде "Связь времен" признают, что в коллекции "утраченного и вновь обретенного подлинного искусства" Фаберже, которую приобрел Виктор Вексельберг (по данным "Итогов", примерно за 140 миллионов долларов), обнаружился почти десяток фальшивок. Впрочем, это мелочи - не слишком ценные ювелирные изделия, которые покупатель получил "в довесок" к знаменитым пасхальным яйцам Фаберже. Скандал разразился в начале этого года, когда за подписью эксперта Министерства культуры и массовых коммуникаций РФ, специалиста по клеймению русских ювелирных изделий Валентина Скурлова и искусствоведа Татьяны Фаберже, правнучки императорского ювелира Карла Фаберже, появилась научная статья о поддельном, по их мнению, яйце "Весенние цветы" из коллекции Вексельберга. На подозрительное изделие можно было, например, любоваться в мае - июне 2004 года на выставке в Кремле.

В дальнейшем появилась информация, что научной экспертизы всех изделий коллекции с привлечением различных специалистов ни в Америке перед покупкой, ни в России при экспонировании не проводилось. Почему? По словам представителя фонда "Связь времен" Андрея Шторха, в этом не было никакой необходимости. Мол, ранее демонстрировавшуюся на выставках коллекцию многократно проверяли. Как подлинное произведение те же "Весенние цветы" упомянуты в сотне публикаций. Проверяла коллекцию, по словам Шторха, и главный хранитель коллекции Фаберже музеев Московского Кремля Татьяна Мунтян. Но, как выяснилось, эта экспертиза ограничилась проверкой сохранности, а вовсе не подлинности экспонатов. В интервью "Итогам" Татьяна Мунтян сообщила, что атрибуцией яйца "Весенние цветы" она не занималась, но готова участвовать в проведении масштабной экспертизы наряду с другими специалистами. В данном деле комплексная проверка, по словам Скурлова, должна включать историко-архивную, искусствоведческо-стилистическую, ювелирно-технологическую, пробирную, металлургическую, геммологическую и товароведно-органолептичекую экспертизы.

При этом Скурлов считает, что даже несколько фальшивых изделий в огромной коллекции не могут бросить тень на одно из лучших собраний Фаберже в мире, в нагрузку к которому, как в добрые советские времена, судя по всему, дали товар, не пользующийся спросом. Кстати, неутомимый эксперт Минкультуры впервые делится очередной и, похоже, далеко не последней порцией своих "сомнений и замечаний" к изделиями из знаменитого собрания. К этим выводам следует относиться как к исключительно научной дискуссии, а не как к спору хозяйствующих субъектов или проискам конкурентов. Другой вопрос: кто должен отвечать за продажу подделок и что с этими "шедеврами" делать?

Например, международный фонд Василия Кандинского при выявлении фальшивки во время собственной экспертизы попросту ее уничтожает, предварительно взяв с владельца тысячи долларов за атрибуцию. Аналогичного фонда Фаберже в мире нет и под пресс "Весенние цветы" не попадут. Претензии к качеству можно предъявить продавцу - семье Форбсов. Поводов для этого предостаточно. О том, что с рядом изделий коллекции не все в порядке, было известно ее прежним владельцам еще с середины 90-х годов. Во всяком случае, директор Русского Национального Музея и эксперт Минкультуры Александр Иванов рассказал "Итогам", что высказывал свои сомнения в США лично хранителю коллекции американского миллионера. Вряд ли об этом разговоре с русским специалистом не стало известно детям Малколма Форбса. Кстати, в их собственности осталось несколько предметов Фаберже на память об отце. Их вполне можно обменять на подделки. Во избежание скандала наследники издателя по идее не должны этому особо сопротивляться.

Что же касается появления в России аккредитованных государством экспертов, несущих материальную ответственность за атрибуцию ценностей, то оно, конечно, позволит минимизировать подобные риски для наших собирателей. Ну а если допустить, что среди российских коллекционеров много людей сверхбогатых и влиятельных, то защитить их права государству сам бог велел.

Денис Бабиченко

Врез 1

Пасхальное яйцо "Весенние цветы"

Дата изготовления неизвестна. Датируется "до 1899 г.". Впервые появилось упоминание в марте 1961 года. Имеется клеймо "56".

Замечания В. В. Скурлова:

1. Клеймение не соответствует нормативам Пробирных инструкций. Золотая (?) арматура, обрамляющая постамент, и ножка яйца не имеют ни пробирного клейма, ни клейма мастера. Внутри на обеих половинках клеймо "56", означающее пробу, а должен быть "герб Санкт-Петербурга" ("якоря"). Клейма и инвентарный номер этого яйца никогда не публиковались, поэтому невозможно определить их подлинность.

2. Нахождение "корзинки с цветами" в "кошельке" не поддается логическому объяснению. Снаружи кошелек, а внутри весна. Нонсенс!

3. Невысокое ювелирно-технологическое исполнение. Яйцо разделено по всей поверхности двумя поперечными полосами, которые не несут никакой эстетической нагрузки, но свидетельствуют о неумении гильошировать всю поверхность яйца. Золотая арматура в виде рокайль неплотно прилегает к телу яйца, что является технологическим браком монтировки и никогда не встречается в подлинных изделиях Михаила Перхина.

4. В списке вещей бывшей императрицы Марии Федоровны в 1917 году речь идет о "Серебряно-вызолоченном яйце с одним сапфиром", а здесь - золотое яйцо без сапфира.

Врез 2

Знак Виленского Братства Святого Духа 1909 года

Дата изготовления неизвестна. Датируется 1909 годом. Впервые появилось упоминание в 1973 году. Клейма: IP, "альфа с кокошником" и "84", на короне - "56".

Замечания В. В. Скурлова:

1. Мастер Юлий (Исаак) Раппопорт закончил свою деятельность в конце 1907 года и передал мастерскую своим сотрудникам. Клеймо "альфа" введено с 1 марта 1908 года, а изделие отмечено 1909 годом, когда Раппопорт уже не работал у Фаберже более года.

2. На изделии нет клейма фирмы. Ф. Бирбаум пишет: "Ставилось клеймо мастера и, если место позволяло, клеймо фирмы". Здесь места достаточно.

3. На короне клеймо "56". Отдельно ставились цифры пробы только для высокопробных изделий: "72" - проба для золота или "88" - для серебра. Для 56-й пробы золота или 84-й пробы серебра необходимо клеймо в сочетании с кокошником, где указано место клеймения (Санкт-Петербург или Москва).

4. В монографии С. Патрикеева и А. Бойновича "Нагрудные знаки России" (1995, т. 1) дается совсем другой эскиз знака Виленского Братства Святого Духа 1909 года. Существовало три варианта знака: золотой, серебряный и бронзовый. Здесь мы имеем серебряный знак, но почему-то с золотой короной.

Врез 3

Стакан для карандашей

Яшма, золото, рубины, оливины. Дата изготовления неизвестна. Впервые появилось упоминание в 1972 году. Имеются клейма: HW, "56", Фаберже. Номер: N 7664.

Замечания В. В. Скурлова:

1. Не может быть отдельно клейма "56". Должно быть клеймо пробы с обозначением места клеймения, в данном случае, если это мастер Вигстрем, - Петербург.

2. Инвентарный номер 7664 не может быть на изделиях Вигстрема. Нумерация изделий этого мастера начинается с 9000.

3. Безобразное качество ювелирной работы. Не соответствует эталонам фирмы Фаберже.

Врез 4

Стакан, пьедестал - орел

Дата изготовления неизвестна. Датируется 1969 годом.

Замечание В. В. Скурлова:

1. Это не предмет мастера фирмы Фаберже Альфреда Тилемана. Специализация мастерской Тилемана - знаки, жетоны и ордена. Возможно, это предмет той эпохи, но фирмы А. Трейдена или А. Тилландера. Дополнительно надо смотреть клейма. Нет клейма Фаберже, хотя место позволяет.

Врез 5

Печать с совой

Дата изготовления неизвестна. Не датируется. Впервые появилось упоминание в 1968 году.

Клейма: HW и "56".

Замечания В. В. Скурлова:

1. Не может быть отдельно клейма "56" без обозначения места клеймения (в данном случае - Санкт-Петербург).

2. Качество работы не соответствует эстетическим критериям фирмы Фаберже.

Врез 6

Триптих к 300-летию дома Романовых

(в закрытом и раскрытом виде)

Дата изготовления неизвестна. Датируется 1913 годом. Впервые появилось упоминание в 1949 году. Имеются клейма: HW, фирмы "К. Гана" под двуглавым орлом, "72 и якоря".

Замечания В. В. Скурлова:

1. Мастер Генрих Вигстрем, которому принадлежит клеймо HW, никогда не работал для Карла Гана, поскольку был главным мастером фирмы Фаберже.

2. Фирма Гана закрылась в 1911 году, передав свой магазин на Невском пр., 26, фирме А. Тилландера. Невозможно появление изделия, посвященного 300-летию дома Романовых (1913 год), от фирмы, которая уже два года как закрылась.

3. Клеймо "якоря" (герб Санкт-Петербурга) применялось на изделиях, исполненных до 1 января 1899 года, что невозможно на изделии, датируемом 1913 годом.

4. Надпись "С нами Бог" ассоциируется с надписями на пряжках солдат германского вермахта и неуместна на изделии, посвященном 300-летию дома Романовых.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера