Архив   Авторы  

Статный советник
Искусство

Акунинская проза наконец удостоилась адекватной экранизации - без компьютерных солдатиков и искрящихся спецэффектов

На "Статского советника", очередную экранизацию акунинской фандорианы, зрители и критики чуть ли не молились. Еще бы, ведь какую команду постановщиков собрали, каких актеров позвали на главные роли - от перечисления фамилий (Никита Михалков, Владимир Машков, Константин ХабенскийЙ) дух захватывает. Не говоря уже о главной сенсации кинопроекта - Олеге Меньшикове, приглашенном на роль Фандорина. Ведь сам Акунин-Чхартишвили обронил как-то, что в роли Фандорина он видит только Меньшикова.

Правда, смущал не слишком удачный опыт двух предыдущих кинопроектов. При всем уважении к Александру Адабашьяну надо сказать, что его скрупулезный "Азазель" оказался нудноват. А "Турецкий гамбит", хоть и собрал гигантскую кассу, имел к прозе Бориса Акунина несколько опосредованное отношение. Акунин, конечно, не Бунин, но и бульварным чтивом его романы не назовешь. А Джаник Файзиев, чуть ли не полностью переписавший сценарий, увлекся спецэффектами и батальными сценами и упустил главное - атмосферу прозы Акунина.

Замысел режиссера-постановщика Филиппа Янковского и художественного руководителя проекта Никиты Михалкова оказался до гениальности прост: раз уж книжную атмосферу не воссоздать, надо придумать свою, киношную. Иными словами, ускользнуть из тени славы романа. В результате получилась камерная лента, балансирующая на грани арт-хауса и мейнстрима - как и хотел г-н АкунинЙ

Режиссер сторонится эпичности: минимум сцен "на свежем воздухе". В Москве холодно, морозно и неуютно, главным героям неохота выходить на улицу. Тем более что в городе разбушевалась таинственная "Боевая группа" ("БГ"), изводящая государственных деятелей и взрывающая банковские кареты. Москва в ужасе, Москва сидит по домам, запершись на засовы. А по безлюдным улицам и вокзалам шныряют полицейские и филеры, работающие на двух главных сыщиков империи - рафинированного Эраста Петровича Фандорина и разбитного князя Пожарского. Эта парочка должна выйти на след боевиков, с особой наглостью и цинизмом убивших "царского сатрапа" генерала Храпова. Пожарский старается "за Бога, царя и отечество". А у Фандорина, помимо всего, к "БГ" свои счеты. Ведь главарь террористов по кличке Грин (Константин Хабенский) убил Храпова, представившись статским советником Фандориным. Именно поэтому всех собак за смерть бывшего товарища министра спустили сначала на "модного, слегка заикающегося господина 35 лет с седыми висками и черными усиками". Пожарский и Фандорин ищут боевиков по старомосковским трущобам, будто списанным у Гиляровского, - это такие мрачные, грязные сараи-склады или обшарпанные комнатушки, где обитают бомбисты - юноши и девушки бледные со взором горящим. Андеграундный мир "Москвы и москвичей" постановщики картины создали, не прибегая к высоким технологиям. Наконец-то популярная акунинская проза удостоилась по меньшей мере адекватной, аутентичной экранизации - без игрушечных, компьютерных солдатиков и искрящихся спецэффектов.

Хотя вполне актуальные флэшбэки, вроде озарений Фандорина, мысленно возвращающегося в прошлое, и эффектные монтажные склейки имеют место быть. Но ведь понятно, что, как бы высоки ни были технологии, без высокопрофессиональных актеров фильм обречен на провал. А уж Меньшиков с Михалковым - главный по силе и мастерству кинокалибр. Вспомнить хотя бы их дуэль-дуэт в "Утомленных солнцем".

В "Статском советнике" эта дуэль продолжается, только дуэлянты сменили позиции и поменяли секундантов. Теперь Никита Сергеевич блистательно, убедительно и вдохновенно играет гениального бретера и провокатора. Хитрющего и вкрадчивого, как кот. Недаром в одном из эпизодов арестованный террорист, взглянув на сияющее лицо высокопоставленного полицейского, обозвал его Котом Котофеичем и вызывающе бросил: "Ну-ка мурлыкни", - на что Михалков - Пожарский незамедлительно откликнулся: "Му-у-у-у-у-ур! Му-у-у-ур!" А лицо его приобрело столь хищное выражение, что сразу стало понятно: этот ласковый кот вот-вот вопьется когтями в физиономию пленника, тут же переставшего улыбаться. Пожарский играет людьми, словно куклами: сталкивает, провоцирует, ставит под пули. И вот уже террористы грызутся между собой, уже московская охранка дрогнула, а Эраст Петрович начинает подозревать в причастности к "Боевой группе" свою герлфренд Эсфирь (Эмилия Спивак).

Киношный Меньшиков, в свою очередь, прекрасно ужился с книжным Фандориным. В результате возник эдакий Штирлиц: строгий, справедливый, с товарищами по службе ровен, в порочащих связях не замечен, характер нордический. Флегматичный с печальными глазами Меньшиков - просто идеальный Эраст Петрович.

Правда, харизматичный Пожарский то и дело задвигает Фандорина в тень. Нет, не в том смысле, что переигрывает актера Меньшикова. Так уж вышло по сценарию, что именно искрометный хитрец Пожарский стал главным героем, хоть в титрах имя Никиты Михалкова и стоит после имени Олега Меньшикова.

Коль меняются "героические" ударения, меняются смысл, сюжет - это аксиома. Новая киносемантика повествования поражает своим размахом. Это не может не радовать Акунина, рассчитывающего на интеллигентного читателя и утверждающего, что его проза не так проста. Авторам экранизации, похоже, удалось вскрыть социологическую подкладку книги. "Статский советник" может претендовать на лавры исследователя феномена "русского бомбизма". Авторы то и дело напоминают нам о том, что организованный политический терроризм, активно практикующий подлые взрывы, возник именно в России. "БГ" - это отдельная, образцово-показательная ячейка террористов "из низов", которые для достижения своих целей не гнушались уничтожением невинных людей, не имеющих отношения к политике, и активно вступали в сговор с уголовниками вроде Козыря (фартового налетчика, сыгранного звездным "вором" Машковым).

Видимо, именно поэтому в ленте солирует князь Пожарский. Он - карьерист, особа, как говорится, приближенная в отличие от Эраста Петровича, который хоть и умен, но не честолюбив и мало интересуется тайнами двора. Об этих тайнах, о заговорщиках и провокаторах в верхах, зачастую направляющих руку террористов, и повествует искушенный Пожарский. А Фандорину лишь остается приобретать жизненный опыт да изумляться действиям как террористов, так и государственных чинов. Что ж, как мы помним, искушенный и окончательно избавившийся от идеализма Фандорин появится в акунинской "Коронации". Пока же Эраст Петрович набирается опыта у таких мудрецов, как князь Пожарский. А режиссеры тем временем учатся работать с прозой Акунина, и, как оказывается, раз от разу у них это получается все лучше.

Станислав Лобастов
Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера