Архив   Авторы  

Потерянные миллионы
Главная тема

Цифра потерь, которые Красная армия понесла в годы Великой Отечественной войны, никогда точно не называлась. Сразу по окончании войны Иосиф Сталин заявил, что СССР потерял погибшими в общей сложности 8,5 миллиона человек, а Германия - 9 миллионов. Никита Хрущев назвал цифру в 20 миллионов. При Брежневе фигурировала уже другая цифра - более 20 миллионов. В перестроечные годы впервые прозвучали утверждения о 27 миллионах жертв. Сегодня, спустя 60 лет, существуют две серьезные научные оценки реальных размеров боевых потерь СССР. Одна принадлежит коллективу сотрудников Генштаба под руководством профессора Академии военных наук генерал-полковника Григория Кривошеева. Другая - кандидату исторических наук, профессору Российского государственного социального университета Борису Соколову. Первый говорит о примерно 8 миллионах погибших, второй - о более чем двадцати миллионах. "Итоги" предоставили возможность обеим сторонам предъявить свои балансы "скорбной бухгалтерии".

С ОДНОЙ СТОРОНЫ

Григорий Кривошеев: "Меня удивляет желание некоторых наших сограждан увеличить количество потерь"

- Григорий Федотович, давайте определимся с терминами: что военная наука понимает под потерями?

- Это убыль военнослужащих по разным причинам. Например, есть такой термин "санитарные потери". Это раненые, заболевшие, обмороженные, обожженные и получившие различные травмы. Иначе говоря, все те, кто из расположения своей части отправляется в руки медиков. Но ставить знак равенства между санитарными потерями и ранеными нельзя - на фронте, как и в мирной жизни, люди болеют, получают травмы, попадают в дорожно-транспортные происшествия, обжигаются и прочее. Поэтому следует разделять "невосполнимые потери" и погибших на фронтах.

- Что же такое "невосполнимые", или безвозвратные, потери?

- В соответствии с приказом заместителя Народного комиссара обороны N 023 от 4 февраля 1944 года к безвозвратным потерям в годы Великой Отечественной войны относятся "погибшие в боях, пропавшие на фронте без вести, умершие от ран на поле боя и в лечебных учреждениях, умершие от болезней, полученных на фронте, или умершие на фронте от других причин и попавшие в плен к врагу". То есть это не только умершие и погибшие. Среди тех людей, которые были отнесены во время войны к безвозвратным потерям, впоследствии очень многие оказались живыми. Ведь в ходе боевых действий про пропавшего без вести нельзя сказать - убит он, умер, оказался в плену или дезертировал. Когда наши войска отступали из Украины, многие просто остались дома. А многие ушли в партизаны.

- На чем основаны ваши подсчеты потерь?

- Исключительно на документах. Это донесения "О боевом и численном составе" и "О потерях". Такие сводки начальники штабов всех частей каждые пять дней составляли и направляли в соединения, а сведенные данные каждые десять дней докладывались в штабы фронтов и в Генеральный штаб. И количественно, и по спискам. Все эти документы хранятся в архиве Генерального штаба, и до сих пор мы с ними работаем. Причем к этим документам за все время их существования имели доступ всего три комиссии: комиссия генерала Штеменко, работавшая с 1966 года по приказу Хрущева и подготовившая первый развернутый рапорт о погибших в годы войны. Затем, в 1988 году, начала работать комиссия генерала Гареева. А с 1989 года работу этой комиссии продолжили мы. Больше к этим документам никто не допускался, и все, кто говорит сегодня о потерях во время войны, пользуются собственными методиками.

- Этим документам можно доверять?

- Судите сами. На основании донесений, которые я назвал, ежемесячно утверждались нормы довольствия каждой войсковой части. И утверждал их лично Верховный главнокомандующий. Каждому фронту. Сталину врать никто не решался. Поэтому мы в Генштабе считаем эти данные достоверными. Хотя как человек военный я понимаю, что иногда командиры могли задерживать сведения. Например, данные о убитых сегодня подавались только на следующий день. Почему? Потому что в роте будут лишние пайки. О пропавших без вести тоже сообщали не сразу, а через несколько дней - вдруг человек найдется.

- Неужели все подразделения без исключения присылали доклады?

- Конечно, нет. Например, в августе - октябре 1941 года 63 дивизии оказались в окружении, из которого многие не вышли. В таких случаях брался последний доклад о боевом и численном составе и все соединение относилось к разряду без вести пропавшего. Такие неучтенные потери только за первые месяцы войны составили 1 миллион 162 тысячи 200 человек. И еще. По донесениям командиров, за все годы войны в плен попали 36 тысяч военнослужащих. Понятно, что это цифра, мягко говоря, далеко не точная. По данным Генштаба, в 1945 году в концлагерях на оккупированной территории и в Германии было зарегистрировано 2 миллиона 16 тысяч советских военнослужащих. Вернулись же 1 миллион 836 тысяч человек. Мы объединили три позиции: попавшие в плен, пропавшие без вести и неучтенные потери первых месяцев войны. Таких в общей сложности оказалось 4 миллиона 559 тысяч человек.

- Так как же вы получили итоговую цифру потерь?

- Вот что нам говорят документы. На 22 июня 1941 года в рядах Красной армии и флота находились 4 миллиона 901 тысяча 800 человек. В ходе войны были призваны и мобилизованы 29 миллионов 574 тысячи 900 человек. В результате за все годы войны прошли службу 34 миллиона 476 тысяч 700 советских граждан. На 1 июня 1945 года в строю находились 12 миллионов 839 тысяч 600 человек. В том числе непосредственно в частях - 11 миллионов 390 тысяч 600 человек, в госпиталях на излечении - 1 миллион 46 тысяч человек, в других армейских формированиях (например, в войсках НКВД) - 403 тысячи человек. Неизвестной остается судьба примерно 500 тысяч человек, призванных в первые дни войны, но так и не дошедших до своих частей. Несложно посчитать, что убыль за годы войны составила 21 миллион 137 тысяч 100 человек. Вот некоторые эту цифру и считают потерями.

- Разве это не так?

- Давайте разберемся. Нам известно общее число безвозвратных потерь. Оно составляет 11 миллионов 444 тысячи 100 человек. Из них убиты и умерли от ран 6 миллионов 329 тысяч 600 человек, умерли от болезней, погибли в катастрофах и расстреляны по приговорам трибуналов - 555 тысяч 500 человек, пропали без вести и попали в плен - 4 миллиона 559 тысяч человек. Санитарные потери составили 18 миллионов 344 тысячи 148 человек. В том числе 15 миллионов 205 тысяч 592 раненых, контуженных и обожженных, 3 миллиона 47 тысяч 675 человек - заболевших и 90 тысяч 881 человек - обмороженных. Из общего числа санитарных потерь 3 миллиона 798 тысяч 200 человек были уволены в запас по ранению и болезням, из них инвалидами признаны 2 миллиона 576 тысяч человек. Но есть и другая убыль. Для работы в промышленность, местную противовоздушную оборону и военизированную охрану из армии было передано 3 миллиона 614 тысяч 600 человек. Еще 1 миллион 174 тысячи 600 человек были направлены на формирование органов НКВД. В польские, чехословацкие, румынские и другие национальные соединения и части, воевавшие на стороне СССР, выделено 250 тысяч 400 человек. Осуждены трибуналами и отправлены в тыловые лагеря 436 тысяч 600 человек (это те, кому не доверили оружие, а всего были осуждены около 994 тысяч человек). Отчислены из армии по разным причинам (на самом деле большинство из них по неблагонадежности, как-то: чеченцы, ингуши, крымские татары) - 206 тысяч человек. Не разыскано дезертиров и отставших от эшелонов 212 тысяч 400 человек. Таким образом, цифра демографических потерь военнослужащих (убиты, умерли, не вернулись из плена) составляет 8 миллионов 668 тысяч 400 человек. Это безвозвратные потери минус вернувшиеся из плена 1 миллион 836 тысяч человек и вторично призванные на службу на освобожденной территории 939 тысяч 700 человек, ранее значившиеся пропавшими без вести.

- Но как же так? Вот историк Борис Соколов ссылается в своих исследованиях на банк данных Музея Великой Отечественной войны на Поклонной горе, якобы содержащий персональные сведения на 19 миллионов погибших или пропавших без вести.

- Честно говоря, я не знаю, откуда Соколов взял эту цифру. Я никогда о ней не слышал, хотя не раз общался с сотрудниками названного музея. Так, по данным научного отдела этого музея, в базе содержатся данные о 10 миллионах погибших, но среди них много повторов, и нередко один и тот же человек в этой базе упоминается четырежды. Работа по коррекции базы данных ведется постоянно.

- Со стороны западных историков можно слышать утверждения о том, что мы преувеличиваем цифру своих потерь. В России, напротив, говорят, что потерь было гораздо больше.

- Американский военный историк Сергей Максудов заявляет, что часть не вернувшихся из плена не погибли, как считаем мы, а эмигрировали. На самом деле таких небольшое число - 180 тысяч человек. Максудов убежден, что на Запад перешло гораздо больше бойцов, которых следует исключить из числа потерь Красной армии. Кстати, слухи о том, что все бывшие пленные были потом отправлены в лагеря, - неправда. В лагеря как пособники немцев были направлены всего 234 тысячи человек, то есть каждый тринадцатый. Меня удивляет странное желание некоторых наших сограждан очернить армию и увеличить количество ее потерь во время войны. Фамилии этих людей вы и без меня знаете - Борис Соколов, Александр Руцкой, Дмитрий Волкогонов. Говорухин в своем фильме "Россия, которую мы потеряли" говорит, что мы несли потери в 10 раз большие, чем немцы. Руцкой говорил - в 14 раз больше. Поверьте, все это противоречит архивным документам Генштаба.

С ДРУГОЙ СТОРОНЫ

Борис Соколов: "Официальные данные о потерях - это туфта"

- Борис Вадимович, сколько людей, по-вашему, потеряла Красная армия в годы Великой Отечественной войны?

- По моим оценкам, потери составляют 26 миллионов 400 тысяч человек. Это погибшие, умершие от ран, в плену и по другим причинам. Сразу оговорюсь, что точность этой оценки невелика - плюс-минус пять миллионов. То есть цифра реальных потерь находится в интервале от 21,5 до 31,5 миллиона человек.

- Какими данными вы пользовались при подсчетах?

- Только косвенными. Никто меня к архивным документам не подпускал и не подпустил бы. Документы эти закрыты, да и, честно говоря, особого доверия к ним нет. Просто потому, что данные о потерях очень часто занижались командирами в донесениях, а многие потери просто не учитывались.

Я располагал данными из открытых источников о безвозвратных потерях Красной армии за 1942 год по месяцам, а также данными о потерях ранеными по месяцам за всю войну. Задача была установить, каково соотношение между ранеными и убитыми. Еще одна проблема - пропавшие без вести: под ними понимали и убитых, и пленных.

Я установил, что в ноябре 1942 года в плен попало меньше всего бойцов Красной армии, чем за все остальные месяцы этого года. Безвозвратные потери в этот период были в основном убитыми, а не пленными. Затем я распространил пропорцию убитых к раненым, исключив пленных, на всю войну. И получил цифру в 22,4 миллиона. Но это только погибшие и умершие от ран и иных причин на фронтах и в тылу. К числу погибших следует прибавить умерших в плену. В середине 1945 года немцы представили совокупные данные о пленных за весь период войны. В этих списках значились 5 миллионов 754 тысячи военнослужащих Красной армии. Но в сопроводительных документах немецкое командование оговаривалось, что данные за период с 1944 по 1945 год по солдатам Красной армии занижены, так как из-за нарушений деятельности инфраструктуры всех пленных на Восточном фронте учесть не удалось. Кроме того, было явно занижено число пленных 1941 года, так как в сохранившихся документах фигурирует цифра в 3 миллиона 335 тысяч человек. Хотя известны донесения 1942 года, где число русских пленных обозначено либо как 3 миллиона 806 тысяч человек, либо как 3,9 миллиона человек. По моим оценкам, в немецком плену в общей сложности оказались 6,3 миллиона советских военнослужащих. Живыми из плена вернулись 2 миллиона 16 тысяч человек. Соответственно погибли в плену 4 миллиона бойцов и командиров Красной армии. 22,4 миллиона погибших на фронтах и 4 миллиона умерших в плену дали в сумме 26,4 миллиона.

- Вы как-то проверяли эти цифры?

- Да, двумя альтернативными способами. Согласно моей оценке, основанной на послевоенных подсчетах военкоматов, сухопутные войска Красной армии до ноября 1944 года потеряли убитыми 784 тысячи офицеров. Этой цифре можно доверять, поскольку военкоматы считали всех погибших офицеров, потому что их вдовам и наследникам полагались выплаты. По одному советскому дивизионному донесению, к декабрю 1941 года на одного погибшего командира приходилось 29 погибших солдат и младших командиров. В 1943 году, во время Курской битвы, на одного погибшего офицера в общеармейских соединениях, по моим подсчетам, приходилось около 24 погибших солдат и сержантов.

Если умножить достоверно известное число погибших советских офицеров сухопутных войск на двадцать четыре и добавить жертвы других родов войск и жертвы за последние полгода войны, то мы получим примерно 21 миллион погибших в боях военнослужащих. Если же прибавить сюда умерших в плену в первые годы войны, то число погибших будет не менее 24 миллионов человек.

Другой способ подсчета основан на сведениях банка данных Центрального музея Великой Отечественной войны на Поклонной горе. К маю 1994 года он содержал персональные поименные данные на 19 миллионов военнослужащих, погибших или пропавших без вести в ходе войны. Однако в эту базу были включены не все погибшие, о чем свидетельствуют неудачи десятков граждан, обращавшихся в музей с запросами о судьбе своих без вести пропавших родных и близких. Получается, что и спустя полвека после окончания войны невозможно было установить поименно всех погибших на войне. Примерно из 5 тысяч погибших советских военнослужащих, чьи останки были найдены поисковиками России в 1994-1995 годах и чью личность удалось установить, около 30 процентов не числились в архивах Министерства обороны и не попали поэтому в компьютерный банк данных. Если предположить, что 19 миллионов попавших в этот банк составляют примерно 70 процентов всех погибших и пропавших без вести, тогда их общее число должно достигать 27,1 миллиона человек. Из этого числа надо вычесть около 2 миллионов выживших пленных и примерно 900 тысяч вернувшихся к своим окруженцев. Тогда общее количество погибших солдат и офицеров можно исчислить в 24,2 миллиона человек. Однако данный подсчет сделан на основе тех 5 тысяч погибших, которых удалось идентифицировать по сохранившимся у них документам. Следовательно, у этих военнослужащих вероятность оказаться в списках Министерства обороны выше, чем у среднестатистического убитого, поэтому скорее всего 19 миллионов охватывают в действительности не 70 процентов, а несколько меньше. Интересно, что на основе той же самой картотеки начальник архивного управления Министерства обороны Ильенков оценивает советские потери в 13,85 миллиона человек. Но он в своих подсчетах не принимал во внимание, что далеко не все погибшие и пропавшие без вести отразились в картотеке. В итоге я остановился на цифре в 26,4 миллиона погибших советских военнослужащих. Другое дело, что точность этой цифры невысока. Но более точный подсчет потерь просто невозможен!

- Почему?

- Потому что учет в Красной армии был очень плохой. Чины Наркомата обороны писали, что на учет попадает не более трети потерь. Об этом в июне 1942 года начальник Главного управления кадров Наркомата обороны СССР генерал-полковник Ефим Щаденко докладывал Верховному главнокомандующему. И, судя по более поздним приказам, до конца войны исправить ситуацию не удалось. О чем говорить, если невозможно даже определить, сколько людей были призваны прямо в части! То есть освобождает дивизия деревню, находит там сотню хлопцев призывного возраста - и сразу их под ружье. Оружие - с убитых, обмундирование - в чем были, сапоги - опять-таки с убитых. И потери можно не показывать. Например, только Южный фронт в сентябре 1943 года мобилизовал 115 тысяч человек, которые наверняка не попали в данные централизованного учета! И поэтому я считаю, что официальные данные о потерях, которые приводит генерал Кривошеев, - это туфта. Там, где можно проверить, это сразу видно невооруженным глазом.

- Например?

- Например, Курскую битву искусственно разбивают на три операции: Курская оборонительная, Орловская наступательная и Харьковская наступательная. Возьмем Курскую оборонительную. Центральный фронт Рокоссовского перед операцией насчитывает 738 тысяч человек. В ходе боев он несет безвозвратные потери в количестве 33 тысяч 890 человек. Кончается Курская оборонительная, и сразу же начинается Орловская наступательная операция. Перед ней состав фронта почти не меняется: из него уходят две стрелковые бригады и приходит одна танковая. Одна танковая - это 1300 человек, а две стрелковые в общей сложности могут составлять 5-7 тысяч человек. Получается, что в составе фронта должно остаться порядка 700 тысяч человек. А по данным Генштаба, на которые ссылается генерал Кривошеев, перед Орловской наступательной на Центральном фронте числится 645 тысяч человек. Куда подевались еще 55 тысяч? Как можно верить таким цифрам?

- Генштаб считает только военные потери, а есть ли какие-то данные об общих людских потерях СССР во время войны?

- Я предпринял попытку сделать такой расчет при помощи данных Центрального статистического управления СССР. В июне 1941 года была проведена оценка численности населения страны. И статистики получили цифру в 198,7 миллиона человек на начало года. Уточнение этих данных успели закончить только по двум регионам - Молдавии и Хабаровскому краю. Помешала война. И в обоих регионах уточнение дало цифру на 4,6 процента больше первоначальной. С учетом исправления погрешностей и прироста населения за первое полугодие 1941 года мы получаем, что на 1 июля 1941 года в СССР проживало 209 миллионов 300 тысяч человек. Дальше я учитывал естественный прирост в годы войны, изменение территорий, миграцию и оценку ЦСУ на конец 1945 года. Число населения страны составило 167 миллионов человек. Правда, и эта оценка стоит очень немного. С учетом всех этих данных общие потери армии и населения в годы войны я оцениваю в 43 миллиона 300 тысяч человек, в том числе около 16 миллионов 900 тысяч мирных жителей. Альтернативного метода подсчета этих общих потерь я пока не нашел. Но если он будет найден, я уверен: он даст цифры, близкие к моим, а отнюдь не к цифрам Генштаба.

Игорь Надеждин
Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера