Архив   Авторы  

Водитель для маршала
Общество

Всю войну прошагали, а вернее, проехали рука об руку Георгий Жуков и Александр Бучин. Маршал и его личный шофер были вместе и под Ельней, и на руинах поверженного Рейхстага

- Александр Николаевич, как вас угораздило стать личным шофером самого Жукова?!

- Примерно через две недели после начала войны меня забрали на фронт и как опытного водителя, шофера-разведчика первой категории, назначили в охрану генерала армии Жукова. Маршалом он тогда еще не был, это звание ему присвоили только 18 января 1943-го. А возил его сначала другой шофер, пожилой, лет пятидесяти. Они ездили тогда на ГАЗ-61. И под Тверью угодили в кювет. Повезло, обошлось без последствий, никто не разбился. Начальник охраны меня попросил: "Саша, помоги, ты же гонщик, вытащи автомобиль". Сел я в этот вездеход, врубил передний мост, а Георгий Константинович стоит на шоссе, ждет, смотрит. Выдернул машину на дорогу, вернулся в свою, а когда мы приехали под Ельню, Бедов (подполковник НКВД Николай Бедов, начальник охраны Жукова. - "Итоги") говорит мне: "Все, теперь будешь его возить".

Так я, 24-летний парень, стал водителем Жукова. В первый раз только мы выехали за ворота, как ГАЗ-61 встал. Я беру ключ на 14, отворачиваю бензопровод, продуваю его, завожу автомобиль - едем дальше. С тех пор мы с ним были постоянно. Бывало, возьмешь на 61-м брод с ходу, вылетишь на берег, а Жуков и говорит: "Эх, артист ты..."

- Осень 1941-го, немцы рвутся к Москве. Каким вы запомнили Жукова в те дни?

- Грязным. Под Ельней с переднего края он возвращался перепачканным с головы до ног глиной - целыми днями ползал, осматривал позиции, причем всегда сам. Вообще он никогда ничего не боялся, был с солдатами на передовой, убить могли в любой момент. Сколько раз тогда мы под обстрел попадали, даже как-то осколок в руль впился... Пикировщики бомбят дорогу, а Георгий Константинович просит остановить, вылезает, становится на подножку, смотрит, потом приказывает ехать дальше. Кстати, невзирая на огромный риск, Жуков на фронте нередко пользовался самолетом У-2.

- Вы намотали со своим знаменитым пассажиром 170 тысяч километров по дорогам войны. Какая запомнилась больше всего?

- Много было опасных дорог, под артобстрел попадали не раз, под бомбы, самолеты нас атаковали... По Дороге жизни, которая на Ладоге была проложена, ездил. Немцы ее постоянно обстреливали и бомбили, воронки попадались на каждом шагу, через них были переброшены хрупкие мостики из досок, они жутко прогибались под колесами. Я буквально взмок, пока вез Жукова в Ленинград при дневном свете. Приходилось лавировать между полыньями, это был ад кромешный, а не дорога, ничего подобного я в жизни не видел. Обратно ехали ночью, это вообще описать невозможно, висят "люстры", бешеный обстрел, под машиной трещит лед...

- Приятным пассажиром был Георгий Константинович?

- Жуков всегда сидел рядом со мной, на переднем сиденье. И ориентировался на местности он превосходно, посмотрит мельком карту и тут же говорит, где мы находимся. Нередко это нам спасало жизнь. Как-то под Москвой мы приезжали к генералу Баграмяну, и он дал нам своего адъютанта, чтобы тот вывел из расположения. А этот адъютант завез нас почти что к немцам, на "нейтралку" - Георгий Константинович вовремя меня остановил, он каким-то особым чутьем понял, что едем не туда... Обругал он адъютанта, не без этого, конечно, сказал: "Капитан, передай Баграмяну, чтобы он тебя выгнал". А потом просто показал, куда нужно двигаться. Ночь, ничего не видно... Но к своим выбрались.

На Юго-Западном фронте мы как-то заплутали в степях - зимой, в метель, ночью. Спаслись только благодаря удивительной способности Жукова ориентироваться на местности - поняв, что мы заблудились, он потребовал карту, быстро разобрался в паутине степных дорог и показал, куда ехать. На меня недовольно буркнул, что учиться нужно.

- Жукова мемуаристы упрекают в грубости, даже хамстве по отношению к нижестоящим. Вам маршал нахамил хоть раз?

- Не было такого! Да, требовательным он был, сурово отчитывал за нерадивость, правду в лицо говорил. Но крик и оскорбления - этого не было. Он всегда держал себя в руках, не опускался до брани. Летом 1944-го ехали в Луцк. Пытаемся обогнать "Студебеккер", а тяжелый грузовик нас не пропускает - виляет, подрезает, загораживает дорогу. Наконец мне удается его обойти. Останавливаем машину, а из-за руля "студера" буквально вываливается пьянющий молодой водила, на ногах почти не стоит. Жуков подошел к нему, без слов врезал в ухо и приказал мне ехать дальше. Вообще-то за такое вполне заслуженно можно было загреметь в штрафбат, тому парню просто повезло, что нарвался именно на маршала, а не на кого-нибудь другого.

- Еще один расхожий штамп в "воспоминаниях современников" - дескать, Жуков не берег солдат...

- Зависть все это, черная зависть... Просто он был сильнее всех, умнее всех, мужественнее. А солдат он жалел, причем тем, кто относился к ним как к пушечному мясу, от него доставалось. Ворошилову в том числе - он своим бездарным командованием немало жизней положил и Ленинград чуть не сдал. И погоны Жуков не срывал с генералов и офицеров, пусть не лгут. Конев тоже хорош: в своих воспоминаниях он написал немало неправды. Ведь его могли расстрелять, сколько он войск тогда потерял, а Жуков его спас - позвонил Сталину и вступился за него.

- А каким ваш шеф был в быту? Что ел-пил, во что одевался, какое личное оружие носил?

- Личного оружия он не носил, был пистолет, но тот постоянно валялся в бардачке. Еще осенью 1941-го нам выдали огромное противотанковое ружье, оно с трудом в машину помещалось. Жуков сразу же мне приказал его сдать, передать в часть, а то войскам от немецких танков и так отбиваться было нечем. Одевался он просто, долгое время ходил в довоенной шинели, подбитой рыбьим мехом. Валенки я ему свои тогда как-то отдал, холодно было. Совсем не пил, только изредка, "для сугреву". Вообще Георгий Константинович был на редкость скромным человеком во всем, что касалось его лично.

Он постоянно работал, хотя был старше меня на двадцать лет. Я иногда засыпал, а он мотался по передовой, производил рекогносцировку. Феноменально выносливый человек. И на места выигранных сражений Жуков в отличие от других генералов не ездил "любоваться". Праздников и выходных он не знал и от других того же требовал, причем постоянно, всю войну.

- А как в реальности складывались у вашего шефа отношения с партначальниками и с органами?

- Нормально он к ним относился, терпел. А энкавэдэшников старался не замечать. А они постоянно на него доносы строчили, что Бедов, что Агеев, который его сменил. Да и с членами правительства он особо не конфликтовал, просто делал свое дело. Как-то к нему приехал Молотов, разнос устраивать. А наш маршал ему говорит: давай, Вячеслав Михайлович, будешь тут вместо меня... Тот и уехал. Ворошилова, который бед натворил, просто отстранил от командования. С Хрущевым старался не общаться... Тот отвечал тем же - чувствовал, что люди Жукова любят и уважают, а его нет.

- Кому Жуков доверял?

- Ватутину, но он погиб. Рокоссовскому и Горбатову. Это точно, про других так однозначно не скажу. Да, еще молодого генерала ВВС Руденко он очень уважал.

- Поговорим о вашей "епархии". На чем возили шефа? Какие машины были лучше - наши или "иномарки"?

- Первой был ГАЗ-61. Хорошая машина, ее делали на базе эмки. Полный привод, 115 сил, шесть цилиндров, раздаточная коробка, мощные рессоры... Вот только тормоза у нее были тяжелые, механические, верх открытый, а отопления тогда не делали. Ездить холодно - тулуп, валенки с галошами и рукавицы заменяли печку. Потом пересели на "Хорьх" - это была реквизированная машина немецкого военного атташе, она стояла в одном московском гараже. Вот на ней мы и передвигались два следующих года. Замечательный автомобиль - большой, семиместный, с могучим восьмицилиндровым мотором в 160 "лошадей", очень комфортный. Полный привод, а по бокам еще и вспомогательные колеса, которые принимали на себя вес машины при передвижении по пересеченной местности. Были и другие - "Паккард", "Бьюик", "Мерседес"... Ни одна из них не сохранилась: когда Жуков оказался в опале, их попросту растащили. Вот Василий Сталин одну себе забрал, потом она куда-то делась. А "Хорьх" еще в годы войны сгинул где-то в ремонтных мастерских.

- А сам-то Жуков садился за руль?

- Нет, он вообще не умел водить. Да, иногда, когда моя машина застревала в грязи, он перебирался на броню танка и ехал на передовую, мне потом приходилось его догонять. Он хотел всегда всюду успевать, и это у него получалось.

Верхом он ездил отлично, все-таки бывший кавалерист, но на фронте передвигался исключительно на автомобиле со мной. Вот только в Берлине он пересел в седло, но ездил просто так, для удовольствия. И Парад Победы тоже верхом принимал. Кстати, знаете, почему он тогда на этого белого коня сел? Сталин хотел сам парад принимать, но упал с лошади, поэтому вызвал Жукова и приказал ему это сделать.

- Вы знавали Георгия Константиновича и после войны. Хобби было у него?

- Он был заядлый охотник. В Одесской области мы с ним постоянно били зайцев, вернее, это он их стрелял, а с продовольствием тогда, после войны, было очень напряженно, и Жуков всем их раздавал. И еще он хорошо и с удовольствием танцевал, особенно запомнился бал после совместного парада в Берлине. Там было все высшее командование наших и союзных войск.

- Опалу Жуков тяжело переживал?

- Сильно переживал, несправедливо Сталин с ним поступил, и Хрущев потом тоже. Я у него тогда частенько бывал, хотя меня к нему старались не допускать. "Царем быть я никогда не хотел и не хочу", - это он часто с горечью повторял... Работал над мемуарами и, когда их закончил, стал как-то быстро угасать. Незадолго до смерти он попросил Брежнева, чтобы его не кремировали, а похоронили на родине. Тот пообещал, но слово свое не сдержал. На похороны Жукова меня вообще не пустили.

Мемуары его я читал, только там немало мест, которые выделены незаметными сносками: "В первоначальном тексте рукописи этого не было". Понятно, что это за "дополнения" такие...

- Про Жукова очень много написано и снято. Много наврали-то?

- Много выдуманного, сами ведь понимаете. А образ в народе живет правильный: Жуков - настоящий русский мужик, хотя про него и говорят немало неправды и откровенно лживых и злых слов. Но вы никому не верьте. Если бы не Георгий Константинович, мы бы с вами сейчас не жили здесь - в Москве, в России.

Нильс Иогансен
Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера