Архив   Авторы  

Мрак
Главная тема

Необратимые процессы, ведущие к полному коллапсу жизнедеятельности огромного мегаполиса, могли начаться в Москве уже спустя 24 часа после "конца света"

Тихое угасание

Фаза первая: коммуникационный коллапс. В считаные минуты парализуется работа метрополитена и наземного электрического транспорта. На дорогах возникают спонтанные автомобильные заторы, поскольку за руль своих авто вынуждены были садиться даже те, кто предпочитает пользоваться общественным транспортом. Кроме того, выходит из строя дорожная светотехника. При полном обесточивании светофоры вырубаются повсеместно. ГИБДД пытается контролировать ситуацию, однако без особого успеха: рациями на сегодняшний день, по данным ГУВД, оснащено не более половины экипажей. К тому же рации, закупленные еще в начале 90-х и пережившие все гарантийные сроки эксплуатации, постоянно садятся - аккумуляторы нужно подзаряжать каждые 1,5-2 часа. А чем?

Впрочем, проблема пробок со временем разрешится сама собой, поскольку перестанут функционировать автозаправки. Что мы, собственно, и наблюдали 25 мая: в Москве в первые же часы, по данным Московской топливной ассоциации, прекратили работу 8 процентов АЗС. Останавливается не только частный транспорт. На прикол вскоре встает и оперативный. Ни милиция, ни "скорая помощь", ни пожарные не могут выезжать на вызовы. Спасать тяжелых больных, тушить пожары, ловить преступников уже некому. А впрочем, и вызвать-то оперативные службы не удастся. Сотовые компании гарантируют в случае обесточивания не более шести часов работы ретрансляторов, а уж о стационарных городских телефонах и говорить не приходится. Так, по данным ОАО "МГТС", 25 мая без телефонной связи остались 1,5 миллиона человек.

Фаза вторая: медицинский коллапс. Теперь посмотрим, что будет происходить в лечебных учреждениях. Ежедневно в реанимациях и палатах интенсивной терапии городских больниц находятся около 1200 человек, из них около сотни пребывают на аппаратном дыхании. Больницы в экстренном порядке переводятся на энергоснабжение от стационарных генераторов, однако, как удалось выяснить "Итогам" от информированного источника в Департаменте здравоохранения Москвы, неснижаемые запасы солярки в лечебных учреждениях города на сегодня составляют всего 15 процентов от потребностей, а примерно половина генераторов просто не работает. По приблизительным оценкам, после пяти часов отсутствия электроэнергии может скончаться половина реанимационных больных. Московские морги продержатся без электричества, по словам главного судмедэксперта Москвы Владимира Жарова, 72 часа (это то время, в течение которого фирма - производитель холодильных камер гарантирует сохранность тел).

Отключение станций переливания крови может привести к тому, что уже через 12 часов городские больницы начнут испытывать катастрофическую нехватку плазмы.

Фаза третья: санитарный коллапс. Уже в первый час после масштабной энергоаварии во все дома и организации Москвы прекращается подача воды, поскольку отключаются насосы. Через три часа в городе возникает антисанитарная обстановка. Через 12 часов появляются локальные очаги распространения кишечной инфекции. Возникает угроза эпидемии таких заболеваний, как дизентерия и холера. По данным территориальной службы медицины катастроф Москвы, уровень смертности в этом случае начинает превышать среднестатистический порог в три и более раза.

Из-за отсутствия воды и электроэнергии на всех перекачивающих станциях Мосводоканала запускается лавинообразный процесс возникновения нештатных ситуаций. В результате в Москву-реку и мелкие реки столичного региона, а также в городскую канализацию начинают сбрасываться нечистоты, что, кстати, и случилось 25 мая. По словам главного государственного санитарного врача России Геннадия Онищенко, в результате аварии произошел сброс более 150 тысяч кубометров нечистот из Люблинских и Курьяновских очистных сооружений (гендиректор Мосводоканала Станислав Храменков назвал значительно меньшую цифру - около 15 тысяч кубометров). В условиях жары микробы в водоемах уже в течение первых суток начнут активно размножаться, что только подстегнет развитие эпидемий.

Фаза четвертая: технологический коллапс. Тем временем на предприятиях непрерывного цикла начинают происходить сбои, перерастающие в аварии. К примеру, на МНПЗ в Капотне из-за отсутствия электроэнергии могут встать все цеха крекинга, что привело бы, в свою очередь, к выбросу попутного газа и его детонации. На сей раз взрыва избежать удалось чудом. А вот для восстановления производства на заводе ЗиЛ - предприятии непрерывного цикла - потребуется несколько суток. По словам помощника генерального директора автогиганта Леонида Куверина, "если бы авария затянулась на несколько дней, для нас это было бы смерти подобно".

В Департаменте по связям с общественностью ОАО "Российские железные дороги" "Итогам" заявили следующее: "Не хочется думать, что было бы, если бы аварию не удалось быстро ликвидировать. Это был бы настоящий кошмар".

На водопроводных станциях из-за резкого отключения энергии, как правило, сгорают насосы, обслуживающие систему дезинфекции воды. Как следствие, из строя выходит продуктопровод и в атмосферу происходит выброс облака хлора. Для справки: запас хлора на одной станции - не меньше 200 тонн. Аналогичные технические проблемы могут возникнуть на хладокомбинатах города. Только вместо хлора в атмосферу окажется выброшенным аммиак. Его запас на одной станции - не менее 50 тонн. При этом зона возможного химического заражения составит 1200 кв. км.

Холодильники мясокомбинатов выдерживают без электричества только сутки. Руководитель отдела по связям с общественностью агропромышленного комплекса "Черкизовский" Дмитрий Зубков рассказал "Итогам", что 25 мая, например, полностью встал Бирюлевский мясоперерабатывающий комбинат. В сутки он выпускает более 200 тонн продукции. "А о том, что энергокризис затянется на несколько дней, даже подумать страшно", - сказал он.

Очень быстро могут начаться перебои с хлебом. "25 мая, - рассказала "Итогам" заместитель генерального директора ОАО "Мосхлеб" Тамара Влызько, - у нас были отключены 5 из 24 предприятий. И потому дополнительная нагрузка легла на другие хлебозаводы". Это лишь отдельные моменты страшного сценария, который можно развивать до бесконечности. Или, точнее, до самого конца.

Жизнь после конца света

Специалисты уверены: то, что случилось 25 мая в Москве, напрямую связано с нынешним состоянием российских энергосистем. По разным оценкам, около 60 процентов производящих мощностей на территории страны уже выработали свой ресурс, а к 2010 году эта цифра достигнет 70 процентов.

- Мы давно стояли на пороге серьезной катастрофы, но почему-то все боялись признать, что она может произойти. И вот она произошла, - говорит председатель совета директоров ОАО "Энергомашкорпорация" Алексей Плещев. - Только представьте: все эти мощности создавались на протяжении 70-летней истории нашей энергетики. Для того чтобы поддерживать их в рабочем состоянии, нужно порядка 10 миллионов долларов в год. Если вводить новые мощности, необходима сумма в три раза большая. И это каждый год!

Понятно, что такие деньги ниоткуда на энергетиков не свалятся. И поэтому нельзя утверждать, что в будущем такое ЧП не повторится. В этом практически нисколько не сомневается профессор Московского энергетического института, доктор технических наук Николай Зеленохат, по словам которого ситуация усугубляется еще и тем, что в стране до сих пор не разработана как таковая схема перехода в случае подобных аварий на резервное оборудование.

Ведь что случилось 25 мая? Сгорел всего лишь один трансформатор на всего лишь одной энергопитающей подстанции. Город лишился даже не 10 процентов электроэнергии, как об этом официально заявляли власти, а всего около пяти. Но! При этом оказалось полностью обесточенным чуть ли не полгорода. А что было бы, если бы из строя вышла, скажем, не одна, а две или три из имеющихся в Москве пятнадцати подстанций?

- Мне бы не хотелось даже думать об этом, - говорит Алексей Плещев. - Как мрачно шутил один из известных персонажей, давайте поговорим о чем-нибудь приятном. Например, о ядерной войне. Ведь сегодня электроэнергия - это буквально все.

Можно ли смягчить последствия энергетических кризисов? Как рассказал "Итогам" президент компании "Экопрог", специализирующейся на источниках бесперебойного питания, Виталий Гинзбург, "для повышения надежности целесообразно создание системы автоматизированного управления электроснабжением в составе единой системы диспетчерского управления. Автоматизированное управление электроснабжением предполагает наличие контрольно-измерительных приборов и автоматики главных распределительных щитов, наличие распределительных щитов групповых сетей, системы учета электроэнергии, системы мониторинга и управления источниками бесперебойного электропитания, дизельными электростанциями и освещением". Подобными системами уже обзавелись Центральный банк РФ, ОАО "Аэрофлот", ОАО "ЛУКОЙЛ"...

Ломают голову по поводу профилактики энергокризисов и в Америке, где еще свежи воспоминания об их "конце света": 14 августа 2003 года без электричества остались 50 миллионов человек в восьми штатах и канадской провинции Онтарио. По следам расследования обстоятельств техногенной катастрофы комиссии различных уровней выдали 46 рекомендаций федеральным и местным властям и самим энергетическим компаниям. Приняты меры по устранению непосредственных причин, вызвавших выход энергосетей из строя: отремонтированы подстанции, установлено более современное оборудование, усовершенствована система контроля за ситуацией в различных подразделениях энергосистемы, налажена система связи между всеми диспетчерскими пунктами. Все это обошлось частным энергокомпаниям в десятки миллиардов долларов! Представители регулирующих органов прошерстили 23 самых больших энергопредприятия на предмет выполнения ими стандартов безопасности и готовности противостоять разного рода форсмажорам. Практически все работающие на них операторы прошли пятидневные курсы тренировки на случай ЧП. На правительственном уровне США и Канада создали межведомственную группу по контролю за надежностью энергосистем. Разве что до заведения уголовных дел против руководителей энергокомпаний в Америке не додумались - ограничились служебными расследованиями (в США нет энергомонополиста вроде РАО "ЕЭС" и Анатолия Чубайса, которые по определению виноваты во всем). Так что винить принято исключительно злой рок и технические особенности электроэнергетики.

Но весь этот дорогостоящий букет профилактических мероприятий отнюдь не прибавил оптимизма экспертам. Одни, как, к примеру, эксперт по линиям электропередачи в университете Иллинойса Джордж Гросс, сетуют на законодателей, которые по сей день не удосужились принять положение о надежности энергосектора. Другие указывают на слабость энергосистем (в США это 14 тысяч вырабатывающих, передающих и распределительных подстанций и более 19 тысяч линий высоковольтных передач) перед силами природы, к примеру магнитными бурями. Между тем широкое внедрение защитных технологий, противостоящих воздействию природных факторов, по оценкам экспертов, потребует в ближайшие 3-5 лет не менее 100 миллиардов долларов!

Наконец, некоторые скептики видят корень зла в отделении друг от друга производителей, передатчиков и распределителей энергии (это, кстати, именно то, что предусматривает реформа российской электроэнергетики). Среднее звено, как считают американцы, оказалось коммерчески самым непривлекательным и потому технологически сильно отстает от начального и конечного элемента, делая всю систему ненадежной и хрупкой. Так что аварии в энергосистемах, по мнению специалистов, неизбежны, и ломать голову надо не над тем, как их предотвратить, а над тем, чтобы научиться жить без электричества. Только будет ли это жизнью?

При участии Григория Санина и Николая Зимина (Вашингтон)

Степан Кривошеев, Игорь Надеждин

КОМПЕТЕНТНО

"Мы ничего не скрываем"

Первый заместитель министра МЧС России Юрий Воробьев встретился с корреспондентом "Итогов" спустя 30 часов после начала энергокризиса.

- Юрий Леонидович, какой, на ваш взгляд, может быть оценка действий чрезвычайных служб?

- Окончательные оценки делать еще рано, но, судя по впечатлениям, мы сработали на "хорошо". Предстоит восстановить по минутам все действия, проанализировать их, сделать выводы.

- "Хорошо" - это достаточно высокая оценка. Почему не "удовлетворительно"?

- Судите сами. Авария массовая, в зоне бедствия оказались по меньшей мере 2 миллиона человек - в Москве, Московской, Калужской, Тульской и Владимирской областях. В столице могло произойти все что угодно, вплоть до политических последствий. Однако система предупреждения и ликвидации последствий ЧС сработала. И это показатель того, что эта система создавалась не на бумаге, а, что называется, "в поле". Тренировались сами и тренировали руководителей всех уровней - тех, кому в условиях реальной аварии пришлось (и еще придется) принимать решения.

Приведу один показательный пример. В московских школах, оказавшихся в зоне аварии, после окончания занятий не распустили детей по домам, а организовали дежурство учителей, обзвонили родителей и сказали: "Пока ребенка не заберете, он будет находиться в школе". Потому что транспорт не работал, потому что было непонятно, что может произойти в следующую минуту. То есть были исключены потенциальные риски.

Или еще пример. Одна из федеральных радиостанций сразу после аварии наладила интерактивное общение с населением, постоянно спрашивая у людей: "Где вы находитесь, что вы видите, как у вас обстоят дела?" Им позвонил мужчина: "Я болен, а в доме вообще нет воды". Ведущие обратились к гражданам с просьбой: "По такому-то адресу есть человек, которому нужна помощь". Ему помогли. Может, и мелочь, но из таких мелочей и складываются правила взаимопомощи. Та же радиостанция постоянно обращалась к людям: "Будьте тактичны. Водители, едете в центр - захватите пассажиров. И не берите с них много денег - не наживайтесь на чужой беде". Именно так надо реагировать на беду, не пытаясь всех обвинять, а стараясь вместе пережить это трудное время.

- Примеры замечательные, но какое отношение они имеют к государственной системе предупреждения и ликвидации ЧС?

- Средства массовой информации - одна из составляющих этой системы.

- А другие составляющие?

- Московская комиссия по ЧС все время работала слаженно. Несмотря на то что в городе не было мэра, вице-мэра, руководителя комиссии по чрезвычайным ситуациям Петра Аксенова. Тем не менее все, кто обязан реагировать, сработали правильно. Хотя сейчас мы видим много недостатков. Например, все поезда метро обязаны были выйти на станции. У них должно было хватить ресурса аккумуляторов. А этого не произошло, некоторые поезда встали в туннелях. Вход на станции метро даже после отключения электричества прекратили не сразу. Будем разбираться - почему так случилось.

Я не хотел бы сейчас подливать масла в огонь, не хотел бы априори кого-то обвинять. Но сегодня больше всего вопросов к сотрудникам РАО "ЕЭС России". Они, получив сведения об аварии на важнейшей подстанции за несколько часов до массовых отключений, должны были смоделировать ситуацию. И спрогнозировать последствия пожара и выхода из строя трансформатора. После этого должно было последовать уведомление всем участникам российской системы предупреждения и действий в чрезвычайных ситуациях. Это позволило бы спланировать возможную помощь. Мы бы имели время п

одтянуть генераторы, проверить работоспособность источников автономного питания на социально значимых объектах.

Нам крайне нужна была полная и достоверная информация о масштабах аварии и ее временных рамках. А мы эту информацию получали не от специализированных подразделений энергосистемы, а от других служб. Хотя такая информация должна быть именно у энергетиков. Согласитесь, есть разница - получить все данные от одного диспетчера или собирать ее по крохам в десятке служб. Например, только на железных дорогах вышло из строя 79 тягловых подстанций, остановилось 700 пригородных и больше 60 пассажирских поездов. Пока мы сводили вместе данные от железнодорожников, были

потеряны драгоценные минуты. А это значит, что и все наши возможности задействовались не сразу, а постепенно. Что, конечно же, создавало нервозность. Вот в этом мы видим серьезный сбой. Хотя я не исключаю, что на самом деле люди пытались действовать, но у них не все получалось. А может, они просто еще не знают, как надо действовать в подобных ситуациях. Стоит ли их в обвинять в преступных намерениях?

- Ну а министерство? Ведь МЧС - головное подразделение системы предупреждения и действий в чрезвычайных ситуациях. И за проблемы внутри системы, строго говоря, ответственность несет именно оно.

- Мы еще много чего не успели сделать. И главное (ясно это было уже раньше, просто во время аварии это проявилось особенно рельефно): предстоит создать систему информирования населения, которая позволит оповещать граждан на улицах, в транспорте, на вокзалах. Не только в Москве - по всей России. Если не будет проблем с финансированием, то нам потребуется на это дело года три.

- Но у нас ведь еще и с информацией проблемы. Во время энергокризиса появились данные, что произошел сброс сточных вод в Москву-реку. Проверяем - опровергают. Потом на Волгоградском проспекте сточные воды потекли из коллекторов. Звоним - нам говорят, что выбросы локальны. Потом выясняется, что в Москву-реку попало 150 тысяч кубометров стоков. Так что вопрос это не только технический.

- Знаете, устоявшиеся традиции победить не так-то просто. В обычной ситуации сброс стоков в Москву-реку - ЧП, а то и преступление. Перед прокурором объясняться придется. А когда выбор стоит между сбросом стоков в реку или сбросом в подвалы жилых домов, альтернативы нет. Но по традиции люди боялись признаться, что сбросы есть. Пока вопрос согласовывали с начальством, пока получали добро... Мы-то прекрасно понимаем, что при отсутствии электроэнергии сточные воды обязательно попадут в Москву-реку. И сразу же, независимо от СЭС, выставили свои химлаборатории по в

сему течению. Докладываю: никаких концентраций, требующих немедленного введения карантина, в реке не зарегистрировано. Да, воду, конечно, лучше кипятить. Но в той ситуации, поверьте, альтернативы не было.

- Но аналогичные ситуации происходят регулярно. Сначала власть утверждает: "Ничего нет", потом говорят: "Ну, что-то там было", а потом шепотом: "Да, было, только на меня не ссылайтесь". Но ведь промедление с такого рода информацией смерти подобно. Ведь во время сброса сточных вод в Москве-реке купались люди.

- Мы никогда при реальной угрозе ничего скрывать не будем. Если бы только почувствовали опасность ситуации, сразу бы всех оповестили. И пусть нас потом увольняют, но скрывать мы ничего не будем. И еще. Бывает так, что сказать все и сразу - значит вызвать панику. Переполнять человека отрицательной информацией опасно. Не секрет, что есть достаточно много людей, у которых простой хлопок на улице вызывает дрожь в руках. Такие люди могут себя вести неадекватно. Потому мы дозируем информацию: с одной стороны, боимся ее скрыть, а с другой - выдать. Что поделать - так ж

изнь устроена. В конкретном случае мы знали, что питьевая вода нормальная, что сбросы в Москву-реку минимальны. Сейчас мы знаем, что они привели к существенному загрязнению реки. Существенному, но не опасному. Поэтому и не стали об этом говорить. Другой пример. Прошла информация: в Новомосковске - выброс фенола. Мы эту информацию получили от СМИ, и я сразу же приказал готовить к отправке в Тулу отряд спасателей. А попутно мы выясняли реальное положение дел. И выяснили: из-за отключения электроэнергии на предприятии произошли одновременно выброс большого кол

ичества пара и небольшой выброс окиси азота (она не опасна). Выброс был такой, что за забор комбината эта самая окись азота не вышла. А люди, увидев пар, встревожились. Моей жене позвонили со словами: "Форточки закрывай, на Москву огромное облако фенола движется". Как только мы все выяснили, сразу же через СМИ оповестили граждан: не верьте слухам! То же самое и с Капотней. Превышения ПДК не произошло.

Знаете, человечество в XXI веке столкнулось с проблемой своего выживания, которое во многом зависит от созданных технических систем жизнеобеспечения. А логика такова, что на этих системах будут происходить аварии. Просто потому, что такие системы существуют. Поэтому города должны защищать себя от такого рода опасностей.

- А как?

- Первое: максимально вывести из городов все техногенно опасные объекты. Второе: обеспечить безопасное управление этими объектами. Третье: постоянно готовить и тренировать персонал, обслуживающий опасные объекты. Четвертое: готовить население адекватно реагировать на чрезвычайную ситуацию. И последнее, может, самое главное: руководители городов должны быть профессионалами в вопросах безопасности.

- И это панацея?

- Да нет, конечно. У нас же все происходит от бедности и бескультурья. Ну почему больницы не покупают или не держат аварийные генераторы в работоспособном состоянии? Нет денег. Но ни одно лечебное учреждение не может быть построено и сдано в эксплуатацию без этих генераторов. То есть мы имеем формальное право прийти и закрыть такие больницы. Но не имеем морального права.

Я уверен, что в Москве будет проведен серьезный анализ случившегося и последует строгий спрос с виновных. Но денег-то от этого больше не станет. Зачем за примерами далеко ходить. Сегодня в столице, например, не хватает пожарных машин! И это в БОГАТОЙ Москве!

Игорь Надеждин

МНЕНИЕ

Что делать?

Какие выводы будут сделаны по факту энергетического кризиса в столице? - спросили "Итоги" у зампреда правительства Москвы Владимира Ресина.

- Выводы еще предстоит сделать. Энергоснабжение в Москве полностью восстановлено. В течение недели будет определен размер ущерба экономике столицы. Все городские службы проведут детальный анализ ситуации. А выводы сделает правительство Москвы. Ясно одно: технические службы жизнеобеспечения мегаполиса должны иметь более высокий уровень надежности, чем сегодня.

- Как будут складываться отношения правительства Москвы и "Мосэнерго"?

- Взаимоотношения московских властей с руководством "Мосэнерго" складываются непросто. Мэр Юрий Лужков неоднократно жестко критиковал деятельность руководства компании. На протяжении последних полутора десятилетий экономика Москвы бурно развивалась. Во все службы жизнеобеспечения столицы были сделаны крупные инвестиции. С энергетикой дело обстояло несколько иначе. Получая значительную прибыль, не подчиняющееся правительству столицы "Мосэнерго" не уделяло должного внимания развитию и модернизации своей технической базы. Результат налицо. Президе

нт Владимир Путин отметил недостаточное внимание РАО "ЕЭС" к текущей деятельности компании.

- Возможно ли создание в Москве эффективной системы безопасности, которая в дальнейшем исключит подобные техногенные катастрофы?

- Это жизненная необходимость. Фактор техногенных катастроф должен быть сведен к минимуму. Как в энергетике, так и в строительстве, транспорте, экологии. Город прилагает для этого концентрированные усилия. Безопасность жизни граждан при осуществлении любого проекта - всегда на первом месте.

Ирина Мельникова

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера