Архив   Авторы  

Не царское это тело
Общество

Противники официальной версии принадлежности "екатеринбургских останков" семье Николая II намерены доказать свою правоту в суде

Безымянные останки

Недавно у тех, кто сомневался в том, что в Петропавловском соборе действительно похоронены останки членов императорской семьи, появился новый и весьма весомый аргумент. Экспертиза ДНК великой княгини Елизаветы Федоровны, строго говоря, не является новой. Она была закончена почти два года назад, однако результаты оставались достоянием узкого круга исследователей. Опубликование ее выводов в последнем номере специализированного журнала Annals of Human Biology и два блестящих доклада московского генетика Льва Животовского перед членами русско-американского культурно-образовательного общества "Отрада" и синодом Русской православной церкви за рубежом в Нью-Йорке вызвали новую волну интереса к судьбе царских останков.

"Мы были бы рады закончить эту работу раньше, - говорит Петр Колтыпин-Валловской, глава зарубежной экспертной комиссии, с 1989 года занимающейся установлением судьбы останков членов императорского дома, - но у нас не было денег на это, и несколько лет понадобилось на то, чтобы найти специалистов, согласных сделать ее на общественных началах, исключительно из любви к истине".

При активном участии доктора наук Льва Животовского, сотрудника Института общей генетики РАН, и Алека Найта, молекулярного систематика из Стэнфордского университета, такая группа в конечном счете была сформирована. В нее вошли ученые из Восточно-Мичиганского университета и Лос-Аламосской национальной лаборатории. Группа Найта - Животовского задалась целью сравнить картину митохондриальной ДНК императрицы Александры Федоровны, воссозданную в британской лаборатории еще в 1994 году по заказу российской комиссии, с ДНК ее сестры Елизаветы. По законам науки эти картинки должны стопроцентно совпадать.

Четыре образца для анализа были взяты из пальца Елизаветы Федоровны. Эту реликвию сохранил начальник Русской духовной миссии архимандрит Антоний (Граббе), наблюдавший за вскрытием гроба великой княгини в Иерусалиме в 1981 году. Сомнений в подлинности останков царской родственницы быть не может. Труп великой княгини, обнаруженный в шахте под Алапаевском осенью 1918 года, был опознан ее исповедником отцом Серафимом в присутствии членов белогвардейской следственной комиссии, возглавляемой Николаем Соколовым. На груди погибшей была икона Христа Спасителя, украшенная драгоценными камнями, та самая, перед которой, по некоторым данным, император молился перед отречением от престола. Тело обмыли, убрали и положили в деревянный гроб, который 19 октября 1918 года поместили в склеп церкви Св. Троицы. Когда к Алапаевску стали приближаться части Красной армии, то гроб перевезли в Восточную Сибирь, потом в Шанхай и оттуда в 1920 году в Иерусалим. Все передвижения задокументированы, и все это время рядом с гробом был отец Серафим.

Два первых образца исследованы в Стэнфордском университете одной группой специалистов, два других - в Лос-Аламосской национальной лаборатории второй группой. Между собой эти два анализа совпали полностью. А вот с анализом ДНК предполагаемой императрицы они разошлись. Отсюда и был сделан вывод: "Екатеринбургские останки идентифицированы ошибочно".

Более того, доктор Животовский подвергает сомнению аутентичность тех биологических образцов, по результатам анализа которых, проведенного в 1994 году, госкомиссия отнесла останки к семье Николая II. Он предполагает, что образцы старой ДНК на самом деле были "загрязнены" свежей ДНК, исказившей картину анализа. "Согласно исследованиям последнего времени, - подчеркивает ученый, - после смерти организма ДНК начинает очень быстро разлагаться, "рубиться" на части, и чем больше времени проходит, тем больше укорачиваются эти части. Через восемьдесят лет без создания специальных условий отрезки ДНК длиной больше 200-300 нуклеотидов не сохраняются. А в 1994 году при анализе удалось выделить отрезок в 1223 нуклеотида".

Кто же похоронен в Петропавловском соборе? "Скорее всего речь идет о безымянных жертвах Гражданской войны, которых до сих пор находят в захоронениях под Екатеринбургом", - считает Петр Колтыпин-Валловской.

Вопрос политический

Между тем, даже если оставить в стороне научные аргументы, есть немало оснований сомневаться в подлинности останков, покоящихся ныне в Петербурге. "Я помню, как был удивлен и ошарашен, когда вдруг в 1989 году Гелий Рябов объявил об обнаружении останков царской семьи, - вспоминает Петр Колтыпин. - Случилось это почти сразу же после визита в Британию Михаила Горбачева. Может, не все помнят, но там был такой эпизод. Горбачев пригласил приехать с визитом в СССР королеву, близкую родственницу российской императорской семьи. Приглашение с негодованием было отвергнуто, мол, сначала разберитесь в судьбе моих убиенных родных. И тут же всплыла "находка". Нас, русских людей за рубежом, это насторожило".

Да и в самой работе российской госкомиссии имеется немало сомнительных моментов. Сначала Борис Немцов яростно доказывал: "Никто из ученых-генетиков не подвергает сомнению выводы правительственной комиссииЙ Точность, с которой определены останки, - 99,99". Экс-вице-премьер, правда, затем немного смазал эффект: "Правительственная комиссия с целью дать возможность нашим потомкам еще раз убедиться в подлинности останков сохранила образцы, которые позволяют проводить экспертизы и в дальнейшем". Если никто не подвергает сомнению выводы экспертов, для чего потомкам оставлять вещдоки? Оговорка Немцова о потомках лишний раз свидетельствует, что вопрос о подлинности екатеринбургских останков стоял далеко не на первом месте. Российским властям позарез нужен был символичный акт покаяния. Любопытно, что эту версию полностью разделяла участница государственных похорон княгиня Вера Оболенская. Тогда она считала, что "дело не столько в признании или отрицании подлинности останков, а в самом факте состоявшегося покаяния".

Поиски царских останков начинали советские энтузиасты еще в конце 70-х годов. Летом 1979 года "могила" якобы была найдена, а останки перезахоронены до лучших времен. Весной 1991 года следопыты обратились в администрацию Свердловской области с просьбой осмотреть предположительное место захоронения останков российского императора Николая II и членов его семьи. В июле того же года официальными властями обнаружено девять скелетов с многочисленными телесными повреждениями. В августе 1993 года по указанию генпрокурора России было возбуждено уголовное дело, которое вплоть до 1998 года вел старший прокурор-криминалист Владимир Соловьев. Через два месяца по распоряжению Виктора Черномырдина создана специальная комиссия, которая и вынесла большинством голосов окончательный вердикт о подлинности останков и рекомендовала захоронить их со всеми государственными почестями.

Но, как показали дальнейшие события, научные споры голосованием не решаются. В течение семи лет после похорон оппоненты комиссии Немцова нашли несколько десятков фактов, прямо указывающих на ошибки официального следствия и несостоятельность физических и биологических выводов нанятых в 1994 году российским правительством ученых из Великобритании. Словом, впору говорить о назревающем скандале.

Список проб и ошибок

Зарубежная экспертная комиссия подготовила список из нескольких десятков пунктов, свидетельствующих о нарушении российской комиссией принятых правил ведения расследований по уголовным делам. Уже в самом ее названии была заданность - "по исследованию останков царской семьи". То есть то, что это останки Романовых, предопределялось заранее. При этом были проигнорированы целые группы данных.

По физическим признакам: не объяснено отсутствие шрама на черепе "государя" (след покушения на него в Японии); не объяснено наличие чужих зубов, найденных при эксгумации; не установлена группа крови "государя" и "государыни"; не объяснено отсутствие входных и выходных пулевых отверстий в черепе "государя", хотя руководитель экзекуции Юровский утверждает, что стрелял в упор.

По категории биологических данных: не исследовано наличие гемофилии в останках "государыни" и "великих княжон"; не установлена ДНК других лиц из императорского окружения - нет данных о докторе Боткине, лакее Труппе, горничной Демидовой, поваре Харитонове.

В части косвенных данных: не проанализированы документы и аргументы из таких источников, как книга Соколова "Убийство царской семьи", и аналогичных работ Росса, генерала Дитерихса и журналиста Вильтона; не проверен архив КГБ в Екатеринбурге; не исследована на аутентичность "Записка Юровского" и никак не объяснен целый ряд несоответствий в ней. Например, там написано, что выкопали яму, которую потом засыпали, а следователи Соколова никакой ямы в указанном месте не нашли.

Наконец, правительственной комиссией были отвергнуты решения двух групп ученых-антропологов, специально ездивших в Екатеринбург из Москвы и вынесших отрицательное мнение насчет останков. Есть и другие странности, заставившие даже некоторых членов госкомиссии либо голосовать против ее выводов, либо высказать особое мнение (авторитетные историки Беляев и Алексеев).

Обо всем этом Петр Колтыпин-Валловской и его единомышленники много раз писали в саму госкомиссию и даже к президенту РФ со специальным меморандумом обращались. И ничего. Ни на один вопрос не получено официального ответа. Вот и на результаты последней экспертизы Павел Иванов, сотрудник московского Института молекулярной биологии им. Энгельгардта, который вместе с англичанином Питером Гиллом из судебно-медицинской службы Великобритании проводил исходный ДНК-анализ для российской госкомиссии, отреагировал предельно кратко: "Все это глупости". Примерно так же, по словам Петра Колтыпина-Валловского, отвечает и Кремль. В итоге дело может кончиться судом.

"В свете вновь выявленных обстоятельств мы считаем, что для российской стороны лучше всего было бы провести открытые слушания в Государственной думе, посвященные проблеме царских останков, - заявил "Итогам" г-н Колтыпин-Валловской. - Вторым шагом могло бы стать обращение в суд с иском о пересмотре дела по захоронению екатеринбургских останков и о проведении соответствующих экспертиз по принятым международным стандартам". Ну а тех, кто оказался погребен в Петропавловской крепости, по мнению главы зарубежной экспертной комиссии, "вероятно, следовало бы перезахоронить где-то в другом месте как жертв Гражданской войны и коммунистической власти".

Между тем в очереди на посмертные мытарства стоят останки Ивана Сусанина, идентификация которых, вероятно, понадобилась властям для очередного торжественного мероприятия. Поэтому, прежде чем "перемывать кости" главному патриоту страны, неплохо бы посмотреть на итоги по большей части политического исследования екатеринбургских останков.

Николай Зимин, Денис Бабиченко
Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера