Архив   Авторы  

"Возвращаясь к Буденновску, могу твердо заявить: ни о чем не жалею"
В России

- Виктор Степанович, что можно в Киеве купить на триста российских рублей? Типа сала или горилки...

- Сейчас обменный курс какой? Пять наших рублей с копейками за одну их гривну. Значит, меньше шестидесяти получается. Цены на продукты взлетели, сильно на такую сумму не разгуляешься. Сало на Бессарабском рынке стоит гривен тридцать, а то и больше. Вот и считай... Одно скажу: что бы кто ни утверждал, но лучше украинского сала нет.

- А горилки?

- Тут наша водка поспорить может. Но я ни сало, ни горилку сейчас почти не употребляю.

- Почему?

- Наелся. И напился. За четыре-то года работы послом в Киеве! А вы попробовать хотите?

- Нет, разговор не о гастрономии и даже не о дипломатии. Про триста рублей спросил, прикидывая, на что можно было бы потратить деньги, которые вам ежемесячно начисляются как почетному гражданину Буденновска.

- Разве мне что-то там причитается? Даже в мыслях не держу. Взять оттуда хоть копейку! Разве такое возможно? Не предполагал, что и звание когда-нибудь получу. Люди сами решили. Буденновск оставил зарубку на сердце, это моя вечная боль, сравнимая, может, лишь с потерей близких, родных. Всякое в жизни случалось, за годы премьерства не раз и не два приходилось переживать трудные этапы, но все меркнет на фоне трагедии лета 95-го. Никому не пожелал бы оказаться на моем месте в той ситуации. Я был в городе через три года после случившегося. Уже не работал в правительстве, никто не мог заставить меня поехать. Наоборот, некоторые даже отговаривали: мол, не рискуй, не нарывайся. Решение принимал добровольно, осознанно. Весь Буденновск в тот день находился на кладбище. И я туда же отправился. Обошел могилы - от первой до последней. Все сто с лишним. Возле каждой стояли люди, но ни один человек не сказал мне грубого или резкого слова. Повторяю, ни один!

- Чарку за павших поднимали?

- Обязательно! И глаза от народа не прятал. Мне нечего было стыдиться. Считаю, мы сделали все возможное, чтобы спасти жизни наших сограждан.

- До 14 июня 1995 года вы знали о существовании Буденновска?

- Откуда? Все случилось совершенно неожиданно, спецслужбы прохлопали диверсию, мы были застигнуты врасплох. Ельцин в те дни находился в Канаде, в Галифаксе, где заседала "большая семерка" и куда его пригласили. Я оставался в Москве на хозяйстве, пришлось самостоятельно принимать решения, но не думаю, будто что-то принципиально поменялось бы, окажись Борис Николаевич в стране.

- Полагаете, президент пошел бы на переговоры с Басаевым?

- Во всяком случае, никогда не слышал от него упреков в ошибочности избранной тактики. Ответственности Ельцин не боялся, вряд ли стал бы прятаться за чьи-то спины, но в силу обстоятельств так случилось, что управление операцией мне пришлось взять на себя. Действовал в авральном режиме, ситуация менялась постоянно, а на получаемую информацию не всегда мог положиться, она нуждалась в дополнительной перепроверке.

- Вам гнали дезу?

- На месте командовали Ерин от МВД и Степашин от ФСК. Докладывали обстановку, а потом выяснялось, что в действительности все не совсем так, как рассказывают. Даже пришлось срочно командировать на Ставрополье вице-премьера правительства. Поставил перед покойным ныне Николаем Егоровым задачу: "Смотри, что происходит, и говори мне правду".

- Вариант штурма захваченной больницы обсуждался с самого начала?

- Он был основным! Но я не давал согласия, понимая, к каким жертвам это неизбежно приведет. Здание находилось на окраине города, по сути, в степи, территория вокруг прекрасно простреливалась. Ни подкрасться незаметно, ни даже приблизиться. Басаев не скрывал, что он и его головорезы - смертники. Они готовы были погибнуть, прихватив с собой две с лишним тысячи заложников, среди которых, напомню, находились старики, беременные, дети, врачи. Боевики ставили в оконные проемы женщин, а между ног у них закрепляли пулеметы. А теперь влезьте в шкуру спецназовца, которому предстояло вести огонь на поражение. Стрелять в свою мать? Или в сестру? Бравые командиры, рапортовавшие мне о готовности к операции, сидели, как выяснилось позже, в безопасных укрытиях, а под пули шли другие. Я-то наивно полагал, что штаб приближен к передовой... Штурм больше напоминал бы самоубийство. Или убийство. Называйте, как вам больше нравится. Конечно, больницу мы взяли бы, но залили бы все кровью.

- Кому принадлежала идея вступить в диалог в прямом эфире с Басаевым?

- Это я предложил. Он не верил, что разговаривает с премьером правительства России. Сидел в кабинете главврача и думал, что опять обманывают. До этого ведь было несколько попыток договориться, но все заканчивалось новой стрельбой. Трупов уже хватало, требовался иной вариант. Я спросил Басаева: "У тебя телевизор поблизости есть? Включай, сейчас перед телекамерами говорить будем". Была ночь, но в Белом доме находились корреспонденты, их позвали в мой кабинет. А остальное вы, наверное, сами все видели...

- Ну да. "Шамиль Басаев, говорите громче!"

- Мы решали главную задачу: убрать бандитов из больницы, вызволить большую часть заложников. Это первый этап. А дальше возникали варианты...

- Какие?

- Десять лет прошло, теперь, наверное, можно раскрыть карты. Спецслужбы готовили операцию по уничтожению Басаева и его подручных на отрезке от Буденновска до Чечни.

- То есть террористы не должны были уйти живыми?

- По-вашему, я совсем простой, да? И дураку понятно: никто не собирался их отпускать. Ни при каком раскладе!

- Но отпустили.

- Такие, видно, мастера акцию планировали.

- Значит, и тогда хотели как лучше? А получилось...

- Вроде бы оборудовали автобусы секретами, мобилизовали внутренние войска на месте предполагаемой высадки в Чечне, взяли под контроль маршрут следования. Меня клятвенно заверили, что ни одна мышь не проскочит. А теперь посмотрите по карте, сколько колонна беспрепятственно проехала по ставропольской степи. Почему ее никто не остановил?

- Почему?

- Басаев оказался не дурнее замышлявших план стратегов. Сначала выкинул наших водителей, за час отыскал все тайники в автобусах, добрался до Чечни, помахал ручкой и скрылся. Провал операции стоил Ерину и Степашину должностей, на Совете безопасности оба подали в отставку. Сегодня можно что угодно говорить в свое оправдание, но факт остается фактом: бандиты ушли ненаказанными.

- А может, с самого начала все надо было делать иначе? Есть неписаное правило: власть ни при каких условиях не должна идти на переговоры с террористами.

- Наверное, не должна. Я за то, чтобы отморозков уничтожали. Везде, не только в сортирах. Но в той ситуации чувствовал себя обязанным попытаться спасти наших людей, а уже потом разбираться с головорезами. Отказаться от шанса, лишь бы не нарушить придуманные кем-то правила?!

- Хорошо, по-другому спрошу. У вас какое воинское звание, Виктор Степанович?

- Полковник в отставке.

- Словом, командный состав... Наверное, слышали о законе больших чисел, когда, спасая тысячу жизней, приходится жертвовать сотней?

- Правильно. На войне. Подчеркиваю: на войне! А нам довелось иметь дело с террористическим актом, с бандой шпаны. И Чечня, не забудьте, неотъемлемая часть Российской Федерации, мы там не захватчики и не оккупанты. В Грозном, как и в Буденновске, живут наши с вами сограждане. Их всех и надо защищать. Хуже всего, когда каждый начинает рассуждать со своей колокольни. Военные одни теории выдвигают, либералы - другие. Генералы боятся отступить от буквы устава, боевые операции в штабах разрабатывают, миротворцы о правах человека голосят, а люди гибли и гибнут.

- Поэтому и спорят десять лет, можно ли было начинать переговоры с Басаевым. Дескать, раздолбали бы тогда его шайку-лейку в дым, глядишь, не случился бы ни Первомайск, ни "Норд-Ост", ни Беслан...

- Как легко и просто получается! А может, вам напомнить рассуждения, будто все зло сосредоточено в Дудаеве? Мол, уберем эту одиозную фигуру, и сопротивление боевиков прекратится, они разбегутся по домам, попрячутся под лавками. Не стало Дудаева. И что? Число терактов сократилось, количество нападений на наши блокпосты уменьшилось? Потом других лидеров выводили из строя, начиная с арабских полевых командиров и заканчивая Масхадовым, а толку-то? Что за эти десять лет в Чечне изменилось? Мира, стабильности там по-прежнему нет.

- Выход какой, Виктор Степанович?

- Если бы я знал! Если бы кто-нибудь знал! Мы ведь все испробовали, пошли на Хасавюрт, даже дали назначить Басаева вице-премьером чеченского правительства, позволили избрать президентом Масхадова, который до этого много нашей крови попил, блестяще организовывая операции против российских войск. Покойный Рохлин рассказывал, как отдавал команды частям, а Масхадов перехватывал сообщения, делал коррекцию, и мы лупили по своим... Талантливый артиллерист! И мы ему поверили, финансировали, но все впустую. Однако по-прежнему убежден: штурмом ничего не добиться. Не годятся такие приемы в Чечне. Сто пятьдесят лет назад они не принесли успеха и сейчас не помогут. Знаю одно: любая война заканчивается за столом переговоров.

- Будь то Первая мировая или вторая чеченская?

- Мы же не варвары, не в Средние века живем. Впрочем, и тогда борьба не велась до полного изничтожения!

- А с кем замиряться прикажете? Герой России Рамзан Кадыров добровольно присягнул на верность Москве, тех, кто по горам прячется, уже мы в расчет не берем.

- И не надо! Им предлагали сложить оружие, объявляли амнистию. Не захотели? Получайте по полной программе! Конечно, можно было выжечь все леса, выкурить оттуда нечисть, но это же российская территория, и далеко не все чеченцы нам враги. Нельзя уподобляться тем, кто привык решать проблемы при помощи ковровых бомбардировок. В конце концов, и это тупиковый путь. Американцы по всему миру гонялись за террористом номер один Усамой, мечтали посадить за решетку Хусейна. Ну и?.. Взгляните на "избавленные от тирании" Афганистан и Ирак. Многого США там добились? Разгромили неугодные режимы, провели "демократические" выборы, но по какой-то неведомой причине что ни день, то новое известие о взрывах в Багдаде и других городах... Вашингтон сумел решить единственную задачу: добрался до иракской нефти. Все! А кто, скажите мне, в Косово победил? Резолюция N 1244 Совета безопасности ООН не выполняется, нет обещанных денег, сербов никто не собирается защищать. Бряцание оружием - не лучший способ разрешения международных и внутренних конфликтов. И в Чечне, уверен, надо делать ставку на поиск мирного выхода из кризиса. Самое сложное - найти в республике силу, на которую можно было бы положиться. В конце концов, и Дудаев когда-то считался надежным партнером, все-таки советский генерал. Потом обожглись на Масхадове...

- Кадыров тоже не внушает вам доверия?

- Младшего совсем не знаю, заочно трудно судить, насколько он соответствует роли, которую берет на себя. Его отец, бесспорно, был личностью, мужественным, волевым человеком... В любом случае нам нужна фигура из местных. Лидер, пользующийся авторитетом у населения и способный не предать Москву. Одиннадцать лет тянется история, пора ставить точку, налаживать и в этом регионе России нормальную, мирную жизнь. Для тех, кто ее хочет. Остальных придется попросить вон.

- К слову, об истории. Известно, что она не терпит сослагательного наклонения, но если все же еще раз вернуться в Буденновск, Виктор Степанович...

- У меня нет никаких сомнений: поступал бы точно так же. Даже если бы в больнице находились не две тысячи заложников, а два человека, делал бы все ради их спасения. Мы обязаны понять очевидное: Россия - великая страна, но величие ее должно проявляться не только в воспоминаниях о победах прошлого, гордости за необъятность территории и богатства недр, но и в гуманном отношении к каждому гражданину. И не по праздникам, а в ежедневном, так сказать, рабочем режиме. Мудрецы, рассуждающие о теориях больших чисел, похоже, готовы снова завалить страну трупами ради светлого будущего, которое наступит неведомо когда. Хватит! Проходили! И ГУЛАГ был, и репрессии 30-х годов. Назад дороги нет. Первейшая задача государства - защита людей. А россияне умеют Родину любить. Так что, возвращаясь к Буденновску, могу твердо заявить: ни о чем не жалею. Нам удалось избежать большего количества жертв. Одно обидно: Шамиль, этот нехристь, ушел. Есть тут и моя вина. Так уж заведено: председатель правительства всегда за все в ответе...

- Получается, вы обманули Басаева тогда перед телекамерами, обещая выпустить?

- Мы и выпустили. Из больницы. А другого я и не говорил... Ничего, пусть пока попрыгает на одной ноге. У каждой веревочки есть свой конец...

Киев - Москва

Андрей Ванденко, Алексей Дитякин (фото)
Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера