Архив   Авторы  

Убить "Цезаря"
Общество

Ровно полвека остается неразгаданной одна из самых мрачных тайн за всю историю холодной войны: кто взорвал линкор "Новороссийск"?

Товарищ Линкор

В российском императорском флоте имелось немало линкоров, но большинство из них сгинуло в вихре Первой мировой и Гражданской войн. В наследство от Российской империи Советам досталось несколько старых дредноутов. Но столь мощного и современного, как "Новороссийск", у СССР не было никогда.

"Советское гражданство" "Новороссийск" получил в 1949 году. До этого корабль ходил под итальянским триколором и гордым именем "Джулио Чезаре", он же - "Юлий Цезарь". После разгрома фашистской Италии во Второй мировой войне огромный линкор был передан СССР по репарациям, после чего и стал флагманом советского Черноморского флота. На планете тогда занималась заря атомной эры. А потому "Новороссийск", вполне в духе того времени, принялись готовить к размещению на его борту тактического ядерного оружия. Если бы модернизацию успели провести, то на черноморском театре военных действий появилась бы суперсила, способная решать сверхзадачи (все еще помнили, какой ужас наводил на союзников по антигитлеровской коалиции германский суперлинкор "Тирпиц")... Судите сами: крупнейший на советском флоте корабль, скоростной, маневренный, оснащенный современной артиллерией главного калибра, стреляющей полутонными снарядами с ядерной начинкой, "Новороссийск" был способен эффективно атаковать побережье Турции - восточный фланг НАТО. А там, страшно подумать, и до Дарданелл рукой подать! Иными словами, призрак Олегова щита, приколоченного ядерным молотком к вратам Царьграда, начал не на шутку пугать западных политиков и военных стратегов. К осени 1955 года "Новороссийск" завершил первоначальную подготовку к выполнению "особых боевых задач". А уже 29 октября огромный линкор содрогается от непонятного взрыва на севастопольском рейде. Не слишком ли много совпадений? Как случилось, что краса и гордость Черноморского флота пошел ко дну, не оставив ни следов, ни улик?..

Ядерный "Новороссийск"

Многих историков до сих пор мучает вопрос, зачем советскому руководству во главе со Сталиным понадобился именно трофейный итальянский линкор. Ведь не потому, что, как утверждают некоторые исследователи, "лучший друг моряков" по-детски любил все большое и грандиозное. Дело в том, что накануне первых испытаний советской атомной бомбы (как известно, ее взрыв был осуществлен в августе 1949 года) в военных верхах СССР уже прорабатывался вопрос о возможности применения ядерной начинки в различных видах боеприпасов, в том числе в снарядах крупнокалиберной артиллерии. В те времена, до появления ракетного вооружения, наиболее мощными и дальнобойными пушками оснащали лишь линейные корабли. К 1949 году в боевом составе ВМФ СССР их было два: "Октябрьская революция" на Балтике и линкор "Севастополь" на Черноморском флоте. Но калибр их самых мощных орудий составлял всего 305 мм. Да и сами эти линкоры сошли со стапелей еще до революции и не могли соперничать с британскими и американскими ни по своему техническому состоянию, ни по скорости хода и маневренности.

"Джулио Чезаре", конечно, тоже был уже не "юноша", но перед войной прошел в Италии две коренные модернизации. По существу корабль переделали заново. У линкора заменили двигательную установку, усилили броневой пояс, а также удлинили носовую часть на 10 метров. После ремонта его скорость хода достигала 32 узлов, улучшились мореходные качества, возросла маневренность. Его 320-миллиметровые пушки главного калибра были способны поражать цели на дистанции до 32 км снарядами весом 525 кг. Советские конструкторы выяснили, что именно такие снаряды лучше всего подходили для размещения в них атомной начинки. Поэтому на "итальянца" и нацелились советские военспецы.

США и Великобритания, а также их союзница по НАТО Италия всячески противились передаче линкора Советскому Союзу. В Италии ВМС традиционно являлись символом духа нации, среди морских офицеров было немало аристократов, а для строительства боевых кораблей наряду с государственными средствами широко привлекались частные пожертвования. Поэтому передача "Чезаре" Советам вызвала в стране волну протестов. В итальянских СМИ открыто звучали призывы сделать все, вплоть до диверсий, чтобы не допустить позора. Соответствующие силы и средства в Италии имелись - в составе ее ВМС находилась 10-я спецфлотилия под командованием князя Боргезе (прозванного за свои темные дела Черным Князем). В ходе Второй мировой от рук диверсантов Боргезе пострадали десятки кораблей и торговых судов союзников. Сейчас известно, что и кадры флотилии, и соответствующее оборудование были сохранены и припрятаны до лучших времен, несмотря на запрет, вытекавший из мирного договора 1947 года.

И тем не менее в 1949 году на "Чезаре" подняли советский военно-морской флаг, а на корме славянской вязью вывели его новое имя - "Новороссийск". Что касается ядерного статуса, то программа по модернизации линкора подразумевала два этапа. Сначала для его мощных пушек планировалось разработать и изготовить партию спецснарядов с ядерной боевой частью, а затем - осуществить замену кормовых башен главного калибра пусковыми установками для крылатых ракет, оснащенных ядерными боеголовками. Подтверждением этого является и тот факт, что в 1955 году авторитетная техническая комиссия продлила немолодому уже "Новороссийску" срок службы еще на десять лет. А его дивизион главного калибра в строжайшей тайне готовили к новой роли. Одновременно на советских военных заводах в первоочередном порядке приступили к изготовлению специзделий - новых отечественных боеприпасов к итальянским артиллерийским орудиям главного калибра. А у имевшихся на борту линкора старых итальянских снарядов демонтировали боевую часть, их стали применять на учебных стрельбах. К осени 1955 года был готов полный боекомплект (1000 снарядов и 4000 пороховых зарядов) для десяти пушек главного калибра. После успешно проведенных летом стрельб по морским и береговым целям намечался выход линкора в Новороссийск. В ноябре там планировалось выгрузить из артпогребов остатки старого боезапаса и получить новые, куда более мощные...

До 1955 года советские моряки не могли до конца разобраться в уникальном итальянском приборе системы управления огнем главного калибра. Технической документации на него не было, а сам прибор итальянцы тайком повредили. Поэтому до определенного момента "Новороссийск" выполнял лишь опытные артиллерийские стрельбы. Но с приходом нового командира линкора капитана 1-го ранга Александра Павловича Кухты - артиллериста до мозга костей - проблема была решена. Теперь экипаж мог навести на одну цель все 10 мощных линкоровских орудий, размещенных в четырех башнях (две в носовой и две в кормовой частях 185-метрового корпуса). Уже скоро артиллеристы добились на учебных стрельбах кучного попадания в цель всех выпущенных снарядов. И уже ничего не мешало "Новороссийску" превратиться в грозу морей.

Дело техники

По большому счету именно в этот момент судьба "Новороссийска" была предрешена. Ведь у "вероятного противника", по сути, и оставался на тот момент только один выход - тайно и навсегда вывести из строя советский суперлинкор...

Осуществить такую диверсию по силам было лишь двум диверсионным спецслужбам планеты - Италии и Великобритании. Лишь они в то время располагали соответствующими специалистами, оборудованием, а главное, опытом. К выполнению миссии под видом "коммерческого предприятия" за крупное вознаграждение вполне могли привлечь отставных подводных диверсантов. Доставить их с соответствующим снаряжением в Черное море можно было на торговом судне. Рассекреченные оперативные документы штаба ВМФ за 1955 год свидетельствуют, что несколько таких судов (преимущественно итальянских), по данным разведки, к 29 октября дружно покидали акваторию Черного моря и уходили в проливы. Причем один из них сделал странный маневр, подвернув к Севастополю, пройдя по его траверзу в нейтральных водах. Но это лишь косвенные догадки. А есть ли прямые свидетельства?

О том, как происходил подрыв "Новороссийска", рассказал недавно один бывший советский флотский офицер, эмигрировавший в США. Там он встретился с последним из доживших до наших дней исполнителей этой акции, организованной, по его словам, итальянцами.

...Это было в Чикаго, где осело множество ветеранов войны из бывшего СССР. В 1997 году в сентябре, как всегда, американцы праздновали свой День Победы. Американская сторона пригласила на этот праздник и наших ветеранов. Флотских было всего двое - сам рассказчик и еще один бывший советский моряк.

После торжественной части выпивка всем развязала языки, и наши герои начали искать своих коллег по оружию. Так они и познакомились с бывшим офицером-подводником, не то болгарином, не то итальянцем. Николо - так звали их нового приятеля - прекрасно говорил по-русски. Он с восхищением рассказывал о крымской Ривьере, где во время войны базировался его итальянский отряд подводных пловцов. На пальце Николо красовался массивный золотой перстень с изображением водолазного шлема. Обменялись телефонами. Николо сказал, что у него яхта в Майами, там и поговорим...

Вскоре наш герой оказался во Флориде. Буквально тут же позвонил Николо и предложил встретиться в уютном ресторанчике "Лагуна". После общих фраз Николо внезапно спросил: известно ли его русскому другу об истории взрыва в Севастополе линкора "Новороссийск". И тут же показал фотографию восьми подводников. В центре снимка можно было узнать и самого Николо. Рядом - человек с властным взглядом. А дальше последовало море подробностей: как готовились, как взрывали, как заметали следы... Николо вывалил столько деталей, что сомневаться в его правдивости было трудно. На вопрос, почему он это рассказывает, моряк ответил, что он единственный, кто остался в живых из числа людей, запечатленных на пожелтевшем снимке. Дескать, раньше был связан обетом молчания, а теперь вот решил облегчить душу.

Суть его повествования такова. Когда происходила передача итальянских кораблей Советскому Союзу, бывший командир 10-й флотилии подводных диверсантов князь Валерио Боргезе поклялся отомстить за бесчестие и взорвать линкор "Джулио Чезаре" во что бы то ни стало. Князь Боргезе не бросал слов на ветер. Вознаграждение исполнителям было баснословным. Место действия изучено и хорошо знакомо. Время послевоенное, Советы расслабились, вход в порт молов не имел, боновое заграждение затворялось только на ночь, да и оно не было преградой для подводников. В течение года шла подготовка. Исполнители - восемь боевых пловцов, за плечами у каждого боевая диверсионная школа на Черном море. В ночь на 21 октября 1955 года из некоего итальянского порта вышел обычный грузовой пароход, взяв курс на один из днепровских портов под погрузку пшеницы. Курс и скорость рассчитали так, чтобы пройти в 15 милях траверс маяка Херсонес в полночь 26 октября. Придя в заданную точку, пароход выпустил из специального люка в днище мини-субмарину и ушел своим курсом. Подлодка под названием "Пиколло" скрытно прошла в район севастопольской бухты Омега, где ее экипаж устроил тайную базу - выгрузил на дно дыхательные баллоны, взрывчатку, гидробуксиры и прочий скарб. С темнотой вышли обратно в море в ожидании условного знака. Сигнал был получен, и итальянцы вернулись в бухту Омега к своему схрону, переоделись в скафандры и, захватив все необходимое, при помощи гидробуксиров двинулись к причальной бочке "Новороссийска". Видимость была ужасная, работали почти на ощупь. Дважды возвращались в Омегу за взрывчаткой, упрятанной в магнитные цилиндры. С заходом солнца минирование цели закончили, вернулись на базу и прошлюзовались в "Пиколло". Впопыхах забыли на дне сумку с инструментами и запасной винт гидробуксира. Затем вышли в открытое море, двое суток ждали "свой" пароход. Поднырнули под днище, люк захлопнули, воду откачали. Три долгожданных удара по переборке известили, что операция закончена: "Юлий Цезарь" мертв...

Автор - бывший офицер линкора "Новороссийск", капитан 1-го ранга в отставке

Октябрь Бар-Бирюков

ПАМЯТЬ

Время отдавать долги

Гибель "Новороссийска" относится к числу гостайн, которые не спешат раскрывать. Свидетельством тому не только завеса секретности над всем, что связано с трагедией, но и запоздавшее на десятки лет награждение "новороссийцев". Примечательно, что наградные документы были оформлены в отделе наград администрации президента РФ почему-то с грифом "Для служебного пользования". В итоге за шесть лет, прошедшие с момента выхода президентского указа N 871, ордена вручены лишь малой части награжденных, поскольку многие даже не знают о том, что они удостоены наград.

К тому же в указ по различным причинам не попали несколько десятков погибших "новороссийцев". Автор этих строк отыскал как минимум 20 фамилий, не включенных в "президентский" список. Увы, официальным инстанциям недосуг было скрупулезно разобраться в этом деле. Хотя узнать имена всех погибших 29 октября 1955 года моряков, не упомянутых в указе, не составляет большого труда. Для этого надо лишь сверить два списка погибших "новороссийцев", имеющихся в Центральном военно-морском архиве и управлении кадров ВМФ: первоначальный (на 602 человека), исполненный в ноябре 1955 года в соответствии с приказом N 002 командира линкора, и второй, датированный декабрем 1955 года, где указаны фамилии и другие сведения, позволяющие оформить награды на 657 погибших моряков - ведь тела погибших всплывали в Севастопольской бухте не одну неделю.

Сейчас, в год 50-летия катастрофы, эта работа может и должна быть завершена. Только тогда долг государства перед "новороссийцами" может считаться исполненным до конца. При этом справедливым было бы достойно отметить и тех доживших до наших дней военнослужащих - участников трагических событий на подорванном корабле, - кто не был представлен в 1955 году к государственным наградам. Ведь фактически экипаж линкора оказался жертвой холодной войны, в те времена грозившей перейти в "горячую". А потому, на мой взгляд, все участники катастрофы вполне заслуживают приравнивания их к статусу участников боевых действий.

Достоин посмертной государственной награды и помощник командира линкора капитан 2-го ранга в отставке Зосим Григорьевич Сербулов, остававшийся в ночь катастрофы за командира корабля. Лично ему обязаны своими жизнями десятки моряков...

Но главное, страна наконец должна узнать всю правду о трагедии "Новороссийска". Пусть и спустя полвека. Кто-то спросит, зачем, мол, ворошить старое - Россия стремится стать частью Большой Европы, лидеры Италии и России дружат чуть ли не семьями, а тут какой-то старый потопленный линкор... А я могу возразить: ничто так не сплачивает страны и народы, как общая память о прошлом и общая правда.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера