Архив   Авторы  

Чисто партийное убийство
Общество

На протяжении десятилетий дело об убийстве Кирова остается недораскрытым. Почему?

Первого декабря 1934 года в Смольном был застрелен глава Ленинградской партийной организации Сергей Миронович Киров. Убийца - Леонид Николаев. Шесть правительственных комиссий в разные годы изучали обстоятельства преступления. И все же оно до сих пор не относится к раскрытым. При Сталине считалось, что Кирова убили враги народа, в перестроечные времена - что преступление организовал Сталин. Попробуем взглянуть на дело Кирова непредвзятым взглядом.

Выстрел в Смольном

Картина трагедии восстановлена по минутам достаточно объективно. В роковой день 1 декабря 1934 года Киров вообще не должен был появляться в Смольном. Он работал у себя дома, в восьмикомнатной квартире по улице Красных Зорь, 26/28, - готовился к вечернему докладу на заседании партактива в Таврическом дворце. Но все-таки в 16.30 приехал в Смольный. В вестибюле его, как обычно, встретил охранник - оперкомиссар Борисов. Они поднялись по лестнице на третий этаж и направились по Г-образному коридору к кабинету первого секретаря. Борисов отстал от Кирова примерно на тридцать шагов. По его показаниям, впереди лицом к стене стоял, неестественно раскачиваясь, будто в лихорадке, низкорослый человек. Киров прошел мимо и завернул за угол. Человек бегом пустился за ним. Вскоре раздались один за другим два выстрела. Выскочившим из кабинетов людям и Борисову открылась такая картина: на полу лицом вниз лежал Киров, Сергей Миронович был сражен наповал выстрелом в затылок. А рядом с наганом в руке без сознания лежал предполагаемый убийца. В кармане у него нашли партбилет на имя Леонида Николаева. Вторым выстрелом он неудачно пытался покончить с собой...

Кто убил?

Леонид Васильевич Николаев родился 10 мая 1904 года в Петербурге. До 11 лет не ходил. Болел рахитом, два года пролежал в больнице в гипсе. В зрелом возрасте выглядел жалко. Рост 150 сантиметров, длинные руки до колен. Хотя с фотокарточки смотрит вполне приятное лицо. К службе в армии и работе на производстве Николаев был негоден, а с мелких партийных должностей его постоянно выгоняли из-за склочного характера. В апреле 1934 года Николаева уволили с должности инструктора Института истории ВКП(б). Он стал безработным. А между тем Николаеву надо было кормить семью. Он был женат на латышке Мильде Драуле. У них было двое сыновей, одного из которых назвали Марксом. Неудачник Николаев был любящим мужем и нежным отцом. Он читал сыновьям книги и записывал для них свою автобиографию. Семью из последних сил тянула Мильда. По-видимому, она была энергичной и домовитой женщиной, любившей детей и пытавшейся помочь своему непутевому полубезумному мужу.

Николаев подробно фиксировал на бумаге свое душевное состояние, все этапы подготовки к убийству. В руки следствия попали его записи, письма к родственникам, прокламации ("Дорогой жене и братьям по классу" и т. д.). 11 июля 1934 года он пишет (стиль сохранен): "Деньги на исходе, берем взаймы. Сегодня весь мой обед состоял из двух стаканов простокваши". В августе обращается к матери в письме, озаглавленном "Последнее прости": "Скоро для тебя будет большое горе и обида - ты потеряешь меня безвозвратно..." 21 ноября: "Сегодня принес с огорода 1/2 мешка картошки. На лице у всех улыбка и радость. Изголодались до того, что хоть г... мешок принеси - рады будут". В прокламации "Мой ответ перед партией и отечеством" сообщает: "Как солдат революции, мне никакая смерть не страшна. Я на все теперь буду готов, а предупредить этого никто не в силах. Я веду подготовление подобно А. Желябову... И я готов быть на это - ради человечества, оставляя на добрых людей, - мать, жену и малолетних детей. Привет царю индустрии и войны Сталину".

Из дневника Николаева известно, что 15 октября он попытался подойти к Кирову на улице, но был задержан и направлен в "дом слез" (управление НКВД). Там, писал сам Николаев, он предъявил чекистам партбилет и пояснил, что хотел обратиться к партийному руководителю с просьбой о трудоустройстве. Его, не обыскав, отпустили. Позднее из этого факта будут сделаны далеко идущие выводы. Он станет ключевым "доказательством" того, что чекисты вели Николаева к убийству.

Сам же Николаев не видел в эпизоде с задержанием ничего особенного. Киров слыл большим демократом, любил пройтись по улице, где к нему со всевозможными просьбами устремлялись десятки людей. Охрана их аккуратно задерживала, а потом отпускала.

С начала ноября Николаев начинает целенаправленно готовиться к убийству. Набрасывает план, в котором рассматривает разные варианты нападений. Покушение могло состояться в подъезде дома Кирова ("войти раньше", задать серию вопросов, затем - стрелять). На трассе ("сделать набег" на машину и "палить" через стекло или открытую дверь). Наконец, в Смольном ("овладеть духом и решительно"). Этот план нашли у Николаева на месте преступления.

Как убийца оказался в Смольном? В тот день он долго и безуспешно искал пригласительный билет на заседание в Таврическом, собираясь там застрелить Кирова. Примерно в 13.30 Николаев пришел в Смольный, где раньше работал и многих знал. Ему пообещали достать билет позже. Николаев отправился бродить по улицам, а затем вновь вернулся в Смольный. Поднялся на третий этаж, зашел в туалет. А когда вышел в коридор, неожиданно увидел человека, встречи с которым и искал.

Где взял Николаев оружие? Тут нет загадок. Наган, официально зарегистрированный, хранился у него с начала 1920-х.

Казалось бы, достаточно. Нормальный следователь в нормальной обстановке с облегчением захлопнул бы папку, полагая, что убийство раскрыто. Но тут получилась совсем другая история...

"Шляпы!"

Как только стало известно о покушении на Кирова, второй секретарь Ленинградского обкома ВКП(б) Чудов позвонил по вертушке Сталину и сообщил о трагедии. Первая реакция Сталина на случившееся: "Шляпы!" В Кремле Сталин долго совещался с членами политбюро, персонально - с наркомом внутренних дел Ягодой. Затем последовало первое публичное заявление вождя: "Это дело рук организации, но мы пока не знаем какой". Вечером 1 декабря правительственная комиссия во главе со Сталиным на спецпоезде выехала в Ленинград.

Тем временем в Ленинграде следствие быстро продвигалось вперед. Николаевым занимались врачи-невропатологи. Он то бился в истерике, крича: "Я отомстил!", "Мой выстрел прогремел на весь мир!", то стонал и плакал: "Что я наделал..." Только поздно вечером Николаев дал более или менее связные показания. Смысл их сводился к тому, что Кирова он убил по собственной инициативе в порядке личной мести за свое "угнетенное моральное и материальное положение". Допросили и взяли под стражу растяпу оперкомиссара Борисова, а также жену Николаева Мильду Драуле (позднее расстреляна). Позже возникнет версия, что она была любовницей Кирова. И больше того: она якобы поджидала Сергея Мироновича в его кабинетеЙ Драуле действительно знала Кирова. Они познакомились, когда Мильда работала в обкоме партии (до лета 1933 года). При встречах улыбались друг другу. Но больше ничего об их отношениях неизвестно. Если и были "отношения", то о них никто, включая мужа, не знал - мотив ревности в дневниках отсутствует.

Утром 2 декабря в Смольном появилась грозная группа: Сталин, Ворошилов, Молотов, Ежов... Впереди шел Ягода с наганом в руке и командовал: "Все лицом к стене!" Дело к производству принял первый заместитель наркома внутренних дел Агранов. Сталин лично допросил Николаева в присутствии упомянутых выше товарищей. Он требовал от убийцы назвать имена соучастников, обещая взамен сохранить жизнь. Разговор не стенографировался, но сотрудник НКВД, охранявший Николаева в камере, пересказал очередную порцию его бреда: "Сталин обещал сохранить мне жизнь, какая чепуха, кто поверит диктатору... Нет у меня соучастников". Причины своего поступка Николаев продолжал объяснять "оторванностью от партии", отсутствием "моральной и материальной помощи со стороны партийных организаций", преследованиями его за критику и т. д.

Однако Сталина такая версия не устраивала, ведь он приехал в Ленинград "сочинять организацию", раскрывать заговор. Уезжая вечером 3 декабря в Москву, вождь дал указание Агранову: "Нужно подкормить Николаева, купите курочек и других продуктов, кормите его, чтобы он окреп, а потом расскажет, кто им руководил, а не будет говорить, засыпем ему - все расскажет и покажет".

Многое свидетельствует о том, что в первые дни после убийства следователи добросовестно искали заказчиков преступления, пытались выудить у Николаева намек хоть на какую-нибудь "организацию". Но уже скоро Сталин, по-видимому, убедился: надо самому придумывать для Николаева "организацию". Он заменил следственную группу и предал суду руководителей управления НКВД по Ленинградской области Медведя и Запорожца (сначала они получили сравнительно легкие наказания, но позднее были расстреляны). 7 декабря на встрече в Кремле с руководителями СМИ Бухариным и Мехлисом Сталин наконец определился с "организацией": зиновьевцы.

Подходящей "группы" в Ленинграде сразу не нашлось. Следователи комиссии, расследовавшей убийство Кирова при Хрущеве, говорили, что вождь, ознакомившись с архивами местных чекистов, якобы недовольно проворчал: "Плохо у вас поставлен учет, некого даже стрелять". Стали шерстить старых знакомых Николаева. Нашли нескольких несчастных, которые случайно сталкивались с ним в 1920-е годы. Николаеву "засыпали", и он стал давать нужные показания. Четырнадцать человек приговорили к расстрелу - приговор привели в исполнение 29 декабря 1934 года. Попутно, разумеется, замели видных зиновьевцев в Москве и Ленинграде. За два с половиной месяца после 1 декабря только в Ленинграде чекисты арестовали 843 человека.

Смерть оперкомиссара

В деле Кирова есть один загадочный эпизод - гибель уже упоминавшегося оперкомиссара Борисова по пути на допрос 2 декабря. Официальная версия: несчастный случай. Борисова везли на грузовике на допрос к Сталину в сопровождении двух чекистов. Неожиданно машину занесло, она наехала на бордюр тротуара, оперкомиссар якобы ударился головой и умер, не приходя в сознание. Больше никто в ДТП не пострадал.

В случайность таких происшествий верится с трудом. Везли человека к Сталину на допрос, а он ударился головой и скончалсяЙ Странно. Допустим, что охранника Кирова ликвидировали сопровождавшие его чекисты. Какие из этого следуют выводы?

Кто такой Борисов? Бывший ночной сторож. Человек не на своем месте. Но близкий Кирову, участник поездок на охоту и рыбалку. Начальник УНКВД Медведь пытался перевести 53-летнего Борисова на другую работу, однако шеф его отстоял. Правда, с тех пор оперкомиссар охранял Кирова только в пределах Смольного. Легко представить, как в тот момент ненавидели Борисова начальники ленинградской "чрезвычайки": ведь это из-за его разгильдяйства их всех могли поставить к стенке (так вскоре и случилось). Много было у них причин убрать Борисова. Месть. Опасение, что тот будет все валить на них, спасая свою шкуру. Да и мало ли каким компроматом на руководство ленинградского УНКВД обладал этот близкий к Кирову человек? Может, он предлагал усилить охрану Смольного, а те не послушались, проявили преступную халатность? В два счета поможет Сталину слепить "организацию" из Медведя и его подручных. И Борисов попал в авариюЙ

Выскажем и экзотическое предположение. Оперкомиссара устранили, потому что онЙ ничего важного не знал. Мешал развить гипотезу о заговоре. Примечательно, что Сталин, узнав о гибели свидетеля, не впал в ярость, не топал ногами. Ну, не довезли и не довезли. Пользы от такого свидетеля все равно никакой, а вот смертью его можно с умом распорядиться. Кстати, Борисова ведь успели подробно допросить 1 декабря! Ничего сенсационного в его показаниях не содержится.

Что, если бы...

Рассматривая версии убийства Кирова, нельзя не затронуть и тему его личных взаимоотношений со Сталиным. В начале 30-х годов не было для вождя людей ближе, чем Орджоникидзе и Киров. Приезжая в Ленинград, Сталин останавливался на квартире у Кирова, а тот, бывая в Москве, как правило, пользовался гостеприимством своего покровителя. Летом Сергей Миронович обычно проводил несколько недель на даче Сталина в Сочи. Наконец, Сталин не раз приглашал друга попариться в бане. Киров - единственный из членов политбюро, который удостаивался такой чести. И судьбу Кирова, переживи он 1 декабря 1934 года, нетрудно предугадать. Новый всплеск карьеры. Одобрение репрессий в отношении "ленинской гвардии", к которой Киров, по сути, не принадлежал. И неизбежный конфликт с хозяином, когда репрессии затронут уже "кировскую гвардию". Примерно так получилось с Орджоникидзе. А может, и не было бы никакого конфликта и дожил бы Сергей Миронович, как Молотов, до глубокой старости и умер бы в своей постели. Но как бы то ни было, в 1934 году Кирова и его людей никто не трогал. Убирать Кирова Сталину было не за что и незачем. Но воспользоваться смертью соратника для уничтожения оппозиции... Почему нет?

Перестановка слагаемых

Давайте теперь посмотрим, как дело об убийстве Сергея Мироновича Кирова трактовалось в разные исторические эпохи. Начало фальсификации этого дела положил сам Сталин, когда запретил считать Леонида Николаева убийцей-одиночкой. Это сталинские следователи раскрыли "заговор", раздули факты гибели оперкомиссара Борисова и освобождения Николаева из-под стражи 15 октября. А заказчиками и вдохновителями убийства "любимца партии" объявили Зиновьева и Каменева - политических противников Сталина.

Потом наступила оттепель и разоблачение культа личности. Никита Хрущев в версии "Киров - жертва заговора" нуждался не меньше чем Сталин. Всю подготовительную работу выполнили аграновские костоломы. Оставалось только поменять имя главного заказчика. В знаменитом докладе на XX съезде партии 25 февраля 1956 года Хрущев назвал обстоятельства убийства Кирова загадочными. Аргументы те же: непонятная мягкость НКВД к Николаеву, странная смерть оперкомиссара Борисова. Одна за другой были созданы три правительственные комиссии (1956, 1960 и 1961 годы). Наиболее решительно высказалась вторая из них, под председательством Шверника: "Убийство С. М. Кирова было организовано и осуществлено работниками НКВД по указанию СталинаЙ Оперкомиссар БорисовЙ был умышленно убит сопровождающими его работниками НКВД". Впрочем, даже Хрущеву такая определенность покажется излишней. На XXII съезде КПСС (1961) он отыграл назад: "Чем глубже мы изучаем материалы, связанные со смертью Кирова, тем больше возникает вопросов". Поддерживать атмосферу таинственности вокруг этого дела было для него вполне достаточно.

Потом работала комиссия под председательством Пельше (1963-1967). Начинала она расследование при Хрущеве, а заканчивала уже при Брежневе. Заново опрашивались уцелевшие свидетели, проводились экспертизы, изучались архивы и выдвинутые ранее версии. Вывод: убийца - Николаев, оперкомиссар Борисов погиб случайно при автомобильной аварии. Но это заключение опять ставится под сомнение в ходе проверки, которую проводили в годы горбачевской оттепели союзные КГБ и прокуратура.

Складывается впечатление, что всякий раз при смене политической конъюнктуры менялся и "знак" дела об убийстве Кирова. При этом оно оставалось словно недораскрытым, в нем сохранялась некая недосказанность, позволявшая трактовать трагические события 1934 года и так и этак.

Между тем все эти годы забытым оставался главный персонаж драмы, а именно Леонид Николаев. Со всеми его дневниками, письмами, показаниями, в искренности которых, кстати, никто никогда не сомневался, с планом покушения. О нем постарались забыть, потому что он портил стройные теории заговора, будь то "заговор оппозиции против Кирова" или "заговор Сталина против партии". Николаев совершил свое собственное преступление и преподнес его следствию на блюдечке с голубой каемочкой. Требуется не так уж и много: взять его показания, подкрепить их другими, провести экспертизы и поставить точку.

Возможно, в учебниках истории будущего напишут примерно следующее: Киров погиб 1 декабря 1934 года в результате индивидуального теракта. Убил его Леонид Николаев - человек, мучимый нищетой, болезнями и психологическими комплексами. Кстати, незадолго до трагедии Николаев обращался к властям с просьбой дать ему путевку в санаторий. Отказали. Вот от каких мелочей порой зависит ход истории.

Сергей Кредов
Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера