Архив   Авторы  

Истребитель попсы
Искусство

"Телевидение оккупировала попса. Жесткая и абсолютно бездушная. Нельзя похабщину вперемежку с безвкусицей вытаскивать на федеральные каналы. Неужели теленачальники не ведают, что творят, закармливая народ Веркой Сердючкой?" - сказал в интервью "Итогам" композитор Геннадий Гладков

- Уно моменто, Геннадий Игоревич!

- А я, значит, в такт вам должен ответить: "сантименто, комплименто, сакраменто"? Когда сочинял эти, скажем прямо, дурацкие строчки для фильма "Формула любви", даже мысли не допускал, что кто-нибудь вспомнит их хотя бы через год. Сымпровизировал на ходу и сам позабыл. Но удивительная история! Песенка в исполнении Абдулова и Фарады неожиданно стала шлягером на десятилетия. Иногда такое в жизни случается: то, что не воспринимаешь всерьез, делаешь, не придавая большого значения и почти не затрачивая сил, вдруг приносит звонкие результаты. Наверное, подобным образом и надо работать в легком жанре. Теперь на грампластинках напротив этой песни так и пишут: "Слова Гладкова и народные".

- Это ваш единственный поэтический опыт?

- Стихами баловался и раньше, а сейчас даже намереваюсь выпустить сборник избранных творений. Под псевдонимом.

- Скромничаете или стесняетесь поставить фамилию?

- Немножко хулиганю. Я же не поэт, имею право пошутить над собой, а заодно и разыграть публику. Портрет на книжке будет мой, а имя стоять чужое.

- Может, многие проблемы нашего времени проистекают оттого, что мы стали слишком серьезны, забыв про самоиронию? Если звезды на эстраде, так непременно мега, если мюзикл в Москве, так круче бродвейского...

- Желание переплюнуть других всегда живет в человеке, но при этом важно соизмерять собственные силы и возможности. Нынче люди частенько утрачивают адекватность, это правда. Певца один раз показали по телевизору, и он уже считает себя великим. Ильф и Петров писали о таких: артист, известный в Марьиной Роще. И ведь хватает наглости отправляться на гастроли, заниматься чесом! Хотя кто-то же на это ходит, смотрит... Прав Владимир Владимирович: если звезды зажигают, значит, это кому-нибудь нужно. Правда, Маяковский говорил о других звездах.

Что же касается близкого мне жанра - мюзикла, то расцветающее на отечественных подмостках я окрестил техниклами. На сцене летают самолеты, ездят трамваи, плещется морская вода в огромных аквариумах. Может, это и здорово, но ведь раньше мы брали другим - душевностью. В ленкомовском "Тиле" всех декораций - пара-тройка деревяшек, но это не мешало зрителям ломиться в театр, чтобы послушать Чурикову с Караченцовым... Конечно, увлечение техническими наворотами пошло не с нас, моду завел Эндрю Ллойд Уэббер, поставивший "Призрака оперы". Если в мюзикле "Иисус Христос - суперзвезда" на первом плане была именно музыка, то на "Оперу" народ собирался, чтобы поглазеть, как люстра по залу кружит. Это уже цирк, а не театр. Когда меня позвали в попечительский совет "Норд-Оста", отказался.

- Почему?

- Не нравится, что мы копируем не лучшие образцы, гонимся за внешними эффектами. На мой вкус, пусть будет скромненько, но душевно. И это ведь не только к мюзиклам относится. Телевидение оккупировала попса. Жесткая и абсолютно бездушная. Нет, я не против кабацкой музыки, но ей надо указать место. Пусть звучит в ресторане, в казино, в клубе. Нельзя похабщину вперемежку с абсолютной безвкусицей вытаскивать на федеральные каналы. Неужели телевизионные начальники не ведают, что творят, закармливая народ Веркой Сердючкой? Там ведь только мишура, блестки, за которыми пустота. Не понимаю этого и не принимаю, хотя сам каким-то боком причастен к популярной музыке, а моя родня - дедушка, отец - и вовсе работала в системе эстрады. Дед аккомпанировал Лидии Руслановой, папа играл в джазе Цфасмана, выступал с Изабеллой Юрьевой, но оба терпеть не могли атмосферу эстрадной тусовки, всячески ее сторонились.

- Видимо, такое отношение к попсе передалось вам по наследству?

- Точно, это не моя компания. Люблю театр, особенно если там поют. Правда, в оперетте часто не хватает актерского мастерства, много штампов и даже пошлости, да и в опере порой играть нечего. А вот драма - это другое...

Но тут иная тема возникает - отсутствие объективных критериев. Свобода хороша для тех, у кого есть талант, вкус, внутренняя культура. Советскую систему принято хаять по любому поводу, но ведь факт, что Шостакович и Прокофьев творили тогда, а сегодня равных им нет. И худсоветы прежде служили неким фильтром. Помню, какой жестокий отбор был на "Мосфильме". Главным музыкальным редактором там работала Лукина, очень крепкий и требовательный профессионал. Меня пригласили написать музыку к картине "Пропажа свидетеля", когда уже "Бременские" по стране гремели, и все равно никаких скидок не сделали. Дали для начала сочинить простенькие мелодии, я вел себя тихо, не возникал, не высовывался. Только на втором фильме, на "Джентльменах удачи", набрался смелости и вылез с самостоятельной темой. Поначалу мою инициативу не оценили, но Георгий Данелия поддержал, ему музыка очень понравилась. После этого уже стали доверять: "Точка, точка, запятая", "Собака на сене"... А что сейчас? Если ты продюсер и платишь деньги, можешь любого родственника взять в картину и назначить композитором. Порой такую труху и откровенное барахло гонят, что слушать совестно. Гарнир без мяса. Раньше подобных мастеров мигом поперли бы со студии.

- А "Золотого орла" смотрели, Геннадий Игоревич?

- Ну да, Эннио Морриконе наградили, хотя номинировались еще Эдуард Артемьев и Алексей Айги. На мой взгляд, любимому всеми мэтру из Италии следовало дать какой-нибудь особый приз, раз уж в Москву приехал. Типа "За вклад в мировой кинематограф", а "Орла" вручить кому-то из наших. Тем более что Эннио ничего выдающегося для "72 метров" не написал, показал обычный профессиональный уровень. Есть концентрат под названием "Морриконе", который разводится в разных пропорциях. Его и развели... Сегодня в отечественном кино мало хорошей музыки, поэтому поддержка наших композиторов очень важна.

Так что церемонию "Орла" видел, но вообще стараюсь телевизор пореже включать. Слишком уж все коммерцией пропитано. Помните, когда-то знатоки в клубе "Что? Где? Когда?" разыгрывали книги. Сегодня об этом даже смешно говорить. Деньги, только деньги! "Поздравляем, вы заработали сто тысяч рублей". "А у вас уже полмиллиона". Смотреть невозможно. Сколько раз зазывали на разные "Поля чудес": "Мы вам пылесос подарим. Или холодильник". Всегда отвечаю: у меня с бытовой техникой проблем нет, а если возникнут, как-нибудь сам разберусь, обойдусь без ваших халяв и необходимости хвалить спонсора.

- И от участия в рекламе отказываетесь?

- Иногда разрешаю использовать старые мелодии, но крайне редко. Обязательно прошу больших денег. А специально для рекламных роликов музыку не писал и не буду. Рад, что могу позволить себе роскошь пренебречь этим, но не осуждаю тех, кто так зарабатывает на жизнь. У людей выбора не остается. Мне повезло, я благополучно проскочил, поскольку раньше сделал имя, которое до сих пор кормит. Не будь его, наверное, тоже занимался бы сейчас поденщиной, чтобы семью содержать. В юности ведь играл на баяне в пионерлагерях и не считал это чем-то зазорным, наоборот, даже гордился. Каждое лето на три месяца уезжал в лагерь Минсельхоза, еще и младшего брата Костю с собой прихватывал. Нас там кормили бесплатно, мне что-то доплачивали, а я играл на физзарядках, линейках, танцах. Это тоже школа. И с хором когда-то работал, и с художественной самодеятельностью. Первые мелодии сочинял, опыта набирался...

- А бывало так, чтобы вашу музыку заказчики заворачивали?

- Сам это делал. Когда Марк Захаров снимал "Убить дракона", я долго мучался с главной музыкальной темой. Переписал все в последний момент. По личной инициативе. Захаров тогда сказал, что крепко зауважал меня за такой поступок. Я сам себе критик. Например, есть произведения, о которых мало кто знает, а мне они по душе. Очень люблю вокальный цикл "Поезд памяти" на стихи Пабло Неруды, где поют Алиса Фрейндлих и Михаил Боярский. С трудом недавно нашел запись 70-х годов, восстановил, послушал и получил неожиданное удовольствие. Хочу сейчас пластинку сделать. Этот цикл мне даже в болезни помогал. А к популярным своим мелодиям давно привык, они не трогают. Всегда манит то, в чем есть тайна. Загадкой для меня остается музыка к фильму "Дом, который простроил Свифт". Словами не могу объяснить, но есть там что-то таинственное. Вообще люблю мистику. В свое время, когда сочинял музыку для балета "Вий", облазил гоголевские места - Диканьку, Сорочинцы, Васильевку... Нашел заброшенную церковь, о которой писал Николай Васильевич. Старожилы не верили, что это она, а мы докопались до истины. Это по-настоящему интересно! А какой секрет может быть для меня в "Бременских музыкантах"? Я о них все знаю.

- Удивился, прочитав, что с младых ногтей вы воспитывали Андрея, сына, на Beatles, а не на собственных произведениях.

- У нас в семье как-то не принято хвастаться своим. Папа сочиняет, ну и хорошо. Работа у него такая. А вот Beatles - да. На мой взгляд, нормальная ситуация. Недаром в семью учителя берут педагога со стороны, поскольку родительский совет и авторитет - одно, а обучение и воспитание - совсем другое. Нужен чужой, посторонний человек.

- Но есть в ваших бременских музыкантах что-то от ливерпульской четверки, есть...

- Они, конечно, оттуда. Тогда Beatles были в СССР под запретом, и нашу картину могли положить на полку. Спасло, что это мультфильм, хотя и не избавило от обвинений в распространении идеологической марихуаны, попытках развратить советскую молодежь тлетворным влиянием Запада. Спасибо Тихону Николаевичу Хренникову, заступился.

- Вы, Геннадий Игоревич, не Филипп Киркоров, на мне нет розовой кофточки, поэтому могу без риска спросить вас об отношении к ремейкам.

- Пусть перепевают, ради бога. Лишь бы ноты не перевирали. Однажды мне принесли такое творение, в котором ни одного своего звука не услышал. Говорят: "Это песня гениального сыщика". Только руками и развел. Что тут скажешь? Хуже, когда под видом ремейка занимаются откровенным плагиатом. Классику грабят без зазрения совести, берут целые обороты, фрагменты произведений. Много ведь диких людей, они где-то что-то услышали, записали, а потом искренне верят, будто сами сочинили, а не Чайковский и Моцарт. Все, к сожалению, идет от низкого уровня культуры. А как иначе, если звезд за полгода на фабриках лепят, производят квадратно-гнездовым способом? Основной критерий - не качество, а хорошо ли продается товар. Главное, чтобы брали. Бороться с этим злом трудно. Недавно попросили разрешения использовать 24 мелодии для сигналов мобильных телефонов. Согласился, даже в детали контракта вникать не стал. Откажешься - все равно украдут, а так по договору хоть что-то заплатят.

- С пиратами часто сталкиваться приходится?

- Постоянно. Я передал права авторскому обществу, оно без конца судится с кем-нибудь.

- Успешно?

- Ну да. Все время отсуживают для меня какие-то деньги, но цинизм ситуации в том, что получать их надо лично. Ехать куда-нибудь в Хабаровск или Челябинск, вместе с судебным исполнителем приходить к проштрафившимся ответчикам и взыскивать с них. Как вы себе это представляете? Не полечу я за тридевять земель, чтобы драться с пиратами. Билеты дороже обойдутся!

Ноты без разрешения перепечатывают, диски и пластинки тайком переиздают. Куда мне бороться с такой машиной? Это хорошо поставленный бизнес.

- Поэтому и решили от бандитов под елочкой спрятаться?

- Было дело. Написал музыку для восьми кремлевских елок подряд. Потом отказался, почувствовав, что это мешает мне творчески жить. К сожалению, не умею ничего делать в полноги. Есть люди, умеющие четко распределять силы, не тратящие лишних усилий. У меня на голой технике ничего не получается. Музыку для каждой елки в Кремлевском дворце писал так, словно ее будут на протяжении сезона исполнять в лучших концертных залах мира. А это, по сути, разовый проект, однодневка. Можно было бы через год вернуться к старым наработкам, но я сочинял все заново. Потом выдохся, устал, хотя деньги, не скрою, платили приличные. Сейчас ученика своего сосватал, он теперь с елочки кормится. И слава богу! Главное, что никакой синтезаторщик не влез. А я между тем с Юлием Кимом делаю сказку "Красная Шапочка" для Театра Маяковского. В марте обещают премьеру.

- На старости лет в детство впали?

- Никогда с ним не порывал, всегда летал на качелях между мистикой и сказкой. В детстве есть наивность, чистота и откровенность. Этим надо дорожить. Хотя, конечно, и в зрелых годах находятся некоторые плюсы. Если бы еще здоровье не подводило. Все-таки к семидесяти начинаешь поскрипывать.

- Но ведь успешно доскрипели, Геннадий Игоревич.

- Как сказать. Осенью серьезно приболел, поэтому юбилейное празднество решил перенести на 5 марта. Пока Великий пост не начался. Встретимся с близкими друзьями в ресторане, посидим. Еще планировался мой концерт в зале Чайковского. Отложил на осень. Мечтаю, Миша Боярский приедет, Леня Серебренников, Коля Караченцов... Тогда и споем.

- И "Уно моменто"?

- Если народ попросит...

Андрей Ванденко
Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера