Архив   Авторы  

ПроБОЛТались
Искусство

В Большом театре - премьера балета "Болт" Шостаковича в постановке Алексея Ратманского

"Болт" - событие "датское". В следующем году исполняется сто лет со дня рождения Дмитрия Шостаковича, и Большой решил почтить гения, включив в афишу все три его балета. Первый опыт - два года назад - был удачным, водевильный "Светлый ручей" в постановке Алексея Ратманского с плясками доярок на пуантах собрал урожай "Золотых масок", хорошую прессу и кассу. С нынешним "вторым подходом" дело обстояло сложнее. Во времена "Ручья" Ратманскому могли простить почти все, только бы этот безумец, бросивший контракт в Датском королевском балете, задержался в худруках Большого. Потом он восстанавливал свой балет "Леа", сделанный в другое время в другом месте и балетоманами заученный: особого интереса это вызвать не могло. Теперь от Ратманского ждали подтверждения статуса и класса: не водевиль, не перенос, не сиквел, после единственного представления в 1931 году, скандала и запрета оригинал балета растворился без следа. Вдобавок ко всему рачительный Шостакович использовал куски из "Болта" в партитуре "Ручья", и Ратманскому предстояло заново воодушевляться. Он смог. И на диво талантливо.

Сюжет в свое время довел Шостаковича до оторопи. Плохой герой выпил, его уволили с завода, где остались хорошая девушка-комсомолка и хороший герой-соперник. Плохой от отчаяния подбивает некоего шкета Ивашку сунуть в конвейер болт, и в диверсии подозревают хорошего. Но мальчишка открывает правду, справедливость восстановлена, комсомолка дается в придачу. В канву вклеивались модные в то время "танцы машин" (это когда два ряда девушек кордебалета изображают локтями шестеренки), сатирические портреты делопроизводителя Козелькова и его подружек, а также крамольные пляски Красной армии. В 1931-м армия скакала на венских стульях, империалисты плавали пароходами, и понятно, что ничем хорошим для авторов это закончиться не могло. Единственное представление, запрет и... естественно, рождение мифа о "Болте".

Неизвестно, хватило бы у хореографа сил "пробиться" сквозь легенду в одиночку. Скромная бригада золотоискателей мыла руду в театральных архивах, нашла кучу отзывов о дискредитации пролетария в балете и бесценные эскизы костюмов. Кроме Ратманского, с находками познакомились художник Семен Пастух и фонарный волшебник Глеб Фильштинский, построившие замечательный завод. Главные предметы обстановки здесь гипертрофированы: посреди потолка висит огромная лампочка Ильича, внизу - нагромождение труб и болтов размером с кулису, похожих одновременно на серп-молот и башни-близнецы.

Ратманский переписал либретто, склеив любовный треугольник и заметы собственного детства. В "промышленной зоне" разбавил танцы машин фабричным ревю, где движение беспрерывно, а ноги и руки в случае остановки "подкручивают" большим гаечным ключом. Работники вырабатывали энергию не только телом, но и голосом (балетный люд не упускает случая рыкнуть). Кумачовые косынки и пуанты с трогательной перемычкой довершали картину. По воле сценографа из труб валил дым, и трудно припомнить, когда еще балетный дым был так уместен - на кладбище в "Жизели" он совсем другой. Сцена "Заблудший герой на дне" еще веселее: за столиком кафе, наполненного колоритнейшими персонажами, Ратманский "удвоил" "Любительницу абсента", и два хрупких, чопорных молодых человека в шляпках синхронно опрокидывали рюмки и зажимали носы. С серьезной дурашливостью резвился делопроизводитель Козельков, он же директор балета Геннадий Янин. Подружка соблазняла его батманами, тыкая под нос сапожок с пуантом - мечту всякой гламурной девушки. В голове вертится вопрос о специфической российской щедрости: как можно было семьдесят лет не использовать такую невероятно балетную музыку по прямому назначению?

Но главное удовольствие ждет во втором акте. После восстановления справедливости, когда виновника уводят под конвоем, пара "хороших" и шкет Ивашка танцуют почти классическое па-де-труа. И чем "правильнее" герой, тем больше у него классического танца. Передовица-комсомолка успевает продемонстрировать балетные добродетели - шаг, прыжок, полет. Хороший герой - свое благонадежное занудство, а шкет Ивашка, отыграв безнадежную влюбленность отрока в красавицу, становится объектом воспитания. Эта сцена в программке числится как сон, а выглядит как лекция о международной обстановке в картинках. Ивашка прикрывает глаза, и вот перед ним - три пловчихи с буквами ЛСД на груди. Минут через пять, понимая, что самая быстрая догадка неправильна, дотошный зритель признает спортсменок из "Локомотива", "Спартака" и "Динамо". Рядом с ними по морю плывут капиталисты: корабли на этих пляшущих человечках сделаны из газет, на которых легко читаются заголовки о поимке вредителей. Но вот уже про международную обстановку все ясно, море исчезает, и Ратманский строит гениальную мизансцену. Вся троица приникает к полу в изысканном ракурсе а-ля Баланчин, и передовица-комсомолка таращит глаза и прижимает палец к губам, оживляя великий советский плакат "Не болтай!".

После этого, говоря по-балетному, остается добавить только апофеоз с дивертисментом. И тут хореограф радует еще раз. На сцене - военный парад с бойцами в алом лаке. Соревнуются сухопутные войска и моряки, те прыжками, эти ковырялочкой приходят к братству неба и земли в рядах РККА. Раскинув руки, летают осоавиахимовцы в шлемах. Скачет горячая конница в буденновках - женский кордебалет наступает на зал большими батманами, настоящим мюзик-холлом. Наконец, в дело идут кинетические возможности самоката: бодрые пожарные рассекают сцену аттитюдами на колесах. Все без суеты, грамотно, задействованы выгодная диагональ и наклон пола.

С появлением рабочих в комбинезонах почудился финальный парад из "Цирка" Александрова. Но Ратманскому еще нет сорока. К хвосту колонны у него подбегает раскаявшийся вредитель и даже примеряется, чтобы попасть в ногу. В ответ первый ряд армейцев разворачивается назад, целится с колена и дает дружный залп. Под ту же лучезарную музыку работники завода выстраиваются в тройки. И никнут к полу в изысканном ракурсе а-ля Баланчин, и таращат глаза, и прижимают палец к губам, оживляя "Не болтай!" теперь уже всем коллективом. Занавес.

Опасения, что мы увидим сырец промышленного производства, не оправдались. В спектакле придумана уйма вкусных подробностей. Но стружек на "Болте", конечно, много - хореографический текст артисты-танцовщики пробалтывают и забалтывают, забывают и недокручивают. На прогоне гулко столкнулись два радиоуправляемых монстра-сварщика, которыми художник оживил цех, и стайка пугливых работниц под музыку пережидала, пока они разъедутся. В заводских плясках есть цитаты из "Светлого ручья", работяги повторяют, видимо, любимые Ратманским "ладони Петрушки", использованные в мужском кордебалете "Леи". А еще хореограф до последнего дня менял актерский состав. Шкет Ивашка (замечательный Морихиро Ивата) и правильный зануда Ян (Ян Годовский) были вне сомнений, а вот исполнители ролей главной героини и вредителя менялись прямо на ходу.

После бала возникают не относящиеся к делу соображения. Ратманский, сменив Копенгаген на сень родных осин, стал ироничнее и желчнее. Ведь он служит теперь в особом, статусном, придворном не на датский манер театре. Видеокамеры в нем торчат из-под каждого канделябра, работники без эмоций произносят фразу "у нас сегодня режим", а документы сличают с владельцем самые грубые в Москве держиморды. За кулисами все опасаются всех, и официально заявлено, что на восстановление третьего балета Шостаковича, "Золотого века", уже зван правивший в театре тридцать лет Юрий Григорович. И не то чтобы получила развитие последняя фраза либретто "Дальнейшая судьба героев неизвестна", но принцип "Не болтай!" становится здесь актуальным гораздо быстрее, чем хотелось бы.

И последнее. Балет отменный: яркий, логичный, легкий для глаз. На зарубежных гастролях его ждет успех. Но нет там зрителя, который разглядел бы в нем все прелести нашей истории, включая и знаменитый плакат. Так что нам повезло. Миру тоже.

Лейла Гучмазова
Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера