Архив   Авторы  

Дорогой генерал
Профиль

Кто он, генерал Владислав Путилин, получивший право распоряжаться 25 миллиардами долларов?

Представления о больших деньгах бывают разные. Генерал-полковник Владислав Путилин, конечно же, не Билл Гейтс и не председатель Центробанка, но после того как указом президента он был назначен первым заместителем председателя Военно-промышленной комиссии (в ранге министра), в его распоряжении оказалась сумма, превышающая 25 миллиардов долларов! Сумасшедшие деньги эти складываются из бюджета Минобороны, государственного оборонного заказа и средств, проходящих по бюджетам некоторых других ведомств. Многие уже сравнивают комиссию с правительством в правительстве, а полномочия Владислава Путилина - с вице-премьерскими. Военный чиновник, побывавший в замах у начальника Генштаба и у главы Минэкономразвития, теперь оказывается не только самым "дорогим" генералом в России, но и вообще ключевой фигурой в оборонно-промышленном комплексе.

Вышли мы все...

За свою карьеру генералу Владиславу Путилину - таковы уж неписаные правила административной игры - приходилось менять союзников и примиряться с противниками. Но при этом биография Путилина в генеральской среде считается кристально чистой. Большая редкость по нынешним временам. Что же касается деловых качеств, то здесь наблюдается полное совпадение мнений как его сторонников, так и откровенных недругов, которые можно выразить одной фразой: "Дураков в ЦК не брали!"

События последних лет, правда, дают немало оснований усомниться в бесспорности этой служебно-кадровой аксиомы эпохи развитого социализма, но не в случае с Путилиным. В советские времена прилежный паренек из воронежской глубинки сделал головокружительную карьеру. После окончания Харьковского высшего военного командно-инженерного училища Ракетных войск стратегического назначения он послужил инженером-испытателем на Байконуре, затем окончил с золотой медалью Военно-политическую академию им. В. И. Ленина и защитил кандидатскую диссертацию по философии. На этом с железками было навсегда покончено и началась карьера политработника, открывшая дорогу офицеру с правильной биографией в административные органы ЦК КПСС.

После 1991 года подобная запись в послужном списке для многих стала приговором, окончательным и не подлежащим обжалованию. Но у Владислава Путилина была возможность иначе обозначить этот этап своей жизни: "Работал в аппарате президента СССР". И он ей, конечно же, воспользовался. Правда, при этом пришлось в оперативном порядке переквалифицироваться: в 1992 году, вскоре после возвращения со Старой площади в РВСН, Путилина "бросили на мобилизацию".

Как известно, главным фаворитом маршала Игоря Сергеева был совсем другой генерал - стремительно продвигающийся по служебной лестнице главком РВСН Владимир Яковлев, но и в Путилине, который на удивление быстро разобрался во всех тонкостях непрофильной мобработы, он тоже души не чаял и, став министром обороны, вскоре назначил его начальником Главного организационно-мобилизационного управления (ГОМУ) - заместителем начальника Генерального штаба. И даже после того как Путилин, видимо, просчитав возможные варианты в известном противостоянии министра обороны и начальника Генштаба Анатолия Квашнина, в какой-то момент оказался в лагере непримиримого оппонента маршала Сергеева, о деловых качествах своего протеже Сергеев мнения не изменил.

Однако Путилина трудно назвать человеком, полностью зависимым от точки зрения начальника. Например, аудитор Счетной палаты Александр Пискунов (тоже бывший ракетчик) припоминает, что по принципиальным вопросам генерал мог поспорить даже с не терпевшим возражений Анатолием Квашниным. По его мнению, нынешний первый зампред ВПК достаточно искушен, чтобы в условиях быстро меняющейся политической ситуации делать ставку не на отдельные популярные личности, а на собственный профессионализм. Особенно после того, как он на практике освоил не только военные премудрости, но и особенности отечественной экономики. И что ценно - лично изучил наше мобилизационное хозяйство, в котором, по мнению специалистов, сам черт ногу сломит.

Неправильный генерал

Мнения журналистского корпуса насчет Владислава Путилина разделились. Одни считают, что это неправильный генерал, поскольку выглядит чересчур интеллигентно и производит впечатление (очень обманчивое, кстати) человека, не всегда способного настоять на своем. Другие в нем души не чают, отмечая эрудированность, самостоятельность и смелость в общении с прессой, даже тогда, когда эта смелость могла обернуться большими неприятностями по службе.

Корреспонденту "Итогов" довелось дважды непосредственно столкнуться по работе с генералом Путилиным, после чего стало понятно, что только двумя красками портрет этого военного чиновника исполнить трудно.

Однажды, когда Путилин был еще начальником ГОМУ, мы разговорились в кулуарах после его очередной пресс-конференции. Видимо, тема была интересна нам обоим, поэтому генерал завел меня в свой кабинет и в подтверждение своей позиции выложил на стол документы, явно не подлежащие прямому цитированию. Учитывая драконовские времена, царившие тогда в военном ведомстве, поступок, прямо скажем, неординарный и, может быть, даже неосмотрительный.

В другой раз с генералом Путилиным мы встретились в прямом эфире у Владимира Познера, когда практически вся без исключения пресса в негативном ключе откликнулась на решение руководства Минобороны ужесточить призывную кампанию и в полном объеме восстановить институт призыва запасников на военные сборы. Позиция обозревателя "Итогов" была проста: вместо поголовной милитаризации страны конструктивнее заняться строительством профессиональной армии. Генерал Путилин отстаивал прямо противоположную точку зрения. Причем настолько бескомпромиссно, что спорящие стороны перешли на личности и разошлись, как в море корабли.

И только несколько лет спустя стало известно, что уже тогда в недрах ГОМУ разрабатывалась концепция перехода армии на контрактную систему комплектования, автором которой считается все тот же генерал-полковник Владислав Путилин. При этом, правда, оговаривалось одно принципиальное условие успешной реализации этой концепции - достаточное финансирование. В полном объеме соблюдать его и по сей день не удается. Но если бы была возможность платить контрактникам не по пять тысяч рублей, а хотя бы по 800 долларов, военному ведомству не пришлось бы скандалить со студентами и терять лицо в битве за отмену отсрочек.

Тем не менее, как утверждает министр обороны Сергей Иванов, именно концепция перевода армии на контрактную систему комплектования принесла Владиславу Путилину известность в экономических кругах и позволила занять пост одного из многочисленных заместителей главы Минэкономразвития. Герман Греф сперва сопротивлялся, но потом согласился, что при решении вопросов военной экономики без толкового генерала не обойтись. И, видимо, не пожалел. Можно говорить о множестве нюансов, но вполне достаточно сказать хотя бы о том, что именно Владислав Путилин нашел алгоритм решения, казалось бы, неразрешимого квартирного вопроса в армии. Как утверждает Сергей Иванов, в том числе благодаря придуманной Путилиным военной ипотеке до 2011 года бесквартирных в Вооруженных силах не останется. По крайней мере не должно остаться.

Генерал-министр

Административная реформа понизила статус Путилина до главы департамента экономики программ обороны и безопасности МЭРТ. Но она же и привела его в кресло первого зампреда ВПК в ранге министра, которому в части, касающейся оборонки (а это часть немалая), теперь подчинены все министры финансово-экономического блока правительства. Дело в том, что в результате реформы были упразднены отраслевые агентства оборонного комплекса, а Федеральное агентство по промышленности, увы, подтвердило правило, что один в поле не воин. В результате, несмотря на кратное увеличение военных расходов, количество и качество военной продукции пошли на убыль, а цены на вооружение, наоборот, полезли вверх. Сказались и теоретические просчеты. В последние пятнадцать лет в основном финансировались НИОКРы, а не производство, в итоге оборонка частично деградировала и уже не во всех случаях способна наладить серийное производство. Нестыковка возможностей ОПК и планов Генштаба отразилась и на содержании проекта программы вооружений до 2015 года. Когда полтора года назад этот документ лег на стол Владимира Путина, он высказался в том смысле, что не собирается ставить подпись под военно-технической абстракцией.

Решение о воссоздании Военно-промышленной комиссии положило конец дискуссиям о реанимации Министерства оборонной промышленности, которое не подтвердило свою эффективность в условиях рынка. Нынешняя ВПК будет обладать такими же полномочиями, как и легендарная Госкомиссия при Совмине СССР, опиравшаяся на авторитет оборонного и промышленного отделов ЦК КПСС. Это значит, что в руках у Путилина окажутся не только экономические, но и кадровые рычаги влияния. То есть возможность влиять на кадровую политику в оборонпроме в частности и в промышленности вообще. А кадры, как известно, решают все. Тем более свои кадры.

Эффективность совминовской госкомиссии была чрезвычайно высокой, но поскольку руководители советской оборонки волю партии ставили выше экономических законов, ее деятельность сыграла не последнюю роль в крахе не только экономики социализма, но и всего СССР. Как утверждает Владислав Путилин, теперь подобная ошибка невозможна. В основу руководства ОПК будет положен программно-целевой метод, и деньги под личную ответственность получат только те директора программ, которые окажутся способны их освоить в срок и с пользой для военного дела. Причем провести генерал-министра будет очень сложно, поскольку он на военной экономике страны не одну собаку съел и знает нашу мобилизационную составляющую до последнего патронного завода. В идеале же должна получиться такая же система управления оборонкой, которая уже внедрена в Рос-оборонэкспорте и успешно функционирует: по подсчетам специалистов, экономическая эффективность Рособоронэкспорта втрое выше, чем структур, реализующих гособоронзаказ. Но поскольку у главы госкомпании, занимающейся экспортом оружия, Сергея Чемезова сейчас не менее амбициозная персональная задача - поднять отечественный автопром, он для Путилина конкурентом не станет.

Более того, теперь и вопросы экспорта вооружений подпадают под влияние ВПК. И, как считают специалисты, в указе президента о создании комиссии под генерала Путилина, который формально не входит в аппарат правительства, "прошиты" такие полномочия, которые даже не снились многим федеральным министрам. Тем не менее Владислав Путилин счел возможным заметить, что, если бы не было указа об административной реформе, разделившей министерства, службы и агентства, ВПК уже сейчас получила бы статус федерального органа исполнительной власти.

Но главное, как известно, быть, а не казаться. Если в положении о комиссии будут грамотно прописаны инструменты влияния на финансовые потоки, федеральный статус может и не понадобиться.

Олег Одноколенко
Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера