Архив   Авторы  

Передозировка
Общество

Врачи бьют тревогу: микробы перестали реагировать на антибиотики, они способны противостоять практически любой таблетке... Так, может, пить лекарства уже вообще бессмысленно?

Нынешняя суровая зима и поздняя весна доставили нам немало хлопот. Пока стояли холода, мы простужались и кашляли, как только повеяло теплом, начали грипповать... При этом у большинства из нас на эти семь бед один ответ - таблетка антибиотика. Но вот что интересно. Россия в последние годы столкнулась с проблемой, уже известной на Западе: из-за широкого неконтролируемого приема антибиотики становятся все менее действенными. Все чаще болезнетворные бактерии оказываются нечувствительными к лекарствам, а значит, очень опасными.

По оценкам специалистов, почти половину всех рецептов на антибактериальные лекарства врачи выписывают без особых на то оснований. В СССР современные антибиотики были дефицитом, но сейчас в нашей стране свободно продается более сотни официально зарегистрированных их наименований. Сегодня российский пациент реанимации ежедневно получает в среднем в два раза больше антибиотиков, чем в США. На медикаменты этого типа тратится до 70 процентов всех средств, отпускаемых на лекарства в российских больницах.

Есть еще один канал поступления в человеческий организм лекарств. Животноводы и птицеводы сыплют в кормушки своих питомцев антибиотики, используя их как фактор роста. Получается, что люди постоянно понемногу получают антибиотики с едой. "По этому поводу в развитых странах давно проявляют серьезное беспокойство, - говорит руководитель отдела микробиологии и химиотерапии Российского научного центра по антибиотикам Сергей Сидоренко. - В США подсчитали: до сорока процентов от производимых там препаратов идет на ростовые добавки. Они стараются исправить ситуацию. Во всем мире принимаются меры к тому, чтобы ограничить использование антибиотиков в сельском хозяйстве. В России же этот процесс никак не регламентируется". И какую дозу антибиотика мы ежедневно получаем к обеду, не знает никто. Как далеко может зайти этот процесс и к чему он приведет?

Щит и меч

Ученые уверяют: в самом явлении формирования лекарственной устойчивости нет ничего необычного. Большинство природных антибиотиков, таких, например, как пенициллин, представляет собой естественные продукты жизнедеятельности тех же бактерий или грибов. Зачем микробам понадобились такие опасные отходы? "Все дело в межвидовой борьбе, - объясняет Сергей Сидоренко. - Как и все живые существа, бактерии конкурируют за питательные вещества и другие ресурсы. Они постоянно стремятся подавить, вытеснить друг друга из среды обитания. Тот, кто сумел приобрести оружие против других, живет лучше. Получается, что бактерия, вырабатывающая антибиотики против других, имеет определенные механизмы устойчивости к ним".

И вот в ХХ веке волшебное оружие бактерий попало в руки людей. Самонадеянное человечество решило, что, научившись производить пенициллин, оно легко справится со всеми микробами, вызывающими болезни. Но не тут-то было. Микробы доказали, что миллиарды лет эволюции не прошли для них даром, они приготовили людям сюрприз. "Бактерии живут мало. Но, погибая, они выбрасывают весь свой генетический материал в окружающую среду, - рассказывает заведующая лабораторией молекулярной генетики микроорганизмов НИИ физико-химической медицины Росздрава Елена Ильина. - И там его может захватить любая бактерия. Это тоже способ выживания: встроить в себя чужие гены, чтобы лучше приспособиться, ведь геном у бактерии небольшой". Сейчас ученые знают: бактерии могут не только формировать механизмы устойчивости к антибиотикам, но и обмениваться ими, "передавая по наследству" кусочки генома, ответственные за резистентность. При этом "наследство" может достаться даже не близким родственникам - микробы способны брать гены резистентности и от достаточно далеких групп микроорганизмов.

Пока исследователям известно далеко не все об этом явлении, но уже ясно, что мы прикоснулись к очень древнему защитному механизму, который может "выстрелить" самым неожиданным образом. "Нам еще только предстоит приступить к изучению "молекулярной эпидемиологии", - говорит заведующий межклинической бактериологической лабораторией Московской медицинской академии им. И. М. Сеченова Александр Круглов. - В природе встречаются удивительные вещи. Например, недавно у группы аборигенов Австралии исследователи обнаружили стафилококк, устойчивый к большинству современных антибиотиков. Можно подумать, что этих людей долго лечили сильными лекарствами. А между тем такая резистентность сформировалась естественным образом. Как? Это интересно было бы узнать".

Доза к обеду

В поисках решения проблемы специалисты сравнивают опыт разных стран, изучают возбудителей болезни. Например, абсолютным чемпионом по количеству устойчивых к антибиотикам пневмококков, вызывающих респираторные заболевания, сейчас является Франция. Почему? "По-видимому, дело в особенностях национального характера. Французы любят лечиться, - говорит Сергей Сидоренко. - А над врачами там висит дамоклов меч судебных исков. Так что им легче назначить антибиотик: еще никто никого не судил за ненужную антибактериальную таблетку". Рекорд по количеству резистентных гонококков, ответственных за венерические заболевания, совсем недавно был за Юго-Восточной Азией. Однако в последние годы больших "успехов" в этой области добилась Россия. "В анонимных кабинетах частные врачи, не задумываясь, назначают пациентам сразу самые сильные антибиотики, - говорит Сидоренко. - В результате получились такие устойчивые штаммы гонококков, которые поддаются лишь одному-двум лекарствам".

Изучая резистентные инфекции, ученые распутывают настоящие микробиологические детективы. Так, в Европе часто встречаются устойчивые к антибиотикам сальмонеллы, в США их раньше не было, но затем они появились и в Новом Свете. Несколько лет назад микробиологи нашли девочку, которая, переехав в Америку из Краснодарского края, захватила с собой эту инфекцию. Другой пример - устойчивый к ванкомицину энтерококк. Совсем недавно россияне могли похвастаться тем, что уж этой-то болячки у нас нет. Радость была недолгой: ученые обнаружили пациента, который привез к нам этот микроб из США. Бьет рекорды и наше российское "достижение" - синегнойная палочка из московских реанимаций, которая, по данным Альянса клинических химиотерапевтов и микробиологов, в 20 процентах случаев не поддается никаким лекарствам. В чем причина российских аномалий резистентности? Медики уверены: в том, что проблема попросту игнорируется. Российские центры, изучающие распространение резистентности, работают практически без государственной поддержки. "Наверное, чиновникам Минздравсоцразвития ситуация с устойчивостью к антибиотикам в России не кажется катастрофичной, - говорит Сидоренко. - Правда, лишь потому, что никто из них не удосужился узнать, какова она на самом деле".

Спаси себя сам

Впрочем, ученые уверены: ситуацию можно развернуть в лучшую сторону, если не тянуть с решением проблемы. Знаний о природе резистентности накоплено уже немало. Вопрос только в том, чтобы правильно их использовать. Елена Ильина уверена, что бороться с устойчивыми к антибиотикам бактериями можно, используя их слабые места. "Чтобы выработать механизм резистентности, микробу нужно перестроить свой геном, - говорит она. - Но любая перестройка приводит к тому, что бактерия становится немножко хуже. Представьте: существовал отточенный миллионами лет эволюции вид микроорганизмов. Потом вмешались люди со своими лекарствами. Чтобы выжить, бактерия изменила себя, но от этого стала менее приспособленной к условиям среды". Все микробиологи знают: устойчивые к антибиотикам бактерии, как правило, размножаются медленнее, чем обычные. Для того чтобы резистентная бактерия-мутант стала "царицей бала", нужно потрудиться: долго травить лекарствами более живучие и менее вредные обычные штаммы, создавая идеальные условия для слабенького, но очень опасного резистентного микроорганизма. Собственно, это и происходит, когда лекарства подбираются на глазок. Но если попробовать грамотно воздействовать на штамм-мутант?

Для этого необходимо быстро выделить такие бактерии среди всех остальных. До недавнего времени эта задача была просто невыполнимой: микробиологических лабораторий для этих целей мало, и оборудованы они плохо. К тому же обычная лаборатория тратила в среднем от трех до десяти дней, высевая и культивируя микробы, чтобы получить нужный результат. Но ведь больной не может ждать лечения так долго. "Вопрос состоял в том, чтобы разработать для этой цели систему анализа ДНК, которая позволила бы определять в геноме бактерии "точки резистентности", - говорит Ильина. - Для каждого генома это примерно 50-60 точек. Но определение при этом способе диагностики происходит быстро. Вся совокупность систем реакций занимает в среднем 12 часов: всего через сутки мы точно знаем, к каким антибиотикам устойчив микроб, чем можно лечить пациента, а чем нельзя. Но главное, одна лаборатория может делать тысячи таких тестов в день". Разработав тест-системы для устойчивого стафилококка, гонококков, микобактерий туберкулеза, ученые стали внедрять их в крупных городах - Москве, Санкт-Петербурге. "И тут выяснилось, что с некоторыми микробами в России происходят удивительные вещи, - говорит Ильина. - Они оказались резистентны к "тяжелым" антибиотикам, но вот пенициллин... Мы не поверили своим глазам, когда увидели, что серьезную инфекцию можно лечить "прародителем" всех антибиотиков".

Сейчас ученые активно работают над созданием подобных тест-систем и для других микробов. И можно рассчитывать, что довольно скоро любую инфекцию можно будет "разложить по полочкам" всего за день. "Думаю, есть возможность пойти и дальше, - говорит Александр Круглов. - Например, анализировать "гены резистентности", которыми обмениваются бактерии". Представьте себе маленькие автоматические анализаторы, которые будут стоять в каждой поликлинике: заболел - сначала узнай свою бактерию в лицо, а потом принимай лекарства. Этот способ лечения будет идеальным. Тогда - кто знает? - наверное, можно будет даже остановить "гонку лекарственных вооружений": ведь мы постоянно разрабатываем новые препараты, а бактерии постоянно вырабатывают к ним устойчивость. Антимикробные лекарства можно будет пропускать через популяцию бактерий "волнами": как только выработалась устойчивость к одному, тут же заменять его другим, и необязательно новым, а может, хорошо забытым старым, как практически безвредный пенициллин... Но чтобы это прекрасное будущее стало реальностью, браться за решение проблемы нужно уже сейчас.

Алла Астахова

АСПЕКТ

Чудеса статистики

Проблема резистентности бактерий возникает еще и при так называемых внутрибольничных инфекциях. "Например, человек попал в больницу с инфарктом и в реанимации получил воспаление легких, - рассказывает профессор кафедры госпитальной терапии N 2 Московской медицинской академии им. И. М. Сеченова Сергей Яковлев. - Однако врачи часто не сообщают о таких фактах, поэтому в статистике они не отражены". Причина проста: руководители нашего здравоохранения до сих пор по старинке считают, что источник всех инфекций один: немытые руки, грязные стены. На самом деле от этой напасти сегодня не избавлены самые чистые клиники. Но в Минздравсоцразвития рассуждают просто: инфекций в больнице не должно быть, а если они кое-где порой случаются, то надо не деньги тратить на решение проблемы резистентности бактерий, а наказывать врачей. Метод "штрафы вместо денег" ведет к элементарному замалчиванию проблемы. Известно, что частота послеоперационных инфекционных осложнений в развитых странах мира составляет от 2 до 5 процентов. Снизить этот показатель никак не удается. Однако в России установили статистический рекорд: 0,1 процента. Другая удивительная цифра: в США только самая тяжелая внутрибольничная инфекция, сепсис, ежегодно фиксируется в 700 тысячах случаев лечения. В России же, по официальным данным, в 2004 году было 30 тысяч случаев внутрибольничной инфекции по всей стране. "Получается, - говорит Сергей Яковлев, - что на поверхность выходят лишь вопиющие истории. Например, случаи резистентного к антибиотикам стафилококка в роддомах, когда гибнут сразу несколько детишек в один день. Тогда заводят громкие судебные дела. Однако если бы те же самые несколько случаев смертельной инфекции в роддоме произошли не в один день, а, скажем, с интервалом в две недели, их бы просто никто не заметил. Мы просто не знаем, каким количеством больничных смертей обязаны резистентной к антибиотикам инфекции. И все потому, что у наших чиновников не хватает мужества посмотреть в корень проблемы, понять: одними выговорами ее не решить".

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера