Архив   Авторы  

МЕЙНстрим
Общество

Почему в нашей стране лидерам мировой архитектуры так трудно конкурировать с российскими коллегами? Ответ "Итоги" искали на выставке "Арх-Москва" и в беседе с американской звездой Томом Мейном

На ДНЯХ в ЦДХ закончиЛАСЬ "Арх-Москва" - выставка, куда стало модно привозить звезд зарубежной архитектуры. Звезды сначала читают лекции, потом некоторые из них делают для России проекты. Правда, до реализации дело почти никогда не доходит. Можно подозревать здесь заговор нашего архитектурно-строительного сообщества. Но дело, кажется, не только в заговоре - оно в самих звездных иностранцах. На лекции притцкеровского лауреата Тома Мейна яблоку негде было упасть. Мейн честно делился с настоящими и будущими архитекторами секретами успеха в мировом масштабе - говорил об идеологии, технологиях и правилах игры, которые работают в странах, где ему доводилось делать проекты. Отправляясь на интервью с этим американским архитектором, я с трудом пыталась представить, что он сможет работать в Москве по привычным для него правилам. Беседа поэтому пошла не столько на темы архитектурные, сколько на общественно-политические.

- Господин Мейн, вы не были в Москве почти два года. Вы заметили какие-нибудь перемены?

- Мне кажется, что везде что-то строится: градостроительная деятельность заметнее, чем в прошлый мой приезд. И еще стало больше машин: ездить просто невозможно. Для меня это означает, что властям нужно всерьез заняться инфраструктурой. По ощущению у Москвы сейчас какая-то особенно интенсивная стадия развития. В истории почти всех городов есть такие моменты, когда вдруг все начинает пульсировать, как-то спонтанно двигаться. И никто не знает, куда все идет и что из этого получится. И мне, конечно, как человеку творческому хочется быть участником создания этого неизвестного будущего.

- Хочется или вас зовут к нам?

- Зовут. У меня есть несколько предложений, я их с удовольствием изучу. Ведь есть города, облик которых уже сформирован, они застывшие - в них не может быть места творчеству архитектора, а у вас здесь все иначе. В городе есть ткань и контекст, менять которые интересно. Создавая современный город на основе старого, архитектор может привнести новые идеи, новое мышление.

- Вы, наверное, удивитесь, но ваш энтузиазм в Москве разделяют далеко не все. Общество у нас разошлось во мнениях: нужно строго придерживаться исторического образа города, повторяя его в новых проектах, или пускать сюда те самые новые формы. Зачем, по-вашему, менять город, формировавшийся много веков?

- Понимаете, Москва - это же отнюдь не единый город, а конгломерат городов. Есть исторический город и его спутники, объединенные административными и инфраструктурными сетями. Это так же, как во всех мегаполисах: в Париже, Лондоне, Торонто. И каждая из этих частей изменяется по-разному - таковы законы развития. Ну не может быть единым образование, по размеру чуть меньшее, чем страна Голландия! Хотите вы или нет, но разные районы Москвы будут все больше отличаться друг от друга. И это хорошо, правильно - они должны быть узнаваемыми. Но где-то должны оставаться черты исторические, со старой застройкой.

- Вам, пожалуй, будет трудно у нас. Как вы думаете, миграция знаменитых архитекторов по миру не приводит к тому, что стирается национальный колорит городов?

- Это существенный вопрос. Недавно в Стамбуле мне сказали об одном моем проекте: о, это хорошо, но не может быть в нашем городе! Исторический облик или колорит - это предмет обсуждения для археологов и историков. Но мы-то создаем современный мир с помощью современной архитектуры. Сегодня мы не повторяем то, что было когда-то, не делаем реплик и не строим из камня. Архитектура - это исключительно политическое искусство, это своеобразное продолжение политики. И вопрос - пускать новые формы в города или нет - политический, связанный с настроением общества. Так вот ответ на него показывает, имеем ли мы дело с открытым, демократичным обществом, готовым принимать современные идеи, или с консервативным, закрытым, к этому не готовым. Мне кажется, что сегодня у вас как раз то время, когда можно переосмыслить суть всего города. Москва по уровню богатства, влиянию в мире становится очень значимым субъектом. Что и нужно отразить в архитектуре - видимыми образами. Не может же московская культура XXI века быть бледной копией того, что было сделано когда-то раньше? Это уже ретроградство...

- А что, по-вашему, современная архитектура?

- Современная архитектура - это мобильная архитектура. Я вижу мир как систему незавершенностей, некую сумму фрагментов, которые могут сочетаться по-разному. Это верно и для архитектуры, для дизайна. Вы разбиваете здание фрагментом навесного фасада другого цвета - и вот визуально у вас уже не единый объем, а несколько... У архитекторов в арсенале не только первичные формы - треугольник, круг и квадрат, но и строение молекулы ДНК, и прочие вещи. Все это можно сочетать так, что одно и то же пространство будет организовано по-разному. Мы, например, предложили идею фасада как "второй кожи", которая существует как бы отдельно от конструкции здания. Эта "кожа" может двигаться, изменяя восприятие объекта. Но архитектура - не просто искусство, а его обязательное сочетание с функциональностью.

- Многие считают, что есть объекты, функция которых предполагает консерватизм в архитектурном решении. Вы с этим, знаю, не согласны?

- О да, я строил здание суда, и это было непросто. Пришлось создать несколько десятков проектов, прежде чем судья Хоган поверил, что здание может быть не только с колоннами и капителями. В результате оно полностью отвечает своей функции, в нем есть даже традиционные для всех американских судов цитаты из конституции на стенах. Понимаете, моя идея в том, что не надо обрывать историю, надо ее продолжать. Просто в современных решениях, которые сегодня стали возможны благодаря новым материалам и технологиям. Я думаю, будущее вообще за большими зданиями - комплексами с множеством функций, где под одной крышей есть все - от работы до химчистки или спортзала. При нынешних темпе жизни, проблемах с передвижением и дефиците времени это рационально. Вы ведь все равно не пользуетесь всем городом, особенно таким огромным, как Москва, - это же не сомасштабные человеку расстояния. Вы, может, знаете свой город, но, если разобраться, как? Центр, где сосредоточены музеи, театры, и районы, где работаете и живете. Так же в Токио, Мехико... То есть нужны точки, где под одной крышей - максимум необходимого.

- Известно, что вы с пиететом относитесь к природному ландшафту. С городской средой у вас другие отношения - до какой степени вы готовы ее менять?

- В этой ситуации соображения ландшафта как доминирующего элемента формирования облика объекта - на последнем месте. Городские проекты, например жилой квартал в Мадриде, мы делали так: брали площадку и интенсифицировали, уплотняли строительство, оставляя чуть ли не большую часть отведенного под проект пространства незастроенным. Но наши жилые объекты имеют такую конфигурацию, что у каждого жителя есть возможность видеть зеленую лужайку и голубое небо. Проекты должны быть взаимодополняющими: застройка обязана сочетаться с открытыми пространствами. Здания становятся частью нового городского пейзажа, появляется что-то для всех людей - бассейн, парк... Такой подход, кстати, характеризует и уровень культуры взаимоотношений частного бизнеса и городских властей: дали возможность реализовать свой проект - дай что-то взамен. Такие проекты все чаще становятся моделью развития города.

- Насколько сильно влияние заказчиков на ваши проекты?

- Хороший архитектор всегда "идет" от клиента. Важно только находить того, у кого схожие ценности, видение мира. Мои лучшие заказчики меня не ограничивают, а наоборот. Требуют, чтобы я дал волю фантазии. Понимаете, те, кто хочет строить быстро, просто и дешево, не идут ко мне - это всегда дорого. Но есть тут и другой аспект: может ли город позволить себе дешевую архитектуру? Это уже вопрос городской политики. И тема для дискуссии в обществе. Именно горожане должны ответить, насколько им важно качество строительства во всех его смыслах - архитектуре, конструкциях, материалах, отношению к окружающей среде. Все в итоге - от политической воли.

- Знаете ли вы современных российских архитекторов или их работы?

- Нет. Я знаю ваших великих конструктивистов Моисея Гинзбурга и Константина Мельникова. В прошлый приезд в Москву мне показывали кое-что из сохранившегося. Меня потрясли эти сооружения - дом Гинзбурга, например, на Малой Бронной. Но они в таком состоянии, что, боюсь, скоро от них ничего не останется. Видимо, здесь эта архитектура не интересует общество, и поэтому власти на реставрацию денег не выделяют. Что касается современных архитекторов, то мне некогда смотреть по сторонам - я очень занят собственными проектами. Но вообще-то каждый год публикуются каталоги современных проектов, и русских архитекторов я там не помню.

- Вы задумываетесь о том, что ваши здания будут формировать мировосприятие многих поколений?

- Нет, я просто работаю и очень серьезно отношусь к своему делу. И меня никогда не волнует вопрос, нравится ли то, что я делаю, всем людям. Если вы пишете книгу, вы должны быть уверены, что написали самый лучший роман.

- Книгу можно закрыть и выбросить, а на здание придется смотреть...

- Делая свое дело, я понимаю: если что-то получится не так, придется извиняться. А мне этого совсем не хочется. Так что я держу в голове то, что должен отвечать за конечный результат.

Ирина Мельникова

ДОСЬЕ

МетаMorphosis архитектуры

В 2005 году лауреатом Притцкеровской премии по архитектуре стал архитектор из Лос-Анджелеса Том Мейн. К этому моменту он был уже хорошо известен в мире своими неординарными проектами. Мейн родился в 1944 году в Уотербери, штат Коннектикут. В 1968 году окончил университет Южной Калифорнии. В 1978-м получил степень магистра архитектуры Гарвардского университета. Тогда же в 70-е вместе с пятью коллегами Мейн основал учебное заведение - Южно-Калифорнийский институт архитектуры. В 1979 году открыл архитектурное бюро Morphosis, получившее за свои проекты 54 премии Американского института архитекторов и его отделений, 25 наград журнала Progressive Architecture и др. Название фирмы (morphosis в переводе с греческого означает "принимающий форму") отражает генеральную линию творчества: делать проекты для каждого конкретного клиента и каждого конкретного места. Несмотря на то что многие проекты компании - это крупные комплексы самого разного назначения, они, по всеобщему признанию, действительно не "взрывают" ландшафт и окружающую среду, а дополняют и продолжают их.

Сегодня в компании работают около тридцати архитекторов и дизайнеров. Персональные выставки их работ проходили в Центре современного искусства в Цинциннати, Художественном центре искусства Уолкера в Миннеаполисе и выставочном центре испанского министерства развития в Мадриде.

Том Мейн преподает в Колумбийском, Гарвардском и Йельском университетах, а также в институте Берлаге в Роттердаме (Нидерланды), лондонской архитектурной школе Бартлетта и школе искусства и архитектуры Калифорнийского университета (Лос-Анджелес).

Помимо премии Притцкера (2005), Мейн является лауреатом премии Крайслера (2001), обладателем золотой медали Американского института архитекторов (2000), приза Американской академии в Риме (1987) и др.

Основные архитектурные проекты: NOAA Satellite Operation Facility, Сьютленд, США (2005); Science Center School, Лос-Анджелес, США (2004); Caltrans District 7 Headquarters, Лос-Анджелес, США (2004); Hypo Alpe-Adria-Center, Клагенфурт, Австрия (2002); University of Toronto Graduate House, Торонто, Канада (2000); Diamond Ranch High School, Помона, США (1999); Sun Tower, Сеул, Корея (1997) и др.

Одно из последних достижений Morphosis - победа в конкурсе на проект Олимпийской деревни в Нью-Йорке для Игр 2012 года.

КАРТИНКИ С ВЫСТАВКИ

Архискучно

Очереди в ЦДХ стояли все время, пока там проходила "Арх-Москва". Эту выставку каждый год ждут, чтобы понять тренды в архитектуре и дизайне, поразиться, наконец, полету творческой мысли. Честно говоря, бродя по залам, я все пыталась понять: а что, девушка в черном панбархате на красном велюровом диване - это новое слово в дизайне? А может, круглый дом - суперновая идея? И фанерных людей, которые сидят на лавках у экрана с рекламой, я уже где-то видела... Возможно, я просто не поняла: концепции - они вообще не для всех. Звонок уважаемому архитектору и ответ: не зацепило как профессионала, а потусоваться, на приглашенных звезд посмотреть - это да, можно. Вообще-то в Москве хватает тусовок, а вот мест, куда залетают новые идеи, зримо меньше. Остаются звезды. Кстати, тема этой "Арх-Москвы" именно про них - "Звездная архитектура. Архитектура звезд". Звезды были: чужие и наши собственные, живьем и бумажными приветами-проектами. Специалистов из известного архбюро NBBJ привез холдинг "Капитал Груп", знаменитого француза Доминика Перро - Центр современной архитектуры (ЦСА), американца Тома Мейна - журнал АD, другого американца, Хани Рашида - журнал Wallpaper, немца Дэвида Кука - фонд "Арт-Москва" и Гете-институт, француза Поля Андре - ЦСА и Французский культурный центр в Москве. Приезжие звезды на своих лекциях собирали полные залы. Но, слушая их, понимаешь, насколько далеки мы друг от друга и почему именно наши архитекторы меняют наши города и диктуют моду. Ведь только они понимают, что делать, если достался участок в историческом центре. Иностранцы, со всем их статусом и профессиональным уровнем, чужие, инопланетяне какие-то. Их объекты очень многих заставляют нервно вздрагивать. Боязно представить школу Тома Мейна где-нибудь у нас в спальном районе: фасады - сплошь на излом-обрыв, игровая площадка - на уровне школьной крыши. Может, лет через десять не менее смелые проекты станут возможны и у нас. Для этого, правда, надо нас потихоньку перевоспитывать. В том числе выставками, где те самые тренды можно понять. И. М.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера