Архив   Авторы  

Наша марка
Искусство

"Сегодня необходимо разрушить стереотип о том, что классика - искусство для элиты. С этим снобизмом надо беспощадно бороться", - убежден Владимир Спиваков

Три года назад Владимир Спиваков создал симфонический оркестр. Проект предполагал, с одной стороны, привлечение мировой музыкальной элиты. С другой - демократизм и уважение интересов самой широкой публики. Спиваков и его команда шли к своей цели три года и теперь, похоже, набрали высоту. Оркестр, сформированный из виртуозов Москвы и Питера, звучит отменно. Чтобы получить интервью у Спивакова в день рождения его коллектива, нам пришлось выехать в Краснодар, откуда Национальный филармонический оркестр России начал турне по регионам. Маэстро принял нас радушно. Небрежно отложив в сторону знаменитую скрипку Страдивари, он рассказал корреспонденту "Итогов" об оркестре и своих взглядах на то, как должно сегодня существовать классическое исполнительство.

- Владимир Теодорович, вступая в должность руководителя оркестра, вы обмолвились: надо два года, чтобы как следует сыграться. Прошло три года. Сыгрались?

- Мне кажется, оркестр стремительно развивается. НФОР исполнил огромное количество программ, которые, помимо меня, подготовили с оркестром выдающиеся дирижеры современности: Кшиштоф Пендерецкий, Джеймс Конлон, Окко Каму, Джон Нелсон, Юкка-Пекка Сарасте, становящийся с нового сезона главным приглашенным дирижером НФОР Ион Марин.

- Не ревнуете свое детище к приглашенным звездам?

- Если б ревновал - не приглашал. Многие худруки не подпускают других дирижеров к своим оркестрам. Или стараются брать тех, кто по уровню ниже, что, согласитесь, бессмысленно. Надо либо не приглашать вовсе, либо приглашать лучших. У нас политика открытых дверей, я конкуренции не боюсь.

- Вы сами учились у лучших дирижеров мира, а великий Бернстайн даже вручил вам свою палочку. Не расстаетесь с ней?

- Никогда. Она и сейчас лежит у меня на столе - вон, посмотрите. Бернстайн подарил мне ее после концерта в Зальцбурге. Это было то ли в 85-м, то ли в 87-м... С трудом запоминаю даты, зато хорошо помню ощущения. Забыть первое прикосновение к палочке Бернстайна невозможно.

- Как при таком графике зарубежных выступлений у вас остаются время и силы на гастроли по России?

- Они для нас приоритетны. Вообще моя мечта - поменьше гастролировать за границей. Если бы у нас была хорошая финансовая база, в этом не было бы никакой необходимости. Представьте себе, в США - в Чикаго, например, - оркестр именно так и живет, крайне редко выезжая на гастроли за рубеж. Гастроли нужны для того, чтобы дать возможность самой широкой аудитории по всей стране услышать живое звучание оркестра. Сегодня необходимо разрушить стереотип о том, что классика - искусство для элиты. С этим снобизмом надо беспощадно бороться.

- Разве падение интереса к классике не общеизвестный факт?

- На дворе чемпионат мира, и я позволю себе футбольную аналогию. Это как положение вне игры, которое можно искусственно создать. Никакого падения интереса к классике нет! Это мнение сформировано шоу-бизнесом и теми, кто его финансирует. Но вы же видели переполненные залы, в которых мы выступаем, правда? Каждый раз приходится ставить дополнительные стулья и в зале, и за кулисами, и на сцене. Так всегда было на концертах "Виртуозов", так теперь происходит на концертах НФОР.

- Да, стулья на сцене ставят. А продюсеры и программные директора уверяют: классика не окупается, рекламодатель от нее шарахается. Парадокс?

- А классика и не должна окупаться. Во всем мире и симфонические оркестры, и музеи, и библиотеки финансируются и федеральными, и муниципальными бюджетами, и многочисленными спонсорами. Собственные доходы учреждений культуры минимальны и не могут быть иными. Культура создает духовные ценности, а власть и общество должны нести ответственность за ее достойное существование.

- Как вы считаете, классическая музыка и политика хоть как-то связаны?

- Казалось бы, нет. Но недавно в Москве прошел Фестиваль симфонических оркестров мира. Целую обойму знаменитых западных коллективов срочно понадобилось привезти к определенной политической дате. На это неизвестными организаторами были потрачены астрономические суммы. Я дирижировал и французским оркестром радио, и оркестром Фонда Тосканини в Парме и представляю, на каких условиях они могли бы согласиться на внеплановые выступления в Москве. А нам говорят: нет денег на культуру. Оказывается, деньги-то есть, и их хватило бы на серьезную поддержку десятка оркестров в разных городах России. Однако у нас предпочитают устраивать вот такие музыкальные фейерверки. И возникает вопрос: а сами-то мы как к себе относимся? Вот иногда слушаешь политиков - и возникает ощущение, что они смотрят на нашу страну глазами иностранцев.

- Не могу не вспомнить ваше определение того, каким должен быть национальный оркестр...

- Я своего мнения не менял. Одним из условий я по-прежнему считаю наличие у коллектива прозрачных, исключительно отечественных источников финансирования. Лишь в этом случае оркестр имеет право называться национальным.

- Вам удалось выполнить это условие?

- Да, безусловно. В отличие, скажем, от Российского национального оркестра, которому основная помощь поступает из-за рубежа, у нас нет иностранных спонсоров.

- Неужели так важно, кто дает деньги? Разве это влияет на творческий процесс?

- Как вам сказать... Когда я работал в РНО, я столкнулся с тем, что одним из основных спонсоров оркестра является нефтяной миллиардер и по совместительству композитор-любитель Гордон Гетти. И у оркестра были перед ним определенные обязательства - в частности, надо было исполнять его сочинения. Вспоминаю нашу первую встречу с ним в Мадриде, в гостинице "Ритц". В холле гостиницы сидел гитарист и что-то играл. Я заметил: в ля миноре. Да? - удивился Гетти. Проходит некоторое время. А сейчас какая тональность? - спрашивает он. - Фа мажор. - Вы так хорошо слышите? Завидую, а я вот не могу различить. - Зато, говорю, у вас другое есть... Что ж, если человек успешен в бизнесе, ему трудно преуспеть во всем сразу. Тем более что и бизнес у него самый беспокойный - нефть, которую так ненавидел великий скрипач Иегуди Менухин. Он считал, что мы платим за нее слишком большую цену, которая измеряется не только человеческими жизнями. Иракская кампания лучший тому пример.

- Наши нефтяники тоже не чураются искусства. В стенах консерватории название одной нефтяной компании порой звучит чаще, чем имена Вагнера и Брукнера...

- А какова альтернатива? Ведь государственная забота, как мы прекрасно помним, чревата госзаказом и разнарядкой. Сейчас этого нет. И мы абсолютно свободны в творчестве, потому что мы принимаем помощь лишь от тех, кто ничего не требует взамен. Но помощь помощи рознь, тут нужна разборчивость в связях. Однако есть еще одно условие. Надо принять закон о меценатстве, предусматривающий списание налогов с сумм, потраченных на благотворительность в социальной сфере. Когда-то Мандельштам написал: "Мне на плечи кидается век-волкодав, но не волк я по крови своей". Надо дать возможность людям бизнеса проявить свои лучшие качества. Тогда не придется говорить, что наш бизнес не интересует судьба собственной страны.

- Спонсоры спонсорами, а как насчет президентских грантов? Насколько я знаю, НФОР не вошел в число оркестров-грантополучателей?

- Я не считал для себя возможным просить грант, когда еще ничего не было сделано. Сейчас считаю возможным. Слышал, что была идея учредить правительственные гранты для поддержки ведущих музыкальных коллективов, не получивших президентские гранты. Дай-то Бог. Ведь есть немало коллективов, достойных особой поддержки государства.

- Вы говорили, что хотите превратить ММДМ в подобие Линкольн-центра. Такое намерение по-прежнему существует?

- Конечно. Взгляните на нашу афишу. Хотя мы никому не выплачиваем астрономических сумм, у нас выступали Лучано Паваротти, Пласидо Доминго, Хосе Каррерас, Джесси Норман, Кири Те Канава, Фанни Ардан, Дмитрий Хворостовский, Ульяна Лопаткина - весь исполнительский олимп. Причем все они выступали с Национальным филармоническим оркестром России. В Светлановском зале Дома музыки установлен уникальный по своим возможностям и красоте орган. Но всегда требуется какое-то время: зал, как церковь, должен быть намолен.

И еще, конечно, надо улучшить акустику Светлановского зала. Я уже договорился с мэром - это будет сделано самыми современными средствами. Системы тонкой электронной коррекции акустики есть в большинстве современных концертных залов Европы, США и Юго-Восточной Азии. Вот Валерию Гергиеву уже удалось заполучить господина Тойоту, который проектировал акустику зала в Лос-Анджелесе. В новом концертном комплексе Мариинского театра помимо естественной акустики будет предусмотрена тонкая электронная коррекция акустики, которую нам в свое время не дали сделать в Доме музыки. Надеюсь, на этот раз вопрос акустического благоустройства ММДМ будет решен раз и навсегда.

- В будущем году вы вновь будете председательствовать в жюри конкурса Чайковского. Значит, можно надеяться на справедливое судейство?

- В жюри, как и в политике, многое определяют личные отношения, взаимные антипатии, коалиции. Поэтому, как говорил мне мой учитель Юрий Янкелевич, чтобы получить первую премию, надо не на одну и не на две, а на десять голов быть выше других. Как вы знаете, по моей просьбе члены жюри на втором туре прошлого конкурса Чайковского не голосовали за участников конкурса, которые были их учениками, а на третьем не голосовали вообще. Помогло. А в этот раз были попытки пролоббировать включение в состав жюри одиозных фигур. Но я настоял на своем и все-таки сформировал жюри из людей, которым я доверяю. Так что теперь надеюсь на лучшее.

К сожалению, проблема справедливости судейства существует не только у нас. Как-то Иегуди Менухин позвал меня на конкурс в Париж. Там, как и везде, существуют патриоты в кавычках. И вот "патриоты" Парижской консерватории создали крепкую коалицию, и скрипачка из Китая, которая по справедливости должна была получить первое место, чуть было не получила четвертое. Я встал и спросил их: а вы сможете после этого смотреть в глаза конкурсантам? Спрашивают: а что вы предлагаете? Предлагаю переголосовать. Переголосовали. Девушка из Китая с четвертого места передвинулась на первое, а выпускник Парижской консерватории вместо второй премии получил третью. Вот почему я с неохотой соглашаюсь на участие в работе любого жюри.

- Говорят, вы отдали в оркестр свою коллекцию скрипок и смычков.

- Кажется, пятнадцать инструментов, причем большинство их них - работы старых мастеров. (Как уточнили в оркестре - семнадцать скрипок и десять смычков. - "Итоги"). Но они не мои, они куплены на деньги меценатов, друзей оркестра. До этого нашими спонсорами были приобретены лучшие современные духовые и ударные инструменты. Без качественных инструментов невозможно создать первоклассный оркестр, какие бы музыканты в нем ни играли. В НФОР и музыканты первоклассные, и инструментарий должен им соответствовать. Мы на пути к решению этой проблемы.

- Общепризнано: НФОР состоялся как успешный музыкальный бренд, в связи с этим специальный вопрос: о звучании РНО говорят - холодное, "бриллиантовое", о БСО, наоборот, - густое и теплое. А что сказать о вашем оркестре?

- (Улыбаясь) Кажется, у Шолом-Алейхема есть рассказ про улицу портных. На дверях у одного портного висела табличка: "Портной герцога Бургундского". У другого: "Портной его высочества наследника престола". У третьего: "Портной его величества". А у четвертого: "Лучший портной на этой улице".

Евгений Белжеларский, Александр Иванишин (фото)
Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера